Филин

Юлия Кот

Кнырович: «Несмотря на санкции, щель для маневра все-таки оставалась. Называлась она Беларусь, и в нее «сифонило» изо всех сил»

Бизнесмен — об ограничениях на ввоз автомобилей в Беларусь и поводе для грусти у беларусских перекупщиков.

Латвия вслед за Польшей перестала пропускать в Беларусь автомобили на транзитах с объемом двигателя от 1,9 литра и более. Для их ввоза в страны ЕАЭС теперь требуют разрешение завода-изготовителя. Также ограничения распространяются на люксовые автомобили стоимостью свыше €50000.

Беларусский таможенный комитет еще 25 марта выпустил по этому поводу пресс-релиз с предупреждением для водителей — правда, отметил, что информация эта поступила из неофициальных источников.

Пикантности ситуации добавляет тот факт, что «автомобильные» санкции в отношении РБ не введены, и отсутствие комментариев от польской и латвийской сторон. Хотя сами участники рынка, которые занимаются перегонкой автомобилей из Европы и последующей их продажей в Беларуси, запрет и «разворот машин на транзитных номерах» подтверждают. Выходит, как в старом анекдоте про некую часть тела, которой нет, а слово есть.

О том, как принятые меры отразятся на беларусском автомобильном рынке и придется ли россиянам, обходящим санкции, теперь отказаться от люксовых машин, Филин поговорил с бизнесменом и блогером Александром Кныровичем.

Александр Кнырович

 

— Российский истеблишмент активно воюет с Западом — особенно это заметно, если посмотреть в телевизор, — говорит собеседник. — В телевизоре идет война не на жизнь, а на смерть, и эти люди готовы разорвать Байдена, Макрона и других представителей западной демократии, если окажутся с ними в одной комнате.

Но как только дело касается личного уюта — эти же самые люди почему-то предпочитают кататься на «Мерседесах», пользоваться iPhone и всеми другими благами западной цивилизации.

Когда с российского авторынка ушли все западные бренды, напоминает Александр Кнырович, на него тут же хлынули бренды китайские — и занимают уже больше половины рынка, тесня отечественную новую Lada. Но элиты, вслух призывающие к священной войне с Западом и ядерным разборкам, «решили не пересаживаться со своих привычных Maybach, Porsche и Ferrari на китайские автомобили с трудно произносимыми названиями»:

— Отчего-то они предпочли олдскульную продукцию противного, гадкого, но привычного европейского и частично американского автопрома, — с иронией констатирует бизнесмен.

— И несмотря на те санкции, которые были введены в первую очередь в отношении люксовых автомобилей для России, а во вторую — в отношении автопрома в принципе (западные компании решили с РФ не работать), щель для маневра все-таки оставалась. Называлась она Беларусь, и в нее «сифонило» изо всех сил.

— Немаленькая такая щель, надо сказать, целая форточка — согласно расследованию Бюро, на фоне войны поставки машин из ЕС в Беларусь выросли до $1,7 миллиарда…

— Вообще, весь объем странного, скажем так, экспорта в нашу страну, который должен был сократиться, увеличился на 20%. Суммарный объем я бы оценил в $3,5-4 миллиарда, но туда входит много разных позиций, которые запрещены к поставкам в Россию, но не запрещены для Беларуси, в том числе и автомобили.

По цифрам, непосредственно касающимся экспорта автомобилей, мы видим потрясающий эффект, когда этот самый экспорт вырос в пять раз: был около $300 миллионов, а по итогам 2023 года превысил $1,7 миллиарда. Чисто на легковых автомобилях!

Выглядит некоторым цинизмом, вводя санкции против России, не вводить их в этой отрасли против Беларуси. Зная, что у нас открытые границы, что любой автомобиль легко переезжает из Минска в Смоленск и дальше катается по всей России.

— Теперь, похоже, такую возможность прикрывают.

— Ну вот два года понадобилось европейским чиновникам, чтобы сообразить, что эту форточку надо закрывать.

Что это означает для европейского рынка автомобилей? Да фактически ничего. Дело в том, что российский рынок и в самые лучшие свои времена занимал только 2% в объемах продаж мировых брендов.

Сегодняшний тоненький поток вряд ли влияет на серьезные компании. Это уже отрезанный ломоть. На этих поставках, скорее всего, зарабатывали околобеларусские компании, часть из которых действует в Польше, часть находится в Беларуси, и которые занимались импортом-экспортом.

Жалко ли их? Откровенно говоря, нет, потому что они напрямую нарушали европейское законодательство по части санкций в отношении страны-агрессора. Поэтому никакого пиетета либо сочувствия у меня к ним нет.

— А как этот запрет может отразиться на беларусском авторынке: эпоха «перекупов» в привычном ее виде — все, закончилась?

— Не все, безусловно. Ведь не все автомобили подпадают под ограничения. Пожалуйста, вози автомобили объемом меньше 1,9 литра и ценой меньше 50 тысяч, ты не сможешь работать в люксовом сегменте и бизнес-классе, но всякую мелочь можешь продолжать возить.

И второй момент: если есть спрос, то предложение всегда будет. И ровно те же фирмы найдут какие-нибудь альтернативные маршруты. Я совсем не знаком с этими схемами, но таковые наверняка найдутся, например, через Турцию, а потом морем в Новороссийск — мимо Беларуси, но поток в Россию все равно сохранится.

Сегодняшний мир ведь не черно-белый, есть страны типа той же Турции или государств Средней Азии, которые в общем-то плевать хотели на войну и живут в режиме собственных национальных интересов.

Поэтому поток будет. Другое дело, что пойдет он не через Беларусь, и внутри Беларуси будет фактически невозможно на этом зарабатывать.

Те люди, которые сегодня сидят в европейских странах и содействуют обходу санкций, найдут себя и здесь. Просто в России эти автомобили подорожают из-за возросшей стоимости логистики, плюс пара дополнительных процентов «за суету», за хлопоты людям, которые этим занимаются.

Ну, а беларусские простые «перекупы», наверное, будут испытывать некоторую фрустрацию и неудовольствие по этому поводу.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 1.9(47)