Общество

Виктория Захарова

Врач – о «деле ортопедов»: «Все вопросы должны быть адресованы верхушке, принимающей решения»

Доктор-ортопед Рустам Айзатулин — о причинах коррупции в белорусской медицине.

В Беларуси раскручивается очередной коррупционный скандал в медицине: 35 врачей и еще 5 представителей коммерческих структур стали фигурантами так называемого «дела ортопедов». По версии обвинения, врачи в разных регионах страны получали незаконное вознаграждение от частных компаний, которые поставляли суставы для имплантации.

Министр здравоохранения Дмитрий Пиневич попросил изменить меру пресечения медикам — если те признают вину, кратно возместят ущерб и согласятся работать по назначенному им Минздравом месту.

А ведь всего несколько лет назад прогремел скандал с Минздрав-гейтом, где удивительным образом в масштабной коррупционной схеме оказались замешаны многие чиновники, и лишь тогдашний министр здравоохранения Жарко «ничего не знал». Почему же после жестких «чисток» система вновь дала сбой: возможно, дело не в медиках, а в самой системе?

— Конечно, это кажется дичью, — отмечает в экспресс-комментарии «Салідарнасці» травматолог-ортопед Рустам Айзатулин, уникальный специалист, лишившийся работы в Беларуси за свою гражданскую позицию. — Вся эта ситуация «мы не виноваты, это все они» продолжает 28-летнюю традицию перекладывания вины на кого-то, чтобы себя обелить.

Про белорусскую медицину, про изжившую себя систему вертикали власти в медицине я говорил еще в 2020 году, когда меня уволили из РНПЦ травматологии и ортопедии, и продолжаю повторять: в этой системе нет ничего прозрачного, тут не допускается никаких самовольных принятий решений, поэтому все вопросы должны быть адресованы верхушке, принимающей решения.

Как бы ни хотели добиться прозрачности, тендерные закупки не прозрачны. Эта система госзакупок очень бюрократична и коррумпирована от самой верхушки, где подписываются документы на поставку медизделий, оборудования, фармацевтических изделий, разрешения на деятельность фармкомпаний в Беларуси и так далее.

Это тоже вопросы к тем, кто сидел вчера за столом у Лукашенко и не мог ответить на вопрос, почему не проводилась рекламная кампания наших протезов и почему мы до этого дожили.

Никто не ответил, потому что всем в Миздраве было тепло, сытно и уютно. А теперь, когда выросли и без того здоровенные очереди на протезы, когда компания «Альтимед», представляющая госструктуру, сказала «ну а как нашими протезами не пользоваться», тогда все это развернулось.

И сразу же стали виноватыми те, кто работал в протезировании. Если послушать, какие суммы взяток нашли у них «за диванами», то вы сразу вспомните 2018 год, «дело врачей», и поймете, что сумму все те же, коробочки не меняются.

— Отечественные протезы действительно конкурентоспособны, как об этом говорят чиновники, или это из разряда громких заявлений «мы создадим свою вакцину от коронавируса, не хуже импортной»?

— Белорусские протезы действительно были нужны стране в свое время. Я знаю разработчиков этих протезов, знаю людей, которые работали инженерами и участвовали в разработке. Да, протезы хороши, но модернизация и какие-то анатомические особенности, конечно, не учитывались уже очень давно.

Если в медицину за границей вкладываются очень большие деньги: меняются инструменты, операционные доступы, металлы протезов, техника операций и т.п. — то в Беларуси как было изначально, так практически и осталось.

Металл для белорусских протезов закупается за границей, стерилизация в подавляющем большинстве тоже происходила не на территории Беларуси. Поэтому назвать их полностью белорусскими невозможно, и что будет сейчас с этими протезами — большой вопрос.

Да, белорусская компания «Альтимед» ездила по всем странам, представляла себя на многих рынках ЕС и на постсоветском пространстве и действительно имела много заключенных договоров на поставку медизделий. Но эта компания производит не только протезы, и экспорт протезов составлял очень маленькую долю их доходов.

А если говорить об импортных протезах — будь я директором какой-нибудь иностранной компании, то после этого я бы десять раз подумал, поставлять ли что-либо в Беларусь, даже без учета санкций.

— Хуже от всего происходящего станет пациентам — уже стало, ведь задержаны не чиновники, а врачи-практики. Можно ли спрогнозировать, к чему это приведет в перспективе?

— Возьмем людей, которых задержали. Кроме того, что они выполняли высокотехнологичные операции, они все были задействованы в научных проектах. Конечно, если они выйдут на свободу, то никто в стране с таким отношением дальше двигать науку не будет. Это во-первых.

Во-вторых, они были руководителями научных проектов, и у них есть ученики, которые, глядя на это, тоже не будут ничего делать. Таким образом, мы похороним и так уже захороненную науку.

А те врачи, которые сейчас остались, так сказать, «на воле», ни за что в жизни уже не будут заниматься ни установкой иностранных имплантов, дабы отвести от себя подозрения, ни  подписывать бумаги, участвовать в каких-либо закупках.

Вся система, которая держалась на людях инициативных, умеющих и знающих, рухнула. Остались чиновники, которые якобы возьмут дело в свои руки. Как там было заявлено: «Никаких посредников».

Но посредники, поясняет врач, все равно будут. Нельзя просто прийти на завод и купить протезы. Есть люди, поставляющие их в Беларусь, причем не сразу в больницы — во всех странах, в том числе и в Беларуси, проходят определенные процедуры закупки и согласования.

— Однозначно, от Минздрава назначат человека, который будет лояльно относиться к каким-нибудь производителям, или за определенное вознаграждение будет лоббировать тех или иных производителей, — считает Рустам Айзатулин. — Как это было буквально пару лет назад, когда одна из больниц захотела купить анестезиологические аппараты напрямую у производителя, но в Минздраве сказали: мол, нет, у нас есть человек, который поставляет вот такие аппараты, их вы и будете покупать…

Так построена вся система, и она никуда не уйдет, и она все больше превращает врачей в каких-то рабов, готовых работать за тарелку супа и кусок хлеба. Люди, которые это видят и понимают, в этой системе работать не будут, поэтому и продолжается отток специалистов из медицины.

Впрочем, отмечает врач, через какое-то время медперсонал могут сделать невыездным из страны. Посольства и консульства в Беларуси закрываются, и не исключено, что вскоре разрешения на выезд будет выдавать некий единый центр, где люди из Минздрава и КГБ будут ставить либо не ставить разрешительные штампы.

— Потихонечку, начиная с медицины и образования, Беларусь превращается в концлагерь, и это становится все более явственным, – считает врач.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.8(35)

Читайте еще