Крашенинников: «Мы, русские люди, смотрим на Беларусь, как на сериал. Но на два сезона вперед»

Кому может быть выгодно объединение России и Беларуси? Российский политолог дал конкретный ответ.

— Важно задуматься, а кто, собственно, является проводником этой псевдоинтеграции, кому может быть выгодно это объединение? Мне кажется, что это как раз-таки интересно силовикам, — заявил политолог Федор Крашенинников в эфире канала Маланка Медиа. — У них открываются очень хорошие перспективы.

Представьте себе какого-нибудь служаку из белорусской армиим. Армия небольшая, какая там может быть карьера, ну, где-то в штабе. А вот если влиться в состав России, тут же можно до фельдмаршала дослужиться. Я уж не говорю про всяких кгбэшников и полицейских. Это же какую можно карьеру сделать! Переведут тебя куда-нибудь в Магаданское РОВД, там послужишь, потом дальше. Это совсем другие деньги.

Те, кто служат Лукашенко, вполне видят свою выгоду во всем этом. В частности, в том, чтобы сделать карьеру в бескрайнем российском силовом аппарате.

В то же время для гражданских сторонников Лукашенко политолог не видит хороших перспектив, чем и объясняет для себя попытки «группы Макея» все-таки наладить отношения с Западом.

— Мне понятна суета гражданских персонажей в окружении Лукашенко. В случае поглощения Беларуси Россией карьера «Макеев» закончится, потому что их навыки не нужны. Там и без них хватает.

Все эти люди, которые при Лукашенко занимают какие-то гражданские должности, повторят судьбу персонажей из Крыма, о которых вообще ничего не известно — где они, что они…

Отсюда и весь этот довольно отвратительный шантаж, дескать, вы, Европа, своими санкциями загоняете нас в угол, и мы вынуждены идти к Путину.

Крашенников отмечает, что перекрыв себе дорогу на Запад, Лукашенко тем самым лишился и последних козырей для торга с Россией:

— Лукашенко больше нечем шантажировать Путина, потому что он сам себя поймал в ловушку. Он настолько сильно испортил отношения с Европой, что лишил себя единственного, чем мог шантажировать Путина, а именно — не будешь давать мне деньги, я в Европе их возьму, и, собственно говоря, и брал.

По оценкам экспертов, порядка двух миллиардов евро в год Лукашенко не хватало, чтобы сошлись концы с концами. И поэтому он был вынужден ходить в условный ломбард и каждый год туда что-то на 2 млрд сдавать. Потихоньку он отдавал все, что можно.

А сейчас ему уже нечего отдавать. Последнее, что он тащит в этот «путинский ломбард», — это суверенитет Беларуси. Больше торговать нечем, Путин совершенно не бескорыстный друг. У него нет желания помогать бескорыстно, и он подводит Лукашенко к  черте, чтобы тот «сдал» Беларусь, — аллегорично рассуждает политолог. 

Он констатирует, что репрессивные процессы в наших странах все больше синхронизируются.

— Однако в Беларуси ситуация гораздо хуже, чем в России. То, что в Беларуси уже возможно, в России пока еще нет. Но, к сожалению, Путин к этому идет. Уже стало расхожей шуткой то, что мы, русские люди, смотрим на Беларусь, как на сериал, но на два сезона вперед. У нас, условно говоря, пятый, а в Беларуси — уже седьмой.

Логика действий у Лукашенко и Путина примерно одинаковая. Эта логика знакома советским людям по сталинскому периоду, когда, вопреки распространенному мнению, вовсе не по доносам сажали людей, а были просто спущены сверху списки.

К сожалению, в обоих странах происходит синхронизация усилий силовиков, которая меня пугает. Мне кажется, если на уровне политического истеблишмента, и Беларуси, и России, есть очень много каких-то разногласий, того же нежелания белорусского чиновничества терять свой суверенитет, то со стороны силовиков, думаю, там полное взаимопонимание, — заключил Крашенинников.   

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.6(83)