Михаил Брошин

Сурков – о российской агрессии: ничего личного, только физика

Владислав Сурков, еще не так давно занимавший высокие посты в российской политической системе, дал ей довольно-таки унизительные характеристики.

Бывший «серый кардинал Кремля» (помощник Владимира Путина, первый заместитель руководителя президентской администрации и т.д.) постепенно превращается в публициста. Пишет довольно редко, но каждая его статья – больше, чем статья. Сурков транслирует своё знание российских механизмов власти в проекции на будущее. Поэтому эссе «Куда делся хаос? Распаковка стабильности», в котором раскрывается давняя российская практика отвлечения внимания от внутренних проблем при помощи внешнеполитических авантюр, заслуживает изучения. Вот цитаты, наиболее любопытные с точки зрения белорусского читателя.

«То, что в теории энтропия имеет свойство нарастать именно в замкнутых, закрытых системах, вроде бы подсказывает простое решение проблемы — открыть систему, «выпустить пар», и хаос отступит. Но эта простота обманчива. Либеральные эксперименты на внутриполитическом блоке ставить крайне рискованно. Разгерметизация системы, этого хорошо работающего сегодня «социального реактора» чревата неконтролируемыми выбросами гражданского раздражения и способна привести к необратимой дестабилизации — смотрим примеры из 80-х и 90-х.

Социальная энтропия очень токсична. Работать с ней в наших домашних условиях не рекомендуется. Ее нужно выносить куда-нибудь подальше. Экспортировать для утилизации на чужой территории.

Экспорт хаоса дело не новое. «Разделяй и властвуй» — древний рецепт. Разделение — синоним хаотизации. Сплачивай своих+разобщай чужих=будешь править и теми, и другими. Разрядка внутренней напряженности (которую Лев Гумилев расплывчато называл пассионарностью) через внешнюю экспансию. Римляне делали это. Все империи делают это».

На протяжении веков Русское государство с его суровым и малоподвижным политическим интерьером сохранялось исключительно благодаря неустанному стремлению за собственные пределы. Оно давно разучилось, а скорее всего, никогда и не умело выживать другими способами... Крымский консенсус — яркий пример консолидации общества за счет хаотизации соседней страны.

Также Сурков свидетельствует, что «наше государство не утратило имперских инстинктов». Зенон Пазьняк писал об этом еще в 1994-м, за что получил тогда массу хейта... Теперь это подтверждает московский идеолог, итожа: «Россия будет расширяться не потому, что это хорошо, и не потому, что это плохо, а потому что это физика».

Суркова можно похвалить и за попытку креативно обосновать посредством естественной науки  банальное желание России поглотить всё, до чего она может дотянуться, и за редкую в московских широтах прямоту. При этом бывший заместитель главы президентской администрации РФ расписывается в предельно кондовом устройстве Русского государства вообще и путинской системы, в частности.

По Суркову выходит: то, что хорошо для американца, немца, японца, австралийца, и множества других народов, для русского – смерть. Россия настолько прочна как государство, что «либеральные эксперименты» (то есть тривиальные честные выборы, свобода слова, независимый суд и т.д.) для неё угроза «необратимой дестабилизации». Причем констатируя это, кремлевские деятели даже не пробуют устранить этот конструктивный дефект, а лишь ищут, куда бы можно спихнуть его последствия.

Сурков, конечно, списывает всё на «все так делают». Не идеализируя остальной мир, заметим, однако, что а) не все; б) никто в качестве единственного способа обеспечения собственного существования. Традиционные кивки в сторону США, чей доллар – это якобы «вирус хаоса, разносящий по всей планете пандемию экономических пузырей, дисбалансов и диспропорций», легко парируются вопросом: отчего же именно американская валюта считается в мире №1, а российская лишь иногда напоминает о себе очередным провалом? Это многое говорит об эффективности системы, построенной в основном на территориальном расширении.

Да и с самим расширением давно проблемы. Когда-то Россия считала своей «зоной влияния» Балканы, а сейчас боится Беларусь потерять. И даже на пике, во времена, когда СССР контролировал Восточную Европу, сильно ли это ему в итоге помогло?

Но уроки истории явно не являются любимым предметом кремлевских «мечтателей». Поэтому они раз за разом натыкаются на старые грабли, всякий раз надеясь на новый результат.

Рисунок Алексея Меринова, Московский комсомолец

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.7 (оценок:58)