Ксения Чурманова, Русская служба ВВС

Спасение соседа. Сколько теряет Россия на поддержке Беларуси

Из открытых источников — о зависимости Минска от Москвы.

В 2019 году в Минске прошли митинги против интеграции с Россией. Белорусская оппозиция боится, что страна может потерять суверенитет и окажется в еще большей зависимости от России. Фото ТАСС

Россия сохранила для Беларуси цены на газ на 2022 год на нынешнем уровне. Президент России Владимир Путин также сообщил о согласовании 28 программ по углублению интеграционных процессов между двумя странами. В частности, Москва и Минск предусмотрели создание единого рынка нефти и нефтепродуктов, а также договор о едином рынке электроэнергии.

Договорились стороны и о кредитах Беларуси. «Общий объем кредитов с сентября текущего года до конца 2022 составит около 630 миллионов долларов», — сказал Путин.

В четверг Владимир Путин и его белорусский коллега Александр Лукашенко встретились, чтобы в очередной раз обсудить интеграцию в рамках Союзного государства. Его создание власти двух стран планируют уже больше 20 лет. Но и без несостоявшегося пока образования Россия вливает в Беларусь миллиарды долларов по разным каналам.

В условиях западных санкций, сыпящихся на Беларусь с конца 2020 года, Россия остается надеждой и опорой для режима Александра Лукашенко.

Пока европейские страны, США и Канада вводят ограничения в отношении белорусского президента, его окружения и разных секторов экономики, Владимир Путин обещает Лукашенко многостороннюю помощь, в том числе финансовую. В обмен Путин может рассчитывать на политическую и военную поддержку.

Россия является не только основным торговым партнером Беларуси, но и главным кредитором. В сентябре прошлого года, когда в Беларуси еще продолжались массовые акции оппозиции, Путин пообещал выдать стране кредит в 1,5 млрд долларов. К тому моменту задолженность Беларуси уже составляла почти 8 млрд долларов.

Кроме межгосударственных кредитов, Россия помогает Беларуси и другими способами: она предоставляет ей скидки на газ, а также поставляет нефть и нефтепродукты беспошлинно.

— Всего наш российский бюджет недополучил 22,3 млрд долларов. Все это является не чем иным, как прямой и косвенной поддержкой нашего союзного белорусского государства, — говорил в 2017 году пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков. К 2021 году эта сумма значительно увеличилась.

Русская служба ВВС по открытым данным и заявлениям оценила финансовую зависимость Беларуси от России.

Российские кредиты

За 2020 год, который был для Беларуси не только пандемийным, но и протестным, госдолг страны увеличился на 29% по сравнению с предыдущим годом.

В конце прошлого года белорусские власти отчитывались о причинах: на рост повлияло не только ослабление белорусского рубля, но и сверхплановые заимствования. Таким образом власти создавали резерв для финансирования платежей по госдолгу в 2021 году.

По данным белорусского минфина, к началу августа 2021 года общий долг Беларуси — и внешний, и внутренний — достиг 57,4 млрд белорусских рублей (22,8 млрд долларов). К концу этого года Беларуси предстоит выплатить кредиторам около 1 млрд долларов.

Основную долю в графике погашения долговых обязательств составляют кредиты России и Китая. То есть новые российские кредиты будут, скорее всего, направлены на погашение старого долга перед этими двумя странами.

Беларусь является для России крупнейшим государственным должником. По данным Всемирного банка, долг Беларуси перед Россией в конце 2019 года составлял 8,1 млрд долларов.

Владимир Путин выдает деньги Беларуси, даже когда Александр Лукашенко нелестно отзывается о России. Во время избирательной кампании летом прошлого года белорусский президент и его окружение не раз обрушивались на Россию с критикой — то обвиняя во вмешательстве в президентские выборы через «кукловодов» в «Газпроме» и в дестабилизации обстановки в стране, то ругая российское правительство за невыгодные условия экономического сотрудничества.

В декабре 2019 года Лукашенко заявил, что Россия может не рассчитывать на подписание дорожных карт экономической интеграции в рамках Союзного государства, если российское правительство не выполнит ряд условий.

28 союзных программ обсуждаются уже больше 20 лет. Но все это время их проекты ни разу не были представлены властями.

— Ты когда вступаешь в какое-то объединение, рассчитываешь, что с каждым месяцем и годом будет лучше. А что происходит у нас? Нам каждый год подсовывают новые условия. И в результате мы в экономике что-то теряем, теряем и теряем. На хрена нужен кому такой союз? Я уже вам по-простому, по-крестьянски говорю! — обиженно высказывался Лукашенко.

Но все эти нападки не привели к разладу в отношениях с российским президентом: вскоре после президентских выборов в Беларуси Путин пообещал выдать Лукашенко очередной кредит — на 1,5 млрд долларов.

Первый транш прошел в декабре, о втором министерство финансов отчиталось 2 июня. Как пояснял глава российского минфина Антон Силуанов, часть этого кредита — 1 млрд долларов, поступила из российского бюджета, остальное — из Евразийского фонда стабилизации и развития.

Большая часть взносов приходится на Россию. На этой неделе СМИ сообщили о том, что из того же Евразийского фонда Беларусь может получить взаймы еще 3 млрд долларов.

8 сентября стало известно, что в правительстве обдумывают новые варианты поддержки Беларуси.

— Мы видим, что наш сосед оказался в непростом финансовом положении. Поэтому мы взаимодействуем с нашими коллегами, различные вопросы поддержки обсуждаются, — заявил Силуанов.

Аналитики S&P Global Ratings отмечают, что недавние российские кредиты полностью покрывали потребности Беларуси в рефинансировании на 2021 год и начало 2022 года.

— Структура финансирования смягчена в сторону России, евразийского фонда. У этого финансирования мы не видим рисков на ближайшие годы, — говорит Софья Донец из «Ренессанс Капитала». Кроме того, до политического кризиса Беларусь успела сформировать сбережения — они приближаются к 10% ВВП страны, объясняет Донец. По ее оценкам, такой объем резервов страхует бюджет минимум на пять лет.

Облигации на российском рынке

Минфин Беларуси также выпускает государственные облигации, которые торгуются на разных биржах, в том числе и на европейских.

Белорусские гособлигации, торгуемые на Московской бирже, на фоне выборов и протестов в августе 2020 года подешевели, но потом почти восстановились до прежней стоимости.

А 24 мая, на следующий день после принудительной посадки самолета Ryanair и ареста оппозиционного блогера Романа Протасевича, последовала волна распродаж.

Например, объем сделок по облигациям «Беларусь-07» с погашением в 2025 году увеличился в семь раз по сравнению с 21 мая и достиг рекордных для мая 82,8 млрд рублей.

То же произошло и с евробондами. Стоимость еврооблигаций на 1,25 млрд долларов, выпущенных минфином незадолго до президентских выборов, обвалилась сразу после инцидента с Ryanair.

После принудительной посадки в Минске самолета облигации подешевели до того уровня, на котором они были во время острой фазы протестов оппозиции осенью 2020 года. В июне спрос вновь обвалился на фоне санкций ЕС.

— Облигации получили большой удар от роста неопределенности. В августе рынок свалился в негативную динамику, были распродажи в еврооблигациях, которые клиенты покупали во втором квартале, — отмечала главный экономист «Ренессанс-Капитала» Софья Донец в июне после введенных Евросоюзом санкций. Впоследствии санкции против Беларуси ввели также США, Великобритания, Канада и Швейцария.

Европейские санкции, введенные в июне, запрещают инвесторам иметь дело с ценными бумагами белорусских госкомпаний и правительства со сроком погашения более 90 дней и выпущенных после 29 июня. Однако на те, что были выпущены раньше 29 июня, ограничения не распространяются.

Первые выплаты крупного долга по еврооблигациям (около 0,8 млрд долларов) предстоят Беларуси в начале 2023 года, поэтому у правительства есть время на подготовку плана рефинансирования этого долга, полагают эксперты S&P.

В отсутствии доступа к иностранным рынкам и санкций Евросоюза в отношении новых выпусков белорусских облигаций правительство Беларуси будет и дальше полагаться на межгосударственные кредиты и может использовать доступ к российскому рынку капитала.

В мае стало известно, что для рефинансирования своего внешнего долга правительство Беларуси планирует также привлечь на Московской бирже 100 млрд российских рублей путем размещения облигаций.

Энергетические субсидии

Беларусь покупает у России газ по льготным ценам, а нефть и нефтепродукты с нулевыми пошлинами. Такие скрытые субсидии являются наиболее существенной частью финансовой поддержки Беларуси со стороны России.

При этом в последние годы, отмечают аналитики агентства S&P, объем энергетических субсидий сократился из-за налогового маневра в российском нефтяном секторе.

В 2018 году в России начали менять систему обложения налогами нефтяных компаний: с 2019 года в России постепенно снижаются экспортные пошлины на нефть, к 2024 году они должны дойти до нуля. Одновременно повышается налог на добычу полезных ископаемых.

Беларусь получала российскую нефть без экспортных пошлин. По мере обнуления пошлин страна фактически лишается скидок на российскую нефть. В 2024 году она будет получать ее по мировым ценам. Белорусский минфин оценивал потери от налогового маневра в 2019-2020 годах в 800 млн долларов.

В феврале 2020 года страны пошли на компромисс: Москва предложила Минску компенсировать часть потерь из-за налогового маневра за счет снижения премий (1-2 доллара за тонну), которые Беларусь платит российским нефтяным компаниям с 2007 года, так как для российских компаний поставки в Беларусь (по сравнению с Европой) менее привлекательны из-за небольших объемов и санкционных рисков.

По данным аналитиков российского Института энергетики и финансов, в 2020 году российские энергетические субсидии упали до минимальных 0,9% ВВП из-за сокращения физических объемов поставок и падения мировых цен на нефть и природный газ. Но в 2021 году размер экспортных пошлин вернулся к 5,7% ВВП — за счет увеличения разницы в ценах на более дешевый российский газ для Беларуси и стоимости газа в Европе.

В результате объем энергетических субсидий для Беларуси в 2021 году составит 3,5 млрд долларов, отмечает заместитель руководителя экономического департамента Института энергетики и финансов Сергей Кондратьев. Всего с 2012 года энергетические субсидии для Беларуси превысили 50 млрд долларов.

С мая этого года оценивать объем энергетических субсидий, предоставленных Россией, будет сложно, потому что правительство Беларуси перестало публиковать данные по импорту и экспорту нефти, нефтепродуктов и природного газа.

Кондратьев предполагает, что это связано с введенными США санкциями против белорусского энергетического сектора.

Европейские инвестиции

Единственный канал финансирования, по которому Россия не была главным источником поступления денег для Беларуси — это прямые иностранные инвестиции (вложения иностранных компаний в проекты в другой стране).

До объявления экономических санкций, по данным белорусского минфина, главным источником таких инвестиций был Евросоюз.

Основной поток прямых европейских инвестиций шел из Кипра, который давно является популярной низконалоговой юрисдикцией для компаний из многих стран, включая Россию и Беларусь. Фактически через Кипр инвестировать в Беларусь могут российские или белорусские компании.

Кроме Кипра из европейских стран в Беларусь инвестировали компании из Нидерландов, Германии, Польши, Латвии, Великобритании и Ирландии.

Те европейские компании, которые сейчас работают с белорусскими проектами, будут «придерживать инвестиции» из-за непредсказуемости условий для ведения бизнеса, предполагает директор по инвестициям компании «Локо-Инвест» Дмитрий Полевой.

— Как показал пример санкций против России, объем ПИИ резко сокращается не из-за наличия прямого запрета на них, а из-за рисков ужесточения санкционного режима, меньшей предсказуемости бизнес-условий, экономической и политической системы в стране, — говорит Полевой.

За 2019 год Беларусь получила в качестве прямых инвестиций около 7,2 млрд долларов (чистых — 1,3 млрд долларов), следует из данных минфина. Почти половина поступила из ЕС, около 26% — из России. В первом квартале 2020 года на страны ЕС пришлось еще больше прямых инвестиций — 59%, на Россию — около 27%, на Китай — всего 4%.

Потери для российского бюджета

Финансовая поддержка России в последние годы снижается из-за уменьшения объема энергетических субсидий, отмечают аналитики S&P.

В условиях санкций и закрытых внешних рынков российские кредиты остаются одним из немногих источников внешнего финансирования Беларуси, считает Дмитрий Полевой из «Локо-Инвест».

— Насколько они компенсируют ущерб от западных санкций, сказать сложно, учитывая, что санкции в полной мере пока не оценить, и точного понимания по объему кредитов от России мы не имеем, — говорит Полевой.

Для России кредит в 1,5 млрд долларов, который она выдает Беларуси, это некритичные деньги, полагает директор белорусского центра экономических исследований Катерина Борнукова.

С Борнуковой согласен российский экономист Евгений Гонтмахер. — Беларуси эти 1,5 млрд помогают закрыть многие дыры, которые появляются у Лукашенко. Для России это небольшие деньги, — говорит Гонтмахер.

Однако в такой финансовой помощи есть большие риски для России, поскольку в мировом сообществе Александр Лукашенко является нелегитимным президентом, поясняет Гонтмахер. Экономист считает, что все экономические сделки, которые проводятся, формально нелегитимны.

— По факту это, конечно, невозвратные кредиты. Если в Беларуси будет смена власти, новое руководство Беларуси может сказать России и Евразийскому фонду: «Друзья, вы дали деньги нелегитимному президенту, мы их отдавать не будем». В этом очень большие риски для России. У нас, наверно, эти деньги уже считаются списанными, — говорит Гонтмахер.

При этом если кредиты должны быть возвращены с процентами, то энергетические субсидии точно являются безвозвратными потерями для России, отмечают многие экономисты.

Увеличение энергетических субсидий, на которое претендует Беларусь, невыгодно России, полагает Сергей Кондратьев из Института энергетики и финансов.

Беларусь настаивает на предоставлении «равных» условий для своих предприятий, хочет получать российские энергоресурсы по внутрироссийским ценам, не неся издержек на воспроизводство ресурсной базы или обеспечение работы инфраструктуры и городов на севере.

Если Россия предоставит Беларуси компенсации за налоговый маневр, российский бюджет может потерять до 25 млрд рублей к 2022 году и до 40 млрд рублей к 2024 году, прогнозирует Кондратьев.

— Комизм ситуации в том, что Беларусь экспортирует произведенные из российской нефти нефтепродукты на те же рынки, что и Россия, то есть выступает конкурентом для российских нефтеперерабатывающих заводов, — комментирует экономист.

Это значит белорусские нефтеперерабатывающие заводы окажутся в привилегированных условиях по сравнению с российскими из-за лучшей логистики при поставках на внешние рынки.

В газовой сфере, при установлении цен для Беларуси на уровне Смоленской области, Беларусь сможет получить еще до 1,2 млрд долларов экономии в год, предполагает Кондратьев. При этом уже сейчас предлагаемые цены на российский газ для Беларуси в 3-4 раза ниже стоимости газа на европейском рынке.

Кондратьев отмечает, что предоставление новых субсидий без проведения в Беларуси структурных реформ и нормализации социально-политической ситуации приведет лишь к перераспределению этой «ренты» в пользу приближенных к властям Беларуси бизнесменов и силовиков и кардинально не улучшат ситуацию в экономике в целом.

Для России участие в интеграционных проектах с Беларусью и вся финансовая поддержка — это чистая политика, замечает экономист Евгений Гонтмахер, потому что для российской экономики белорусская не имеет значения. Беларусь не производит ничего такого, чего в России нет или нельзя выгоднее купить в других странах, говорит Гонтмахер.

Россия в лице Путина не заинтересована в том, чтобы Беларусь отдалилась от России, как это пытаются сделать Украина, Молдова, Грузия, поэтому Россия вынуждена вести переговоры, полагает экономист.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 3 (оценок:5)