Романчук о бонусах для инвесторов: «Это как в гигантской тюрьме создать одну камеру повышенной комфортности»

Устроит ли наших партнеров, что Беларусь вместо транзита станет  конечным пунктом назначения?

Размышляя над судьбой «Великого камня», власти решили, что будут «исходить из интересов государства и инвесторов» и разработали проект о совершенствовании с кучей, на их взгляд, привлекательных преференций и бонусов.   

— Это, как в гигантской тюрьме с разными карцерами и пыточными создать одну камеру повышенной комфортности, — сравнил «заманчивое» предложение властей известный экономист Ярослав Романчук. 

Соответствующий проект он считает «отчаянием властей» и убежден, что в условиях отсутствия базовых ценностей, вряд ли кто-то станет рассматривать размеры процентных ставок.

— Это просто отчаяние. На самом деле, власти настолько обнулили доверие к себе и свою репутацию, что любые льготы перестали быть эффективным инструментом привлечения инвестиций. Власти и сами, собственно, признают, что в стране «иногда не до законов», и это распространяется, в том числе на ПВТ, на «Великий камень», на любого человека, любого инвестора, здесь ни у кого нет никакого иммунитета.

Даже элементарно, как эти инвесторы сейчас сюда прилетят? Сообщения-то воздушного нет!

Режим, который выбрали белорусские власти — это режим индивидуальной работы с определенными богатыми людьми, склонными к политическим рискам, это всем известные арабские, сербские, российские олигархи. Но все, кто хотел попробовать такого рода бизнес в Беларуси, уже попробовали. Некоторые, как тот же бизнесмен Александр Муравьев, уже сидит в тюрьме.

Белорусскому инвестиционному климату нужны радикальные реформы, причем они заключаются не в процентных, налоговых или арендных ставках. Они заключаются в фундаментальных институтах, которые в Беларуси не работают на инвестора, — полагает специалист.

Он напомнил о первоначальных задачах «Великого камня», от которых теперь придется отказаться, и задался вопросом, понравится ли это китайским партнерам?

— Самое удивительное, что «Шелковый путь» и «Великий камень» задумывались, как транзит китайских товаров в Европу. А сейчас, когда Европа для Беларуси закрылась, вместо транзита у нас получится конечный пункт назначения. Едва ли это понравится китайским партнерам, которые совершенно по-другому рассматривали Беларусь.

Правительство понимает, что нужно что-то делать, но все их действия, которые они совершают последний год, дезавуированы. Чиновники вокруг Лукашенко не могут сказать, что, на самом деле, он — самая большая проблема для привлечения инвестиций, и начинают предлагать: а давайте льготами заманим, кредитами, инфраструктурой. Но, чтобы они не предлагали, без решения политического гуманитарного кризиса ни о каких инвестициях речи быть не может.

Когда в качестве образца для развития Беларуси упоминают Сингапур, скажем, вариант авторитарной модернизации, то надо понимать, что у нас все-таки не просвещенный авторитарный лидер, а скорее лидер с ориентацией в прошлое, который пытается делать инвестиции по советскому образцу с элементами военного коммунизма.

Лукашенко не может и никогда не сделает то, что сделал в свое время Ли Куан Ю. Сингапур — это сугубо частная динамичная капиталистическая экономика. Размер государства в Сингапуре, когда они начинали, был 10% ВВП, плюс очень низкие налоги, английское право, священная, неприкосновенная частная собственность, открытая торговля. В Беларуси — все с точностью наоборот. Поэтому из предложенных правительством «совершенствований» в отношении «Великого камня» или чего бы то ни было другого не получится ничего — это точно, — заключил Романчук.  

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:79)