Рогов: «По идее Кремля, под его контролем должны оказаться четыре области Украины»

Российский политолог — о том, как Путин сам подтолкнул НАТО к усилению и чего хочет добиться в Украине.

— Почему-то в Москве считали, что они будут вооружаться и готовиться к войнам, а никто вокруг не будет. В Кремле все время говорили, что боятся расширения НАТО. А по-моему, они о нем мечтали, — прокомментировал политолог Кирилл Рогов в эфире Живого гвоздя заявку Финляндии о вступлении в альянс.

— Во всяком случае, делали все, чтобы это произошло, разрушая возникшую после распада Советского Союза архитектуру, и преуспели в этом немыслимо.

На самое деле, вступление Финляндии и Швеции в НАТО — это очень серьезное событие, и выглядит оно не совсем так, как в России это понимают. Это совсем другое расширение, чем было до сих пор. То, чем власти пугали население и самих себя — это был прием в НАТО новых членов, которые являются исключительно реципиентами военной помощи. А сейчас вступают экономически сильные страны, и это очень укрепляет НАТО.

Потому что если раньше был перешеек, от Польши и Прибалтика, это были новые страны-члены, которые не имели эффективной самозащиты, только получали некий «зонтик». Теперь мы видим формирование Балтийского блока НАТО, которые реально могут создать северный фланг Альянса, у них на это есть деньги и возможности.

Благодаря Владимиру Путину НАТО стало другой организацией, действительно собирающейся нарастить расходы на вооружение и безопасность — они должны достигнуть, по плану, 2% ВВП, и это будет принципиально новая ситуация.

В речах Путина из всех стран НАТО чаще всего упоминается США как главный антагонист России. По мнению политолога, так происходит из-за того, что российские власти неадекватно оценивают окружающую их реальность.

— Путин говорит о США, это такая старая КГБшная традиция — так же и Патрушев говорит. Их представление об иерархии международных отношений взято из личного опыта: если я сильнее, значит, я буду диктовать условия.

Но на Западе механизм взаимодействия устроен гораздо более сложным образом. В нем, безусловно, есть более мощные лидеры, которые доминируют, вкладывают больше денег и имеют больший вес, но это не значит отрицания суверенитетов других стран. Так что и Патрушев, и Путин скорее транспонируют свое представление о мироустройстве, приписывают его другой части мира.

Как может развиваться ситуация в условиях, сложившихся на третьем месяце войны?

— Сейчас мы видим драматический сценарий ближайшего будущего: российские войска закрепляются на оккупированных территориях, скорее всего, добиваются еще некоторого военного прогресса. По идее Кремля, под его контролем должны оказаться четыре области: Донецкая, Луганская, большая часть Запорожской и Херсонская. Это создает сухопутный коридор в Крым.

А дальше возникает патовая ситуация. Для Украины это неприемлемая потеря территории, для России — относительная победа в краткосрочной перспективе. Возникают очень сложные выборы, прежде всего, для Украины, которой как-то нужно будет принять факт оккупации территорий.

И есть еще важная тема, у Украины есть еще один новый фронт, на котором придется сражаться. И этот фронт — экономика. Украина почти отсечена от черноморских портов, и в такой ситуации будет очень трудно существовать, если Путину удастся захватить сухопутный коридор в Крым.

Сейчас во многом ситуация держится на западной помощи, но в таких масштабах она долго не может идти, и к тому же носит разлагающий характер. Нужно придумать какой-то экономический прорыв, чтобы налаживать жизнь там, где она есть. Это сценарий с челленджем, и он довольно тяжелый.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 3.6(25)