Иван Корсак

Рудковский: «Белорусы не расисты и не ксенофобы, просто не у всех остались психологические силы»

Философ — об отношении жителей нашей страны к мигрантам.

Вторую неделю белорусы в социальных сетях обсуждают мигрантов. Среди голосов о сострадании к людям, слышны и те, кто говорит, что они сами виноваты в своих проблемах. Кто-то даже обвиняет соотечественников в нетерпимости ко всему чужому.

На самом ли деле белорусы нетолерантны? Филин адресовал вопрос философу, академическому директору BISS Петру Рудковскому.

— Нет, белорусы не расисты и не ксенофобы. Социологические исследования показывают, что белорусы готовы жить по соседству с представителями другой языковой группы (не белорусской, и не русской).

То же самое касается других рас и религий. Абсолютное большинство не имеет ничего против. Правда, есть вопросы по гомосексуалам, но сейчас речь не об этом.

Другое дело — белорусское общество не имеет достаточных ресурсов, чтобы полноценно переварить то, что происходит в самой Беларуси. Мы не успели еще получить надежду, что хотя бы частично насилие против самих белорусов будет расследоваться и наступит справедливость.

И тут вдруг появляется миграционный кризис, когда внимание международных структур переключается на него. Имея травматический и болезненный опыт тысяч людей, не всегда получается заняться обдуманной и тонкой рефлексией, как оптимально поступить с мигрантами.

Надо понимать, что не у всех есть психологические силы. Если бы представить альтернативную ситуацию 2014-2019 годов, когда не было демократии, но и не было массовых репрессий, я убежден, что было бы много организаций и волонтеров, которые бы помогали мигрантам.

Но сейчас функционирование гражданского общества парализовано. Белорусы в данной ситуации не могут нормально помочь сами себе. И в такой ситуации у многих возникают самые разные спонтанные рефлексии.

Как все же стоит относиться к людям, которые застряли на границе — как к жертвам обстоятельств или соучастникам преступления?

Петр Рудковский. Фото Радыё Свабода

— Однозначно, как к жертвам, — считает Петр Рудковский. — Естественно, среди этих тысяч людей есть самые разные. Но абсолютное большинство — это жертвы ситуации. Они согласились на эту авантюру не от легкой жизни. В основном, они такие же жертвы, как и репрессированные белорусы.

Не надо забывать об информационно-психологической обработке людей: если представитель дипломатии или других государственных структур обещает безопасную дорогу и помощь, то это вызывает доверие.

Какие-то проблемы в Беларуси (к примеру, как фальсификация выборов), звучит очень абстрактно для жителей Ирака и Сирии. А им еще говорят, что перейти границу можно безопасно.

Ничего удивительного, что находясь в опасности на родине, взвесив все за и против, находятся те, кто решается попытать счастье в Беларуси. Возможно, будет тяжело, но рискнуть можно. Уже позже они оказываются между молотом и наковальней. Это очень циничное использование проблем людей, чтобы заявить про себя.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.1 (оценок:58)