Валерия Перепелкина

Социолог: «Боль после событий 2020 года делает нас немного эгоистичными, за это сложно упрекать белорусов»

Геннадий Коршунов — о «локальной асоциальности» белорусов и рейтинге Лукашенко

Выходцы из Ближнего Востока последние несколько месяцев активно приезжают в Беларусь. Встретить в центре Минска большие скопления таких «туристов» — дело нехитрое.

Как общество настроено по отношению к приезжим и миграционному кризису в целом? Филин поговорил на эту тему с социологом Геннадием Коршуновым.

— Пока единственное, на что мы можем опираться, — это данные проекта «Народный опрос». Специфика этой инициативы — сбор информации не со всего общества, а с его большей части и, скорее, более протестно ориентированной.

Согласно этим данным, практически все респонденты в той или иной степени в курсе разворачивающихся событий. В частности, почти ⅔ говорят, что внимательно наблюдают за миграционным кризисом, еще треть — следят за ним наряду с другими новостями.

Относительно непосредственного контакта: в Минске почти 80% опрошенных указали, что минимум раз сталкивались с приезжими в городе. Это очень много.

Второе место по регионам, безусловно, занимает Гродненская область. Там с мигрантами пересекались более половины респондентов. То есть люди знают о кризисе не только опосредованно, из новостей.

Еще интересный момент, который во многом, полагаю, и определяет отношение белорусов к мигрантам, — уверенность в том, что кризис — это искусственный феномен. Ответственность за него опрошенные возлагают на совесть белорусских властей, отношение к которым в обществе сейчас крайне негативное.

Кроме того, более половины респондентов утверждают, что российская верхушка тоже замешана в приграничном конфликте.

Поэтому, видимо, и существует такое достаточно сложное отношение к мигрантам: с одной стороны есть проблема гуманистического характера и соблюдения прав человека, а с другой — настороженность, возможно, даже с негативным подтекстом, которую можно увидеть в соцсетях и в комментариях под публикациями СМИ.

Геннадий Коршунов. Фото journalby.com

Тем не менее, белорусское общество само по себе достаточно прохладно относится к представителям других народов, особенно тех, которые значимо отличаются внешне.

Опыта межкультурного общения было немного, а постсоветская риторика руководства страны предполагает очень специфическое отношение к «чужим». «Чужие» — все равно враги, что четко читается в провластном нарративе.

Собеседник «Филина» добавляет, что однозначно в социуме остались еще отголоски советского «интернационализма»:

— Когда советский народ исполняет своего рода мессианскую роль, неся некий свет правильной жизни на другую территорию или в культуру более отсталых. Это не напрямую сверху декларируется, но такой след тоже достаточно ярко чувствуются.

Ранее, до кризиса, но уже во времена ковида, я принимал участие в нескольких проектах по изучению отношения к мигрантам. Там рисовалась достаточно интересная картина: с одной стороны – белорусы довольно прохладные. Не враждебные, а именно прохладные.

Один из мигрантов в интервью сказал хорошую вещь: «Белорусу очень сложно подойти и попросить о помощи, они закрытые. Но если подойти попросить помощь, то белорус никогда не откажет». Это очень интересный момент, во многом нечто такое сохраняется и по отношению к ситуации на границе.

Безусловно, после 2020 года, основная боль народа — внутри и о себе: о своих заключенных, переживаниях во время маршей и так далее. И эта боль делает нас немного эгоистичными, за это сложно упрекать белорусов.

С другой стороны – агрессии, помимо некоторых вербальных вещей, которые во многом спровоцированы, не так и много. Когда мы спускаемся на уровень человеческих взаимоотношений, повседневных межличностных контактов, белорусы становятся более человечными и эмпатичными.

В исследовании, о котором я рассказывал в начале, есть вопрос о том, кому больше всего сочувствуют люди. Подчеркну, эти данные нельзя переносить на все общество.

Ответы очень интересные: больше всего народ все равно сочувствует мигрантам. Более трети респондентов вынесли их на первое место.

На втором месте — травматический опыт 2020-го и репрессии текущего года. В рамках заботы, обеспокоенности и эмпатии, если угодно, этот опыт концентрирует белорусов на собственных проблемах, прежде всего. Однако в данном конкретном случае мы видим, что приезжим все же сопереживает большинство.

Пропаганда в России стала винить Лукашенко в разжигании миграционного кризиса. Повлияет ли это на его рейтинг, имидж страны?

— Сложно сделать имидж Беларуси более радикальным, нежели он есть сейчас. Если говорить о смене риторики российских СМИ, стоит подумать о том, как они влияют на те остатки электората Лукашенко, которые пока еще есть.

Тут сложно говорить о соотношении, но я вижу, что часть лояльного к правителю общества достаточно пророссийская. И, безусловно, смена вектора в риторике восточной страны-соседки будет подтачивать поддержку Лукашенко среди той части общества, для которой важна идея русского мира, плотной дружбы с РФ и союзного государства.

Иначе говоря, на образ Беларуси как страны все это вряд ли повлияет. А вот на уровень поддержки правителя со стороны остатков лояльной части общества — вполне.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.7 (оценок:43)