Кох: «Остался Путин один на один с Украиной и сплотившимся вокруг нее Западом. И значит, нет у него шансов»

Политик и писатель — о переломе в ходе военной кампании в августе.

Альфред Кох

— Минул сто шестидесятый день войны. Он оставил странное впечатление, — пишет Альфред Кох. — Если верить тому, что пишут так называемые «независимые» источники (а украинские им вторят), российская армия передислоцируется из Донбасса под Херсон.

Типа, чтобы сорвать планы Киева начать контрнаступление. И даже пишут, что россияне имеют амбиции наступать на Кривой Рог и Николаев. А там, глядишь, и на Одессу.

Но при этом россияне продолжают атаковать под Бахмутом и даже сегодня, например, имели «ограниченный успех». Как одно стыкуется с другим — я не понимаю. По-моему, это стыкуется только так, что у них пришло пополнение из России и значит резервы Путина далеко не исчерпаны даже без всеобщей мобилизации. Или я что-то неправильно понимаю?

Впрочем, какая разница? Все равно воевать надо, сдерживать противника надо и отбросить его за пределы украинских границ надо. Наверное, неправильно были оценены путинские ресурсы. Их оказалось больше, чем аналитики ВСУ, Минобороны Великобритании и Пентагона предполагали. Что с того? Это не меняет ни целей войны, ни задач, которые стоят перед украинской армией.

А может и действительно никаких новых БТГ нет и путинское войско просто пускает пыль в глаза и атакует меньшими силами в отчаянной попытке ввести врага в заблуждение относительно своих возможностей? И ВСУ не следует покупаться на этот дешевый трюк, а действовать как действовали и планомерно уничтожать склады и опорные пункты оккупантов и готовиться перейти в контрнаступление?

Хрен его знает. Думаю, в ближайшее время все прояснится и наступление россиян южнее Бахмута захлебнется, так и не добившись каких-то значимых целей.

К тому же, всякое российское наступление сейчас — благо для Украины: атакующие всегда несут непропорционально большие потери. А с ослабленной артиллерийской поддержкой из-за уничтоженных складов с боеприпасами — тем более. Так что поживем — увидим. Август будет интересным.

…И да, бабушка Пелоси все-таки прилетела на Тайвань. И пока все выглядит так, что товарищ Си отделается рассказами о «недопустимости» и «решительном протесте». В настоящий момент Национально-Освободительная Армия Китая (НОАК) ведет обстрел пролива между материком и Тайванем, выпуская в никуда сотни ракет и снарядов. Это называется — учения. И то верно: надо же куда-то канализировать свой гнев…

Реакция Пекина на провокацию 82-летней старушки — плохой знак для Москвы: это значит, что коммунисты в Пекине не настолько радикальны, как того хотел бы Путин. И не настолько безумны, как он.

Сразу вспоминается Брежнев, который после того, как арабы запросили его помощи, проигрывая Израилю в войне Судного Дня, в 1973 году, ответил им, что из-за них он Третью мировую войну начинать не будет. И начал поставлять в Европу нефть вопреки эмбарго, которое попытались ввести арабские страны.

Сдается мне, что недаром Байден и Си Цзиньпин два с половиной часа разговаривали на прошлой неделе. Личный опыт подсказывает мне: для того, чтобы послать друг друга подальше, требуется намного меньше времени. А чтобы договориться о чем-то важном, иногда и этого времени мало.

Нет, не будет Китай из-за Путина вступать в глобальное противостояние с Западом, который потребляет 80% китайского экспорта. Зачем ставить крест на своей экономике (да и вообще — существовании человечества) из-за Путина, если даже из-за Тайваня (вопроса, намного более принципиального для них) они на такое противостояние не пошли.

А раз так, значит, остался Путин один на один с Украиной и сплотившимся вокруг нее Западом. И значит, нет у него шансов. Даже несмотря на бодрые атаки под Бахмутом. Пусть безумствует. Пусть кладет тысячами своих солдат в бесплодных попытках вновь обрести инициативу и перейти, наконец, в полноценное наступление.

Как говорил Штирлиц: выдержка — оборотная сторона стремительности. Надо научится ждать. И, похоже, Залужный овладел этим непростым ремеслом.

В любом случае, в августе что-то должно произойти. Нельзя уйти в осень не переломив ход кампании. И нет сомнений, что этот перелом будет в нашу пользу.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.6(40)