Татьяна Гусева

Жена задержанного архитектора: «В приемном покое Вадим сидел в коляске, избитый, в крови, не мог говорить»

На БТ рассказали о задержании 43-летнего предпринимателя – участника акции памяти на площади Перемен. В рюкзаке у мужчины якобы обнаружили «немирный арсенал».

В сюжете показан фрагмент допроса при задержании. Мужчина с окровавленным лицом стоит на коленях, руки его держат за спиной.

Как сообщает БТ, в его рюкзаке обнаружены и изъяты армейская дымовая шашка, самодельные петарды, рогатка и железные шарики к ней, самодельная дубинка, балаклава. Подчеркивается, что мужчина 35 раз привлекался к административной ответственности.

Далее съемка продолжилась в кабинете на допросе, где мужчина отвечает на вопросы с закрытыми глазами. По его словам, на площадь Перемен он приехал поддержать протестующих. Задержание произошло на бульваре Шевченко.

На вопрос, с какой целью он носил перечисленные выше вещи в рюкзаке, говорит: «Я не могу сказать, это был эмоциональный поступок».

— В содеянном раскаиваетесь? — спрашивает сотрудник.

— Однозначно, — отвечает он.

Задержанный предприниматель — известный архитектор Вадим Дмитренок. Он — автор малых архитектурных форм в Минске. Возле главпочтамта — телефонные будки, сделанные по его проекту. Участвовал в проектировке столичного железнодорожного вокзала.

Друг Вадима Уладзь Рымша написал о нем как о мужественном и благородном человеке:

— Цяпер Вадзім у лякарні, у аддзяленьні «сочетанные травмы», пад «аховай» тых, хто пакрывае забойствы мірных беларусаў і чыё ведамства ўжывае стрэльбы, гранаты і нават войскі супраць тых, хто наняў іх для сваёй абароны.

Вадзім — высакародны і мужны чалавек.

І, як гэта часта спалучаецца ў такіх людзях — вельмі добры.

Вядома, што ён шмат гадоў прынцыпова падтрымліваў беларушчыну.

...Вядома, што ён ані пры якіх умовах не зьбіваў бы зьвязанага чалавека. І ўжо пэўна не здымаў бы яго на камэру, — да такога роўню ён ніколі не апусьціўся б.

— В сюжете БТ мужа показали чуть не как террориста, — говорит жена Вадима Дмитренка Ольга. — Меня это шокировало.

В Инстаграме Ольга написала: «У меня небольшая, но очень счастливая семья. Девочки безумно любят папу, впрочем, как и он их. Каждый приход с работы сопровождается гонкой, кто первым добежит до папы и крепче его обнимет. Им неважно, что папа архитектор, который, как он сам говорит, хорошо «наследил» в городе. Куда ни поедешь в Минске, всегда найдётся, что проектировал папа. Где-то остановка общественного транспорта, где-то — реконструкция здания — исторического памятника, где-то — медицинский центр или архитектурная привязка памятника, сквер... Им важно, чтобы он приходил домой!

...Дмитренок Вадим Геннадьевич не просто муж, папа, архитектор. Он ещё и патриот, искренне любящий Беларусь, человек с обостренным чувством справедливости и ценности человеческого достоинства. Он всегда верил, что честь — это то, чем необходимо дорожить, уважение — то, что нужно заслужить».

В интервью «Салідарнасці» Ольга рассказала, что о задержании мужа узнала от дежурного адвоката, которая сообщила, что Вадим находится в Центральном РУВД, и она подала ходатайство о вызове скорой, потому что он очень плох, и ему необходима реанимация.

Около девяти вечера Ольга позвала подругу посидеть с детьми, сама она собиралась ехать к мужу в Больницу скорой медицинской помощи. В это время к ней домой пришли люди в масках из Следственного комитета. Представился только один — подполковник Авдеев.

— Спросили есть ли дома мужчины, действительно ли я проживаю только с мужем. Показали предписание на осмотр квартиры. Вежливо общались. Повторили, что не сделают плохого ни мне, ни детям. Спрашивали про оружие, автоматы, коктейли. Для меня это был сюр. Какие автоматы, коктейли, мужики, если здесь живет семья с детьми?

По словам Ольги, при осмотре ничего не нашли, и она поехала в больницу.

— В приемном покое Вадим сидел в коляске, избитый, в крови, не мог говорить. Я пыталась до него дотронуться  — он мотал головой, чтобы не трогала, потому что прикосновения доставляли ему боль.

Когда санитарка собралась перевезти его на коляске, он даже не мог поднять ноги, чтобы поставить их на подставку.

В тот вечер Ольга узнала о том, что у Вадима закрытая черепно-мозговая травма. О других повреждениях и состоянии мужа врачи ей не говорят.

— Вадим под конвоем, связи с ним нет. Его госпитализировали в травматологию. Завотделением сказал, что никого не пускает в связи с ковидом.

О том, что Вадим собирался ехать на площадь Перемен, Ольга не знала.

— Гибель Романа Бондаренко в собственном дворе его возмутила, — говорит она.

Вадим Дмитренок был членом инициативной группы Виктора Бабарико, собирал подписи за его выдвижение кандидатом в президенты. Позже он вошел в расширенный состав Координационного совета.

Ольга пока не решилась сказать старшей дочери, что произошло с отцом.

— Психолог говорит: надо рассказать правду. Я вижу ее лицо и не могу быть бесстрастной.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 2.6 (оценок:69)