Тышкевич: «Для Варшавы очень важно продолжать контригру в отношении белорусской пропагандистской машины»

Аналитик — об изнанке информационной операции с польским перебежчиком.

Кризис с мигрантами на границах Беларуси и ЕС перешел в новую стадию — обмен громкими обвинениями. Поводом для очередного витка эскалации стали заявления Эмиля Чечко — польского солдата, бежавшего в Беларусь, попросившего здесь убежища и тут же выступившего на госТВ с «сенсационными заявлениями» об убийствах волонтеров и мигрантов военными на польской стороне.

Однако, убежден аналитик, эксперт программы «Международная и внутренняя политика» Украинского института будущего Игорь Тышкевич, события, которые в обычной ситуации имели бы эффект разорвавшейся бомбы, таковыми уже не станут — хотя политические последствия безусловно будут иметь.

— Без привязки к тому, кто прав, кто виноват, с обеих сторон мы уже имеем информационную операцию, изнанка которой довольно интересна, — говорит Игорь Тышкевич. — Для белорусского режима польский перебежчик стал подарком судьбы. ГосСМИ и ранее, особенно на внутреннем поле, активно продвигали тему о нарушении прав человека польской стороной и пытались играть на эмоциях, демонизируя соседей. Также это использовали российские медиа.

Если бы политического конфликта между Минском и Варшавой не было, то сложившаяся ситуация была бы чем-то вроде информационной бомбы. Но поскольку есть конфликт, есть факт репрессий в Беларуси, то можно утверждать, что сказанному в эфире польским солдатом, скорее всего, не поверят — независимо от того, правда это или нет. Да и особо развенчивать эту информацию не будут, потому что есть эффект пропагандистской машины прессы, подконтрольной Лукашенко, и недоверия со стороны европейцев.

Возникает вопрос: если прямой реакции не будет, насколько эффективна внешняя информационная атака?

С точки зрения быстрого эффекта проблем у Польши не будет. А вот с точки зрения средне- и долгосрочных процессов польская сторона оказалась перед необходимостью разворачивать контрпропаганду, свою информационную операцию, которая должна нивелировать сразу несколько рисков, возникающих после таких откровений.

Давайте вспомним: 16 декабря солдат исчезает с границы, на следующий день белорусская сторона сообщает, что он попросил убежища, реакция польских сослуживцев — подтверждение, что солдат исчез, чуть позже появляется твит министра обороны Польши, что солдат имел проблемы с законом и, возможно, поэтому убежал. Это классический подход любого государства: если твой силовик перешел на сторону предполагаемого противника — найти определенный компромат в его биографии, показать, что у человека не все нормально.

На этом могло бы закончиться, если бы не следующий шаг — интервью, после которого пошла ответная реакция и предположения: может быть, солдат был завербован ранее белорусской стороной, и когда его решили уволить, может быть, белорусы решили из этого сделать большую показуху... Для чего запускается этот «белый шум»? Когда нет четкой тактики реагирования, запускают несколько дополнительных вводных, размывают основную тезисную базу, пытаясь растянуть внимание потребителя информации, а за это время сконцентрировать единый фронт реагирования.

Игорь Тышкевич отмечает, что в информационном противостоянии есть неприятные моменты для польской стороны. Из-за режима чрезвычайного положения, действительно, на приграничные территории не допускают журналистов, в то время как в Беларуси ежедневные репортажи с границы и из логистического центра, где размещены мигранты, активно продвигали госСМИ. Также поведение польских силовиков критикуют правозащитные организации. Вдобавок внутри страны есть случаи укрывания нелегальных мигрантов и откровения самих мигрантов, которые смогли попасть по ту сторону Буга.

Чтобы нивелировать все эти моменты, говорит аналитик, Польше необходимо в ближайшее время развернуть собственную внутреннюю и внешнюю медиакомпанию. Аналитик подчеркивает:

— Для Варшавы очень важно продолжать контригру в отношении белорусской пропагандистской машины, чтобы не утратить доверие поляков к собственному правительству.

Также необходимо выработать информационные механизмы на внешнем поле, причем не защитные, а скорее наступательные. Поскольку, повторюсь, есть критика со стороны правозащитников, есть определенные трения с Германией, Францией и другими государствами, есть спор о реформе судебной системы Польши, в связи с чем стране каждый день капает штраф. И в случае нарастания противоречий эти пункты могут быть использованы против официальной Варшавы, причем уже даже не белорусской пропагандой, а в первую очередь российской.

При этом, говорит Игорь Тышкевич, у Польши есть важный ресурс — время, поскольку в период рождественских каникул деловая и политическая жизнь в Европе застынет и вернется в нормальный режим уже в январе.

— А пока люди гуляют, празднуют и ходят на елку, спикеры ключевых политических сил, Минобороны, подразделений, занимающихся информационными операциями внутри войска польского, будут сидеть и думать, как начать комплексную программу противодействия этим информационным вызовам. У окружения Лукашенко есть всего два-три дня, чтобы попытаться что-то добавить к первому болезненному удару, — подытоживает аналитик.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 3.1(28)