Что дальше? «Протестную весну» так сильно ждут все, в том числе и силовики, что ее может попросту не случиться»

Аналитики рассказали TUT.BY о том, что нас ждет в ближайшие месяцы.

Сейчас оппозиция и действующая власть почти хором заявляют, что готовятся к весне: первые — чтобы активизировать протесты, вторые — чтобы их подавлять. Выходит, что, когда страну захлестнет новая волна протестов, с такой же силой страну накроет волна жестокости со стороны силовиков?

— Здесь я бы сказал, что нет ничего на данный момент очевидного. «Протестную весну» так сильно ждут все, в том числе и силовики, что ее может попросту не случиться, — отмечает в интервью TUT.BY основатель «Сильных новостей» и Mogilev. Online Петр Кузнецов. — Одной из фундаментальных причин того, что власть не сменилась еще летом, было отсутствие у протестующих абсолютной веры в результат, в успех и друг в друга. Смотрите, если рабочие не выходят на забастовку, потому что боятся, что потеряют работу, а у них — кредиты-квартиры и прочее, значит, они не верят в то, что забастовка победит, и ожидают, что будут уволены. Если массово не бросают щиты и дубинки силовики, значит, они убеждены, что завтра их за такое посадят, то есть не видят в обратной стороне потенциального победителя. И так по каждой группе.

16 августа на улицах Минска были сотни тысяч человек и совершенно не было ОМОНа, напоминает эксперт. То есть протест мог стать бессрочным и переломить ситуацию — если бы люди не разошлись. Но люди разошлись, потому что им завтра на работу.

— Если ты веришь, что революция победит, ждешь этого, то про «завтра на работу» и мысли не возникает — на работе тебя встретят как героя. Но тут так не сработало. Давайте посмотрим на то, что происходит сейчас, в преддверии весны. Да, правда, ждут ее не только люди, но и силовики, и спецслужбы. И они работают не покладая рук, каждый день и круглые сутки главным образом как раз на снижение у людей мотивации и веры. Весь этот каток репрессий, вся эта клоунада с Всебелорусским народным собранием, показная уверенность Лукашенко на совещаниях и прочее и прочее — все это нацелено главным образом на то, чтобы вбить людям в голову: ничего не изменится, все будет как всегда, всех несогласных мы перемелем. Власти работают на уничтожение мотивации, это совершенно очевидно, — говорит Кузнецов.

В то же время другая сторона в смысле агитации, пропаганды, поддержания духа выглядит сейчас очень неубедительно. Заявления оппозиции в основном достаточно банальны и поверхностны, никаких новых месседжей не рождено и, хуже всего, появились признаки, что в эмигрантской среде опять начались традиционные для белорусской оппозиции конфликты, считает эксперт.

— Поэтому сейчас трудно гадать, что будет весной. Весной может быть новая волна протестов, а может не быть ничего или что-то «между». Есть очень много «но». Но в то же время есть одна вещь, в которой я совершенно уверен. Вне зависимости от того, весной ли, летом ли, зимой ли — будет новая волна протестов, которая будет еще энергичнее прошлой и, возможно, более результативной. И будет она тогда, когда появится или случится что-то или кто-то, что придаст людям новой мотивации и новой веры в успех, — говорит Кузнецов.

— Знаете, слово «протест» очень точно отражает происходящее в Беларуси именно в своем первоначальном латинском значении. Изначально protestari — это публичная декларация, заявление. Суть белорусских протестов была показать, что общество не согласно. По сути никакого другого политического содержания в них не было, но и это немало. С большой долей вероятности весной общество еще раз покажет, что не принимает правила политической игры, которые навязывает власть. И это не тупик, это просто единственная возможность показать несогласие. Других механизмов — выборы, прямое участие и т.д. — в Беларуси просто нет, — считает политолог, директор Института политических исследований «Палітычная сфера» Андрей Казакевич.

Политолог подчеркивает, что сам по себе протест не содержит механизмов смены власти. Тут либо власти сами решают, что пойти на компромисс в их интересах, либо протест должен перерасти в восстание или революцию.

— Так как последнее в Беларуси маловероятно, все сторонники перемен должны понимать, что противостояние может принять затяжной характер. Публичная демонстрация несогласия в таком случае имеет ключевое значение, хотя формы его выражения будут разные. Массовые акции протеста — это только вершина айсберга, — отмечает Андрей Казакевич.

А что ждет общество, если перемены, за которые люди выходили и выходят, не произойдут в ближайший год?

— Перемены происходят, и происходят постоянно, ситуация в Беларуси не стабилизируется, и шансов на ее стабилизацию в ближайшем году нет, — отмечает аналитик Центра европейской трансформации, кандидат социологических наук Оксана Шелест. — Вопрос только в том, в каком направлении будут развиваться события. Если перелома не произойдет, это означает, что режим продолжит репрессии и «закручивание гаек» (поскольку никаких других инструментов удержания власти, кроме насилия, у него не осталось) — что приведет к обескровливанию и деградации во всех сферах жизни.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.6 (оценок:45)