Никита Петров, Новая газета

«Разжиревшие на тучных казенных харчах генералы и полковники из охраны»

Как Сталин сократил охрану и кремлевскую челядь.

В книге воспоминаний «Двадцать писем к другу» дочь Сталина описывает любопытный эпизод. Сталин затребовал финансовую отчетность по Главному управлению охраны МГБ: «Он пытался как-то провести ревизию своему хозяйству, но из этого ничего не вышло — ему подсунули какие-то выдуманные цифры. Он пришел в ярость, но так ничего и не мог узнать».

При этом «генерал Власик распоряжался миллионами от его имени, на строительство, на поездки огромных специальных поездов, но отец не мог даже толком выяснить где, сколько, кому…»

Николай Власик, многолетний начальник охраны Сталина, за все годы своей службы пережил и взлеты, и падения. Тяжелый характер «хозяина» он знал. Но 1952-й стал для него роковым.

Сталин с годами стал по-стариковски скаредным и придирчивым к неоправданным тратам, часто распекал подчиненных. Как вспоминала его дочь: «Иногда он набрасывался на своих комендантов и генералов из охраны, на Власика с бранью: «Дармоеды! Наживаетесь здесь, знаю я, сколько денег у вас сквозь сито протекает!».

И действительно, размах и помпезность кремлевских приемов впечатляли. На обеспечение «особого снабжения охраняемых и для спецмероприятий» расходовалось немыслимое количество продуктов. Только в одном 1946-м в Кремль для питания Политбюро и на банкеты, то есть на те самые «спецмероприятия», было отпущено:

Мясо — 125 тонн

птица — 65 тонн

дичь боровая — 30 000 штук

рыбные деликатесы — 30 тонн

икра зернистая — 10 тонн

икра паюсная — 6 тонн

икра кетовая — 2 тонны

раки — 50 000 штук

водка — 1500 декалитров

коньяки — 1000 декалитров

вина сухие — 1500 декалитров

вина десертные — 500 декалитров

шампанское — 20 000 бутылок

Тут можно дать волю фантазии. Сопоставить обилие закуски и число бутылок спиртного. Завораживает! Зернистой, паюсной и кетовой икры хватит на 1 миллион 800 тысяч бутербродов — это если класть по десять граммов на бутерброд, а бутылок водки и коньяка выпито — 50 тысяч (в отчете значились и фрукты, так что для вина и шампанского закуска тоже есть).

Это же получается по 36 бутербродов с икрой на бутылку, а ведь там еще и мясные закуски были, а с ними — рыба и дичь. И если сопоставлять спиртное с закуской, можно сделать вывод, чего больше растащили гости и прислуга. Увлекательные расчеты.

Да, в Кремле пировали и ни в чем себе не отказывали.

И это в полуголодной стране в год неурожая. Населению продукты отпускали по карточкам.

В то же время на стол Сталину ложились донесения одно другого ужаснее: 16 мая 1946-го об арестах «за продажу мяса человеческих трупов и неудовлетворительном продовольственном снабжении немецкого населения на территории Восточной Пруссии». Ну тут понятно: немцев, вдруг оказавшихся жителями СССР, никто кормить не торопился. Но и в советских республиках — не лучше.

Вот сообщение 25 декабря 1946-го — «о тяжелом продовольственном положении населения, росте преступности и смертности в Молдавии», а вот за 1 марта 1947-го — «о голоде в южных районах Украины».

Сталин все же выяснил «где, сколько и кому» и весной 1952 года разогнал Главное управление охраны (ГУО) МГБ, кардинально урезав финансирование и сократив штат почти в четыре раза. Он видел, как обставлялись выезды его «литерного поезда» на юг. Дочь Сталина пишет: «Бегал и суетился генерал Власик — ожиревший, опухший от важности и коньяка. Пыхтели и прочие, разжиревшие на тучных казенных харчах генералы и полковники из охраны. Их ехал целый поезд — свита, двор, прихлебатели».

Расходы на охрану и штат ГУО МГБ оказались колоссальны. Смета по ГУО МГБ за 1951-й составила 562 миллиона 746 тысяч рублей, а штатная численность — 14 430 человек. А на 1952-й была запланирована смета расходов по ГУО МГБ — 672 миллиона 434 тысячи рублей.

Внушительно выглядели расходы на питание по «ближней даче». За 1951 год они составили 387,5 тысячи рублей. Большая часть этих денег ушла на кормление гостей. Сталин давал обеды для приезжавших к нему соратников. Всего было учтено 1122 человека — из расчета 269 рублей 60 копеек за один обед. Итого на обеды ушло 302,5 тысячи рублей. Подумать только, сталинский обед для одной персоны — 26 рублей 96 копеек в ценах 1961-го. Даже в самых шикарных московских ресторанах кормили дешевле.

В проекте решения Сталин понизил статус охраны до управления, а предложенный годовой расход в 156 миллионов 293 тысячи рублей решительно сократил до 143 миллионов. И дописал на полях: «т. Игнатьеву в 10-дневный срок представить в Бюро Совета Министров СССР смету годового расхода по Управлению охраны МГБ и смету расходов на период с 1 июня по 31 декабря 1952 г.». Он хотел все контролировать сам.

Проект постановления ЦК ВКП(б) «О сокращении расходов по Управлению охраны МГБ. Май 1952 г. (РГАНИ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 573. Л. 2)

Сталин заметно сэкономил на соратниках, оставив им по одной госдаче в пользовании и сократив число лиц и дач, охраняемых по линии МГБ. Штат своей персональной охраны вместе с обслугой сократил с 408 до 209 человек, в том числе собственно охранников — с 292 до 129.

Членам Политбюро теперь полагалось по 34 человека охраны (ранее имели по 45–65, Молотов — 118 охранников). Но и по новым раскладам сохранялся внутренний ранжир в Политбюро. У Молотова 43 охранника, у Ворошилова — 40, а у Косыгина меньше всех — 28.

Постановление Политбюро «О сокращении расходов по Управлению охраны» было принято 19 мая 1952 года. В нем зловеще говорилось об «антигосударственной практике в расходовании средств» и о «преступном расточительстве».

Начальник ГУО МГБ Николай Власик, ранее много раз получавший выволочку от Сталина, понижавшийся в должности и возвращавшийся на нее, на этот раз был не просто понижен. Его с треском сняли и отправили на должность зама начальника лагеря на Урал. Кроме него, еще 6 руководящих работников охраны были отправлены на работу в ГУЛАГ — получили должности замов начальников различных лагерей.

Но и этим не ограничилось. Тут же, в мае 1952-го, начались аресты работников охраны МГБ. В декабре 1952-го дошла очередь и до Власика. Взяли и его. А он так и не понял, за что его сняли с должности.

Писал Сталину 25 сентября 1952-го из Асбеста и просил простить его ошибки, «которые были вызваны недопониманием обстановки и отсутствием образования».

Власик молил: «…верьте мне, что мною руководило одно стремление — обеспечение Вашего спокойствия и благополучия». Лучше бы он не напоминал Сталину о своем существовании. Глядишь, пронесло бы. Руководить охраной кремлевских руководителей временно поручили министру госбезопасности Игнатьеву.

Сталин не нуждался в деньгах, да и не знал им цену. Как пишет дочь, он давал ей две-три тысячи и думал, что это колоссальная сумма. «Вся его зарплата ежемесячно складывалась в пакетах у него на столе. Я не знаю, была ли у него сберегательная книжка… наверное, нет. Денег он сам не тратил, их некуда и не на что было ему тратить. Весь его быт — дачи, дома, прислуга, питание, одежда — все это оплачивалось государством».

Действительно, зачем ему деньги? Он жил при коммунизме на отдельно взятой даче. Ровно через год после его смерти председатель КГБ Серов просил Хрущева дать указание, как поступить с деньгами Сталина, оставшимися у него на «ближней» даче. Сумма наличных денег, накопленных им как денежное довольствие, составила ни много ни мало — 384 тысячи 14 рублей.

А ведь до сих пор бытует миф, дескать, Сталин не оставил сбережений. Одна шинель, китель, пара сапог… и никаких денег. Ну вот, выясняется, кое-какие накопления все же были.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.7 (оценок:42)