Светлана КАЛИНКИНА, «Белорусский партизан»
Торг не уместен

Ну, наконец-то! Три месяца прошло в ожидании того, что же предложит белорусская власть Европе, и проглотит ли Европа этот крючок. Предложили диалог с оппозицией на ни к чему не обязывающем уровне ничего не решающих депутатов. Европа крючок заглотила. Как и прогнозировалось, в Европе еще много романтичных политиков, которые верят, что диктатуру можно реформировать — цивилизованно и демократично, за круглым столом переговоров. Я в это не верю. Но дело в данном случае не во мне. Коль торг начат, то теперь понятны и козыри, которые есть у каждой из сторон.

Четыре условия, выдвинутые ОБСЕ белорусским властям, до сих пор никто не отменены. И не случайно именно о них вспомнили Анатолий Лебедько и Сергей Калякин, присутствовавшие в Брюсселе на круглом столе по белорусскому вопросу.

— Освобождение политзаключенных;

— Свобода СМИ;

— Расследование исчезновений белорусских политиков;

— Реформа избирательного законодательства.

Александр Козулин — заложник первой позиции на переговорах. До недавнего времени не было никакого смысла в аресте экс-ректора и экс-кандидата в президенты, не было в его действиях никакого состава преступления и никакого ущерба никому, кроме портрета президента, он не нанес. Но теперь смысл появился. Козулин — самый известный белорусский политзаключенный, самый скандальный белорусский политзаключенный, самый знаковый. Приговор ему впулят по полной, а потом будут долго торговаться с Европой, на каких условиях вызволить. Несложно спрогнозировать, что освобождение Козулина будет расценено Европой как крупный шаг навстречу, как серьезное продвижение в диалоге, наконец, как свидетельство обучаемости Лукашенко. Именно это и надо официальному Минску.

Второе условие — свобода СМИ. Теперь тоже понятно, почему перед президентскими выборами белорусские власти начали атаку на все независимые газеты, даже на маленькие региональные, в которых вся политика заключалась в объявлениях типа «Продам корову. Недорого». Ну, закрывали бы газеты и закрывали: лишали свидетельств о регистрации, отбирали бы у редакций лицензий на розничную продажу, наконец, разоряли бы штрафами за то, что над редакторским столом не висит огнетушитель нужного образца. Но нет! Продавать нельзя, подписаться нельзя, а печатать за пределами Беларуси — можно. Некоторым даже можно печататься в Минске. Некоторым даже можно в Доме печати. Очевидная глупость только сейчас обретает смысл. Газеты — опять же, предмет торга. После долгих переговоров власти наверняка согласятся, что белорусские газеты должны платить деньги белорусским типографиям, и что их тиражи должна контролировать государственная система распространения. Но я просто вижу, сколько счастья будет на лицах редакторов и европейских посредников в переговорах, как радостно они будут говорить о прорыве информационной блокады. Можно не сомневаться, что эта безграничная радость позволит говорить, что белорусские власти пошли и на выполнение второго условия.

А вот со следующими двумя условиями сложнее. Впрочем, переговоры на то и переговоры, что договориться удается не обо всем. К тому же, Лукашенко пообещает, что следствие по делам исчезнувших будет идти еще активнее, возможно, даже Павличенко для примера посадит (или даже Шеймана). Вот вам и успех переговоров. Окончательный и бесповоротный!

В этом смысле очень попадает в тему только что вышедшая книга Мечеслава Гриба «Белорусский мост», в которой опубликован очень интересный документ — то самое соглашение «Об общественно-политической ситуации и о конституционной реформе в Республике Беларусь», благодаря которому Александру Лукашенко в 1996 году удалось избежать импичмента и которым он собственноручной подписью подтвердил, что берет на себя следующие обязательства:

«В течение 20 дней после республиканского референдума Президент Республики Беларусь формирует на паритетных началах Конституционное собрание. В состав Конституционного собрания входят Президент РБ — председатель собрания, 50 депутатов Верховного Совета РБ, делегируемых фракциями ВС РБ пропорционально их численности в Верховном Совете, 50 представителей президента. (Поначалу даже значились 20 представителей общественных объединений, но чьей-то рукой прямо в оригинале документа, готового к подписанию, этот пункт был вычеркнут).

— Конституционное собрание с течение 3-х месяцев … принимает новую редакцию Конституции Республики Беларусь.

— До принятия Конституции президент не предпринимает никаких действий по досрочному прекращению полномочий Верховного Совета, а Верховный Совет — по смещению президента с должности».

Помните, что из всего этого получилось?

Как и в первый раз, Лукашенко сегодня кровь из носу нужно снять напряжение и получить время. Он будет брать на себя любые обязательства, лишь бы только сейчас, когда Россия вплотную подошла к решению вопроса о смене власти в Беларуси, законсервировать ситуацию на западном направлении. Переговоры, круглые столы для этого — идеальный вариант. Уж что-что, а обещать он умеет. Только слушай.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)