В мире

«Счастливых исходов нет. Может ли Россия применить ядерное оружие в Украине

The Atlantic пишет: многие эксперты считают, что симметричный ответ все только ухудшит. Василий Легейдо пересказывает для Медузы эту статью.

Пуск баллистических ракет «Булава» с атомного подводного крейсера Тихоокеанского флота «Владимир Мономах» в Охотском море. 12 декабря 2020 года. Фото: Минобороны РФ / ТАСС

Агрессивная риторика российских политиков и пропагандистов в последние месяцы заставляет экспертов по всему миру оценивать вероятность ядерного конфликта. Один из главных вопросов касается того, как должен Запад отреагировать в случае применения атомного вооружения со стороны России против Украины.

Американский журналист и автор книги о ядерной безопасности Эрик Шлоссер поговорил с экспертами (в том числе с одним, который видел последствия ядерной бомбардировки лично), проанализировал вероятность подобного развития событий и предложил разные варианты дальнейшего поведения для властей Соединенных Штатов.

По словам директора проекта «Стратегическое ядерное вооружение России» Павла Подвига, для мгновенного использования российским властям доступны только баллистические ракеты большой дальности, расположенные на земле и на подводных лодках.

Если Путин решит атаковать Украину ракетами меньшей дальности, их придется перемещать с центральных хранилищ, которые называют объектами «С». Одна из таких точек, Белгород-22, располагается в 25 километрах от украинской границы. Оттуда ядерные ракеты будет необходимо транспортировать на военные базы.

Чтобы привести боеголовки в боевую готовность или погрузить водородные бомбы на самолеты, потребуется несколько часов. Вероятнее всего, американские власти узнают о действиях российских военных благодаря спутниковому наблюдению, агентам под прикрытием и «камерам, спрятанным у дорог».

США и другим государствам с ядерным арсеналом придется решать, как реагировать на столь явную агрессию своего политического и идеологического противника.

Эксперты сходятся во мнении, что вероятность ядерной войны сейчас выше, чем в любой другой период со времен Карибского кризиса в 1962 году. Принципы применения ядерного оружия до сих пор регулировались Договором о нераспространении между пятью странами, разработавшими и применившими подобную технологию до 1967 года.

К ним относились США, СССР (позже Россия), Великобритания, Франция и Китай. В январе 2022 года эти пять государств подтвердили готовность следовать принципу, утвержденному Рональдом Рейганом: «Ядерную войну нельзя начинать и невозможно выиграть».

Но Россия, по мнению автора статьи, нарушила принципы договора, напав на страну, отказавшуюся от ядерного оружия, и угрожая применить его против стран, оказавших поддержку Украине.

В начале 1960-х разные варианты развития событий при ядерном конфликте подробно проанализировал футуролог и экономист Герман Кан. Его концепция получила название «Эскалация войны» и состояла из 44 ступеней.

Первая подразумевала полное отсутствие враждебности, а последняя — ядерное уничтожение. Президент должен решить, с какой ступени начать в конкретной ситуации и как «подниматься» по этой лестнице в зависимости от развития событий.

Более актуальный план реагирования, под названием «воронка эскалации» (escalation vortex), составил старший научный сотрудник командования глобальных ударов ВВС США Кристофер Йоу. Его концепция подразумевает не только вертикальную градацию вариантов, но и горизонтальную — в зависимости от разных типов современного вооружения: космического, кибернетического, конвенционального или ядерного.

График, на котором указаны возможные варианты, выглядит как торнадо, а худший вариант в самой широкой части воронки подразумевает «высший уровень уничтожения общества без возможности восстановления».

Администрация Джо Байдена не высказывалась конкретно по поводу того, какие меры может принять в случае применения Россией ядерного оружия в войне с Украиной. Глава государства ограничился констатацией того, что подобное поведение было бы «абсолютно неприемлемо».

Чтобы определиться с реакцией на вероятную ядерную атаку, американскому правительству необходимо представлять, как именно Россия может нанести соответствующий удар. Вот возможные варианты:

  • детонация ядерной бомбы над Черным морем как демонстрация силы и намерений без прямых жертв;
  • попытка уничтожить руководство Украины с помощью удара по бункерам президента Владимира Зеленского и его советников;
  • атака на украинскую военную базу или склад, не ставящая целью нанесение вреда мирным жителям;
  • уничтожение целого города и массовое убийство мирных жителей с целью внушить ужас и принудить соперника к немедленному отказу от борьбы (такую же цель преследовала ядерная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки).

При выборе реакции Байдену и его ближнему кругу будет необходимо учитывать не только один из этих сценариев развития событий, но и то, как в России отреагируют на ответные меры США. Резкий ответ может еще сильнее распалить противника и привести к эскалации конфликта.

Бывший американский сенатор и неофициальный советник Барака Обамы на посту президента Сэм Нанн считает, что Байден оправданно избегает однозначных высказываний по поводу реакции на возможное применение атомного вооружения.

Такую стратегию эксперт, который одно время возглавлял комитет сената по вооруженным силам и тесно сотрудничал с российскими коллегами в том числе по вопросам ядерного оружия, называет «намеренной двусмысленностью».

Нанн рассчитывает, что Байден контактирует с официальными лицами в России по секретным каналам — например, через бывшего директора ЦРУ Роберта Гейтса. В таком случае американские власти могли бы донести до окружения Путина, насколько резко в США осудят любое применение атомных разработок. Именно подобная тайная дипломатическая коммуникация помогла избежать открытого конфликта в 1962 году, во время Карибского кризиса.

Однако нынешнюю ситуацию Нанн считает более опасной и напряженной, чем Карибский кризис. Чтобы избежать катастрофы, по его мнению, требуются рациональные лидеры, точная информация и отсутствие масштабных просчетов. Сейчас из-за «ядерного безумия Путина» все три условия оказались под сомнением.

Тем не менее Нанн полагает, что даже в случае применения ядерного оружия в Украине ответный удар со стороны Штатов должен быть крайней мерой.

Эксперт считает, что уместнее будет горизонтальная эскалация в соответствии с концепцией Кристофера Йоу. Например, если Россия запустит боеголовку с корабля, американские вооруженные силы должны немедленно подбить судно. В зависимости от масштабов атаки США в ответ может утопить флот агрессора в Черном море или установить бесполетную зону над Украиной.

В любом случае, как считает Нанн, необходимо сделать все, чтобы избежать перерастания конфликта в открытое ядерное противостояние. Проблема в том, что чем дольше продолжается война, тем выше для России соблазн атаковать каналы снабжения Украины со стороны НАТО. Повышается вероятность просчетов и ошибок, которые могут привести к третьей мировой.

Американское руководство за последние годы не раз поднимало тему потенциальной российской агрессии. В 2016 году сотрудники команды нацбезопасности Обамы в игровой форме симулировали ситуацию, когда Россия напала на одну из балтийских стран и применила тактическое ядерное оружие малой мощности в надежде склонить НАТО к миру на своих условиях.

Тогда одна группа сотрудников пришла к выводу, что у Штатов не останется другого выбора, кроме как нанести ответный удар, потому что иначе государство подорвет свой авторитет, а надежность альянса окажется под вопросом.

Но и выбрать подходящую цель тоже сложно: нанесение ядерного удара по российским войскам на оккупированной территории ставит под угрозу мирное население этой страны, а по целям внутри России — провоцирует глобальный конфликт.

В итоге авторы сценария решили нанести удар по Беларуси — стране, которая не участвовала в гипотетическом конфликте и не провинилась ни в чем, кроме того, что является союзником России.

Другая группа возразила, что использование оружия подобной мощности с этической точки зрения не может быть оправдано ни при каких условиях. В такой ситуации, по мнению противников ядерного контрудара, было бы правильнее ответить с помощью обычного оружия и настроить мировую общественность против России за нарушение международных соглашений. Входившая во вторую группу Эврил Хайнс заняла при Джо Байдене пост директора Национальной разведки.

В 2019 году федеральное Агентство по сокращению военной угрозы США (DTRA) смоделировало ситуацию, в которой Россия нападает на Украину и применяет ядерное оружие. Результаты исследования остались засекречены, но один из участников анонимно рассказал, что «счастливых исходов нет», а «победить можно, только если не играть».

Ни один из экспертов по национальной безопасности, с которыми пообщался автор статьи, не сказал, что в ответ на российский ядерный удар по Украине Штаты должны применить аналогичное оружие.

Некоторые — например, бывший директор московского отделения Фонда Карнеги и бывший заместитель генерального секретаря НАТО Роуз Гетемюллер — уверены, что такой радикальный ход скорее сыграет против России.

Любое применение ядерного оружия на территории Украины вызовет резкое осуждение со стороны стран безъядерной зоны (Африки и Латинской Америки), а также, вероятно, вынудит Китай отвернуться от Путина и поддержать санкции против России в Совете безопасности ООН. Китайское руководство еще в 2016 году пообещало не применять ядерное оружие против стран, у которых его нет, а также в безъядерных зонах, и даже не грозить его применением.

Гетемюллер предполагает, что, если Штаты засекут перемещение ядерных боеголовок в России, Байден должен послать Путину жесткое предупреждение по внутренним каналам, а затем раскрыть данные разведки, чтобы нанести российской верхушке репутационный урон.

Эксперт уверена, что за ядерный арсенал в России отвечают профессионалы, которые трезво оценивают ситуацию и могут саботировать приказ о бомбардировке Украины. Если же они все-таки подчинятся, со стороны Штатов жесткая дипломатическая реакция — в сочетании, например, с выводом из строя командных центров российских стратегических сил в результате массированной кибератаки — будет предпочтительнее, чем ответная агрессия.

Один из руководителей центра международной безопасности Стэнфордского университета Скотт Саган считает, что со смещением театра военных действий на юг Украины вероятность ядерной атаки со стороны России сошла на нет. Путин вряд ли решится на уничтожение и ядерное загрязнение территории, которой рассчитывает завладеть.

Если же удар все-таки будет нанесен, Саган, как и другие эксперты, полагает, что Штатам стоит контратаковать российские вооруженные силы в Украине или военные базы внутри России с помощью конвенционального оружия, а не использовать в ответ ядерные боеголовки или водородные бомбы.

Бывший министр обороны США и ветеран Второй мировой войны Уильям Перри, своими глазами наблюдавший последствия бомбардировок Хиросимы и Нагасаки, в 1960-х помог разрешить Карибский кризис, а в 2008 году присоединился к требованию нескольких влиятельных американских экспертов отказаться от использования ядерного оружия.

В разговоре с журналистом 94-летний специалист предположил, что слабость российской армии относительно американской и сравнительное преимущество российского тактического вооружения могут подтолкнуть Путина к ядерному удару. В таком случае, по мнению Перри, американским властям необходимо:

  • как можно скорее предать огласке имеющуюся информацию о подготовке к атаке;
  • вызвать как можно более сильную реакцию со стороны мирового сообщества;
  • ответить на фронте, но с применением конвенционального, а не ядерного оружия.

Основная задача руководства Соединенных Штатов — не поддаться ядерному шантажу со стороны российского руководство и вести себя достаточно рационально, чтобы не развязать смертельную для человечества войну.

Тем не менее собеседники автора статьи сошлись на том, что в подобных вопросах не может быть никаких верных и надежных вариантов. Чем активнее российская верхушка заигрывает с идеей применения ядерного оружия, тем выше становится вероятность чьей-либо ошибки или случайной детонации.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.6(28)

Читайте еще

Война, 13 августа. Эксперт назвал два возможных сценария дальнейшего развития войны. МИД РФ угрожает США разрывом дипотношений. Вопрос о визах гражданам РФ будет решен ЕС в конце августа. Спутниковые кадры Зябровки

Война, 12 августа. The New York Times: РФ ежедневно теряет 500 военнослужащих в Украине. 12 стран изменили порядок выдачи виз жителям РФ. Ночные обстрелы Харькова

Война, 11 августа. «В российской армии курят в неположенном месте, а в Беларуси – боевые машины сталкиваются неудачно». Расследование теракта в Еленовке CNN опровергает версию РФ. Эстония закрывает границы для граждан РФ с шенгенскими визами

Война, 10 августа. В ЕС обсуждают предложение запретить выдачу шенгенских виз россиянам. Украинский генштаб: россияне безуспешно пытаются атаковать под Харьковом, Изюмом и Бахмутом. Почему Кремль отрицает причастность украинцев к взрывам в Крыму

Кульбиты пропаганды по поводу взрывов в Крыму

Война, 9 августа. Взрывы на аэродроме в Крыму — работа ВСУ, но у россиян главный враг — «детонация». Зеленский: «Мы вернемся в украинский Крым». Оккупанты начали подключать Запорожскую АЭС к энергосистеме РФ