Тамара Шевцова

«У Лукашенко положение, как в шахматах цугцванг: все, что делает, приводит его в худшую позицию»

Бизнесмен уверен, что перемен осталось ждать совсем недолго.

— События в нашей стране во многом похожи на биатлон. В этом виде спорта надо уметь и быстро бежать, и метко стрелять. Мы, как биатлонисты, сейчас как бы остановились, и, чтобы не заработать штрафные круги, как в августе и начале осени, затаили дыхание, — в беседе с корреспондентом «Салiдарнасцi» приводит аллегорию Александр Малашко.

Александр Малашко — профессиональный бизнесмен, автор публикаций по организации своего дела, инициатор проекта по созданию Центров обучения и развития предпринимательства, кандидат в депутаты Палаты представителей Национального собрания РБ седьмого созыва, член Президиума ОО «Минский столичный Союз предпринимателей и работодателей», директор ЗАО «Управляющая Компания «ПроСТО».

Александр Малашко рассказал о том, станем ли мы «Смоленской областью-2», и каким будет ВВП Беларуси через несколько лет.

— Август для меня был во многом неожиданным. Все, что началось с избирательной кампании, каждый день переворачивало мое представление о белорусах. Я всегда считал, что белорусы все-таки «памяркоўныя», «паслядоўныя», живущие по принципу «мая хата с краю», такое хуторское сознание. Что объединить их вокруг какой-то мысли, идеи невозможно. Но когда вдруг три прекрасных женщины легко объединились сами, объединив народ вокруг себя,  для меня это было что-то невероятное.

Фото Игоря Мелешко

До этого момента все шло традиционно, кроме одного: кандидатов пересажали еще до выборов. Это было «ноу-хау» этой кампании. Конечно, Лукашенко сделал ошибку, не рассматривая Тихановскую как оппонента, и допустив ее к выборам, будучи уверенным, что ничего из этого не выйдет.

После выборов, когда люди стали собираться на марши, у меня было ощущение праздника.

— А страшно не было?

— Было не то что страшно, скорее закономерно. На самом деле все, что с августа стало происходить открыто со стороны власти, всегда у нас происходило. Просто большинство не сталкивались с этим и думали, что такого не может быть.

Но если бы власти не прекратили ту жестокость, с которой начали, не остановились через три дня, то, не исключено что народ перешел бы тогда какие-то границы. Движение к тому, чтобы дать решительный отпор, было.

— Возобновятся ли протесты?

— Так они и не прекращались. То, что сейчас происходит, это взросление нас белорусов, как нации. Люди «ушли в подполье», в «партизаны». И это просто удивительно, насколько белорусы креативные. Их прижмут в одном месте — они придумывают что-то новое. И властям снова приходится бежать и затыкать дыры. 

— Чем чревато состояние подполья, в которое нас загнали?

— Если ветку долго сгибать, она сломается и даст по зубам. Ситуация после выборов похожа на биатлон. Там можно победить, если ты быстро бежишь и метко стреляешь.

Но для того, чтобы выстрелить, очень важно остановиться, затаить дыхание, прислушаться к сердцебиению. Тогда возможно покорить мишень.

Мы тоже бежали, а сейчас остановились перед выстрелом, и, чтобы  не заработать штрафных кругов, как это было летом, потом осенью, мы затаили дыхание. Ведь финиш никуда не отдаляется, он стоит на месте, просто из-за того, что мы не можем нормально выстрелить и все время уходим на дополнительные круги, мы не можем до него добежать и сожалеем, как все долго, как все растянулось.

— Когда мы все-таки увидим этот финиш, по вашим прогнозам?

— Думаю, что в мае начнутся интересные события, и примерно в июне-июле могут произойти большие перемены. У меня такие ощущения, исходя из того, что я вижу.

Путин с Лукашенко снова повторяют прошлогоднюю ошибку — они не хотят учитывать белорусов, обсуждая нашу судьбу. А белорусы не такие, как о них привыкли думать.

— В последнее время много говорят о переменах, связанных с потерей суверенитета.

— Путин — единственный человек, который может сейчас подстраховать и спасти Лукашенко. Поэтому в ближайшее время будут подписаны все дорожные карты, сколько бы их не было.

Начнут резко много говорить про Союзное государство, про органы управления. С большой долей вероятности потом у нас где-нибудь в Барановичах может появиться какой-нибудь авиационный полк, чтобы в случае чего у Союзного государства была возможность оберегать свои интересы.

Российский депутат уже заявил, что «пора вводить танки». Союзное государство — это и спасение для всего нынешнего строя, как политическое, так и финансовое.

Предыдущий раз, в конце 2019 года, Путин предлагал создать Союзное государства с выделением какой-то почетной должности Лукашенко, и он от этого категорически отказался. Сейчас правитель, думаю, не просто согласится, но сам будет об этом просить.

Понятно, что просто так Россия не может взять и войти в Беларусь. Всегда нужен повод. А тут… КГБ и ФСБ раскрыли «заговор». Неважно, что все выглядело смешно и по-дурацки, но повод появился — нужно защищаться от террористов, от Запада.

Станем ли мы «Смоленской областью-2»? До прошлого года Путину это было весьма выгодно, сегодня — далеко не так. Сегодня Беларусь и все, что у нас происходит, включая нашего правителя, — это кислотный актив. Им не выгодно долго поддерживать Лукашенко, вообще вся эта тема про крепкую дружбу с Россией осталась выгодной только для одного человека.  

Но у него положение, которое в шахматах называют цугцванг. Каждый шаг, все, что он делает, приводит его в худшую позицию. Чем он жестче, чем больше издает сумасшедших законов, тем быстрее даже не сук пилит, на котором сидит, а выкорчевывает лес, который сам садил.

С каждым событием все больше и больше изменяется и сознание людей. Их отправляют за решетку, репрессируют… То есть власти продолжают гнуть ту же ветку, и рано или поздно она сломается.

Думаю, что слишком далеко в построении Союзного государства зайти не успеют.

— Что остановит?

— Есть хороший анекдот. У мужика спустило колесо возле сумасшедшего дома. Он начал его менять, и болты упали в ливневку. Ну, думает, все, как дальше ехать? За решеткой стоит сумасшедший и говорит: мужик, что ты нервничаешь, открути с каждого колеса по болту, вставь, доедешь до магазина, купишь новые и вкрутишь. Мужик удивился: «А как ты догадался?» — «Я же сумасшедший, но не дурак».

Владимир Владимирович тоже сумасшедший, но не дурак. У него своих проблем выше крыши. Не думаю, что ему надо, чтобы белорусское бурление плавненько перекочевало в Россию. Еще год назад такое могло пройти на ура, не было этих настроений. Многие были уверены, что наш путь только с Россией.

А сейчас я, как и многие, ощутил, что мы можем сделать, если не первую, то вторую Швейцарию. Мы можем жить даже круче!

— Заинтриговали!

— У Беларуси сейчас появилась уникальная возможность показать всему миру, как жить по-другому. Мы можем показать и новую экономику, и новую политику, и много чего нового.

У нас не просто потенциал, мы готовы к переходу в новое состояние. Во всем мире ищут новые пути демократии, развития экономики, то есть, как убрать противоречия. Белорусы, во многом сами того не подозревая, в прошлом году убирали эти противоречия чисто интуитивно.

А если у нас еще и законы сделать для всех, а не только для избранных, то возможностей появится еще больше. Сейчас Беларусь, как никакая другая страна понимает цену тому, что написано в законе.

Я думаю, что когда после Победы мы точно так сплоченно будем решать еще и экономические вопросы, когда свободные люди будут строить свободное общество, за год-два мы выйдем, если не на 100 млрд ВВП, то на 80 легко! Мы настолько креативные, плюс  эйфория от Победы — это все ускорит процесс. 

— Сейчас многие говорят, что устали ждать и надеяться.

— Недавно прочитал полезную вещь: если перед всеми законами, которые сейчас принимаются, поставить уточнение «вопреки здравому смыслу», то становится все понятно и логично. Я так и делаю.

Что такое политика, которой мы вдруг все стали живо интересоваться? Это создание условий совместного проживания. Внешняя политика — то же самое, создание условий совместного проживания с той же Россией, Польшей, Литвой и т.д. Внутренняя политика — внутри страны.

Некоторые мужья говорят жене: «Ну, ты у меня политик!». Потому что женщина решает вопросы, которые касаются совместного проживания в отдельно взятой квартире. Политика — это не когда кто-то очень умный знает и как навоз грузить, и как Союзное государство строить.

Сейчас мы все занялись политикой и заинтересованы в том, чтобы построить такое общество, которое хорошо назвал Сергей Тихановский — «Страна для жизни». Потому что еще относительно недавно у нас была страна для смерти, люди хотели вернуться на родину, чтобы умереть. А теперь появились те, кто захотел страну для жизни.

— Почему, как оказалось, не все этого хотят?

— За прошедшие месяцы с августа 2020 на чью сторону больше людей переходит? Мы ведь все общаемся друг с другом, слышим разговоры в транспорте, на улице и наблюдаем, как меняется сознание у людей. Даже те, кто еще не перешел, условно говоря, под БЧБ-флаг, они все равно жалуются на то, что зарплаты упали, цены выросли, жить становится тяжелее. И мне даже не нужно спрашивать у этих людей, к какому лагерю они примкнут. 

Разве могли мы еще год назад представить ситуацию, подобную той, что произошла на Минском молокозаводе №1? Все говорят, что в деревне не до политики, они там смотрят три канала. Возможно, но когда тебе зарплату собираются выдавать навозом, ты тоже поневоле задумаешься: а правильно ли то, что мне говорят по этим трем каналам?

Ротация людей идет и продолжится только в одну сторону. Лично я вообще не могу представить, что мне должны предложить условные «красно-зеленые», чтобы я даже мысленно захотел к ним примкнуть.

Чем отличаются люди, которые сейчас находятся по разные стороны баррикад? Те самые «БЧБшники» готовы всячески взаимодействовать друг с другом, они встречаются и для радости, и для помощи в трудные минуты. Так называемые «ябатьки» в других людях видят опасность.

Один из моих любимых анекдотов про навозных червей: старый и молодой вылезают из кучи, и молодой спрашивает, а что это там вдалеке? Это река, она синяя, это трава, она зеленая, это солнце и оно желтое... «А что ж мы тогда здесь делаем?», — удивляется молодой червяк. «Понимаешь, сынок, есть такое понятие — родина», — отвечает ему старый. Вот пока мы не начнем интересоваться, что там синее и что там зеленое, то так и будем  ассоциировать родину с «навозной кучей».

Беларусь на сегодняшний день по основным экономическим параметрам опустилась ниже Молдовы. В то же время Украина поднимается. За семь лет там укрепилась валюта, растет ВВП, народу тяжело, но в любом случае выборы походят довольно-таки честно. И уже на известный вопрос «Вы хотите как в Украине?», все сложнее ответить нет.

Для того, чтобы начались кардинальные перемены, допустим, по законам рынка, нужно всего 10% активно настроенного населения. Приведу всем известный пример — первые автомобили могли позволить себе редкие пользователи. Когда их количество достигло 10%, Генри Форд сделал массовый автомобиль, и на рынок пришли все, кто хотел его купить. После этого началось формирование новых рынков: вертолетов, электрокаров и т.д.

Так и в нашем обществе, до какого-то момента сторонниками перемен были «редкие пользователи» в масштабах всей страны — Позняк, Статкевич и их соратники. Сейчас мы перешли этот рубеж в 10%, это значит, что начинается массовый приход сторонников совершенствований.

Да, есть еще те, кто скачет на лошадях и считает, что это очень быстро. Но индустриализация им обязательно продемонстрирует все преимущества перемен. Другого пути просто нет.

— Кто-то, не дождавшись перемен, просто уезжает.

— Они решили, что лучше сохранить свой потенциал, может, чему-то еще научиться, чтобы потом вернуться и привезти сюда свои капиталы и умения.

Взять того же Микиту Микадо, он и тогда мог сидеть и не высовываться, но не стал. Вы же не думаете, что когда все поменяется, он и такие, как он, скажут: все, теперь вы нам не интересны. Я уверен, он первый предложит помощь.

Конечно, не из-за вознаграждения или благодарности. Большинство из нас будут вкалывать, вкладывая свои силы и средства не из-за денег, а потому что будут хотеть увидеть эту «Страну для жизни». И чтобы самим успеть в ней пожить, и детям оставить, и чтобы весь мир увидел, что это возможно.

— Каким должен быть идеальный глава Беларуси?

— Дело не в том, Бабарико это будет, Тихановская или Латушко. Неважно, чем он будет заниматься. Как мы сейчас все поняли, человек прежде всего должен быть человечным. Кто-то сказал, если уберете человечность, все остальные таланты не имеют никакой ценности.

Мы видим, как сегодня, например, президент Молдовы ходит по магазинам без охраны, в городе можно встретить Меркель, президентов Литвы и Австрии. Они спокойно выходят к людям по одной простой причине — им нечего бояться!

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:271)