Приближенный к Лукашенко бизнесмен использовал хитрый трюк для ухода от санкций

Один из крупнейших белорусских бизнесменов Алексей Олексин почти оказался в санкционном списке Евросоюза. Это тот случай, когда «почти» считается.

Дмитрий, Алексей и Виталий Олексины / коллаж Еврорадио

Говорят, Олексин — один из тех, кого вычеркнули из списка в последний момент. И нельзя исключать, что офис Светланы Тихановской и НАУ добьются-таки, чтобы предприниматель, которого время от времени называют «кошельком Лукашенко», попал под санкции.

Судя по всему, бизнесмен это хорошо понимает. Иначе чем объяснить то, что Олексин решил «пойти на опережение» и подстелить соломки там, где, возможно, придётся упасть? Еврорадио рассказывает как.

(Почти) всё — детям

Крупнейшая компания Олексина — многопрофильная «Энерго-Оил». Она и торгует табаком (те самые «Табакерки»), и владеет МТБанком, и работает в гостинично-ресторанной сфере, и содержит спортивно-стрелковый комплекс. Раньше прямыми собственниками компании были Алексей Олексин и его жена Инна. Но теперь бизнесмен де-юре вышел из игры.

Свою долю Олексин переписал на сыновей — младшего Виталия и старшего Дмитрия.

Виталий Олексин, кажется, ещё слишком молод, чтобы успеть засветиться в большом бизнесе. О нём в принципе стало известно только благодаря игре в футбол. 23-летний наследник бизнес-империи играл за любительскую команду «Энерго-Оил».

А вот Дмитрий Олексин в бизнесе давно. Его имя впервые прогремело в 2013-м, когда сообщалось о его возможном задержании в роли одного из топ-менеджеров компаний другого близкого к Лукашенко бизнесмена — Юрия Чижа. Позже оказалось, что вопросы у силовиков были всё же к отцу Дмитрия. Дело быстро рассосалось.

Интересно, что в прошлом десятилетии Дмитрий Олексин уже был «задействован» в ситуации с санкциями. Когда под них попал Юрий Чиж, он формально стал одним из владельцев латвийской Neonafta. Кстати, тогда он был в таком же возрасте, в котором сейчас Виталий. Доли в компании также достались тогда Инне Олексиной и Александру Граховскому.

Сегодня Дмитрий Олексин, судя по латвийским реестрам, владеет двумя другими активами семьи в стране — компанией по производству биотоплива Mamas D и пивоварни Latgales Alus D. В совладелицах — его мать Инна.

Сам же Алексей Олексин давно вышел из официального списка бенефициаров компаний, то есть де-юре зарубежного бизнеса не имеет. При этом латвийские активы его сына показывали последние годы неплохие финансовые результаты.

Сыновья Олексиных — люди непубличные. О Виталии не известно почти ничего, о Дмитрии — очень мало. Но есть забавный момент: однажды он проспонсировал съёмки клипа группы «Тяни-Толкай» и исполнил в нём главную роль. В молодости Дмитрий был настоящим светским львом, но по мере серьёзного погружения в бизнес отца ушёл в тень.

Инна Олексина, гражданка РФ, является не только совладелицей «Энерго-Оил» и латвийских активов, но и компаний в России. Так, на неё записано 80% в компании ОАО «Агро», которая занимается продажей продуктов питания и арендой помещений.

Таким образом, сегодня почти все активы Алексея Олексина выведены из-под удара, совладельцем он остаётся только в транспортно-логистической компании «Бремино-групп».

Ещё один трюк, который может провернуть семья, связан с написанием фамилий: Алексей и сыновья латиницей имеют фамилию Aleksin, а Инна — Oleksina. А евробюрократы — они такие: если санкции будут введены против человека с конкретной фамилией, то только против него. Про разницу перевода на латиницу белорусской и русской версии фамилии им не объяснишь.

Не только Олексины

Подобным «финтом» для спасения от санкций белорусские бизнесмены пользуются не первый раз.

Так, в конце 2020-го попавший в санкционный список Николай Воробей переписал свои активы на топ-менеджеров. Формально к компании «Интерсервис» и «Абсолютбанку» он теперь отношения никакого не имеет. Как и Олексин, Воробей оставил себе долю в «Бремино-групп».

Есть «козырь в рукаве» и у Александра Шакутина. Его сын, Александр Шакутин-младший, по данным Еврорадио, является совладельцем компании отца «Спамаш», а также входит в топ-менеджмент «Амкодора». Увеличить его долю до 100% Шакутину-старшему теоретически не мешает ничто.

Ещё одним кандидатом на попадание в санкционный список называют Александра Мошенского. Но, по нашей информации, свои доли в компаниях он ни на кого до сих пор не переписал. Но в числе зарубежных активов на нём официально только российские дистрибьюторы компании «Санта-Бремор», а им западные санкции вряд ли могут серьёзно навредить.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 1.5 (оценок:51)