Экономика

Анна Зимина

Романчук: «Секреты, которые в Беларуси можно было выведать, Китаю давно известны»

Прирастает ли экономическое сотрудничество официального Минска и Поднебесной?

Белорусские власти продолжают утверждать, что санкции не работают, экономика растет, а сотрудничество с восточными партнерами, Россией и Китаем, только укрепляется. Так, вспомнив в начале года о грядущем 30-летии установлении дипломатических отношений между Беларусью и Китаем, Александр Лукашенко и Си Цзинпинь уверили друг друга во взаимной поддержке, политическом доверии, дружественности и плодотворности.

Параллельно вице-премьер Николай Снопков заявил, что в 2021 году зафиксирован рекордный прирост числа резидентов индустриального парка «Великий камень» и что Беларусь остается наиболее удобным логистическим хабом между Востоком и Западом.

Однако на фоне новостей об открытии альтернативного маршрута для доставки китайских грузов в обход Беларуси, через порт в Санкт-Петербурге, такие заверения выглядят скорее попыткой выдать желаемое за действительное — мол, все хорошо, прекрасная маркиза.

Насколько радужны на самом деле перспективы белорусско-китайского экономического сотрудничества, «Салідарнасць» в экспресс-комментарии попросила оценить независимого экономиста Ярослава Романчука.

— Белорусско-китайские отношения последних 20 лет надо рассматривать в контексте, особенно в торговле, — отметил эксперт. — Китай действительно превратил Беларусь в легкодоступный рынок для реализации своих товаров, в место, где можно использовать связанные кредиты для того, чтобы отдельные компании зарабатывали очень много денег. Плюс получил возможность заявлять о наличии еще одного партнера на Новом Шелковом пути, который является частью экспансии Китая в Европу.

Если говорить о структуре торгового баланса, нам, кроме удобрений и каких-то сырьевых ресурсов, практически продавать нечего. Китай — рынок очень конкурентный, очень емкий, но там есть свои требования и достаточно своих производителей. Влезть туда с белорусским подходом очень сложно, за исключением, может быть, МЗКТ, БелАЗа, некоторых особых товаров. Впрочем, лишь вопрос времени, когда китайцы начнут их копировать и делать лучше и дешевле.

Китай интересуется не только тем, что происходит на земле. FAST телескоп помогает китайским астрономам познавать тайны космоса. Фото: media.wired.com

Что касается вопроса о кредитовании и инвестициях, то белорусско-китайскому индустриальному парку «Великий камень» уже лет 6 или 7 (строительство было начато в 2015 году — С.), должен активно работать. Но кроме большого логистического склада, который банально создает конкуренцию для аналогичных структур Беларуси, он больше ничем не занимается: нет ни высокотехнологичных производств, ничего подобного.

Совершенно четко в мировой экономике образовалось такое узкое место, как полупроводники, а у нас ведь есть «Интеграл» и заявления, что Беларусь может что-то делать из электроники — казалось бы, вот, пожалуйста, делайте за китайские деньги, если у вас есть мозги и технологии. Но — ничего не получилось.

Белорусско-китайский парк остается лишь очень привлекательной налоговой зоной, свободной от таможенных пошлин, которую используют люди, имеющие право входа в эту зону и отпимизирующие свои налоги. Каких-то больших, прорывных технологий там безусловно нет, но проект закрывать никто не собирается, висит себе и пускай висит.

То же самое касается «БелДжи»: выпускать такого рода автомобили на внутренний рынок, причем дискриминируя других производителей — большого ума не надо.

Те связанные кредиты, которые были использованы в рамках государственных программ по модернизации, безусловно, очень выгодны для китайских подрядчиков и тех, кто выбивает деньги из китайского бюджета. Но что для Беларуси?

Если взять Волковысский цементный завод, он скорее мертв, чем жив, Светлогорский целлюлозно-картонный комбинат, бумажная промышленность, энергетика — все те объекты, которые были модернизированы или отремонтированы при помощи китайских денег, работают либо плохо, либо очень плохо.

— Что можно сказать о привлекательности Беларуси в качестве логистического хаба на пути с Запада на Восток и наоборот?

— Хаб должен быть местом, открытым для всех соседей. Когда он упирается в железобетонную стену, железный занавес, который Лукашенко построил из-за политических и гуманитарных событий в нашей стране — это никому не нужно.

Китай — страна, которая ориентируется совершенно на другие рынки и другие масштабы. Они конкурируют с Россией и «подсадили» ее на поставки самого дешевого газа из всех партнеров, плотно работают в Казахстане и Средней Азии. Возможно, есть какая-то группа чиновников, которая может заработать на Беларуси — ну, почему бы нет.

Секреты, которые у нас можно было выведать, Китаю давно известны, технологии заимствованы через нехитрые схемы. Логистика, авиа- и другие виды перевозок не являются той темой, на которую в существующем режиме китайцы пошли бы — их гораздо больше интересует Россия и Украина. И если им удастся решить проблемы с Россией, Беларусь будет тем фруктом, который сам упадет в руки.

Вообще говоря, я не знаю ни одного китайско-белорусского продукта, или китайского продукта в Беларуси, который можно было бы назвать флагманским, современным и прорывным.

— На ком отразится подорожание покупок в интернет-магазинах, в том числе популярном у белорусов AliExpress?

— Объем покупок белорусами не составляет для AliExpress какую-то значимую величину, и на китайских продавцов это никак не повлияет. Аналогичные налоги на интернет-торговлю ввела Украина, страны Евросоюза. Поэтому это будет просто дополнительный налог, который не позволит небогатым белорусам оптимизировать свои затраты на потребительские товары и заставит платить белорусскому Левиафану еще больше.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.9(55)