Филин

Павел Фомчик

Почему Беларусь, если Россия нападет на Украину, потеряет миллиарды

Официальный Минск может дорого заплатить за поддержку Кремля в его конфликте с Киевом.

Экономические отношения Беларуси и Украины стабильны и взаимовыгодны. Южная соседка – второй торговый партнер для нашей страны. В 2020 году экспорт белорусских товаров в Украину составил $2,87 млрд. (импорт – $1,33 млрд.). В январе-мае 2021 года (данных за весь год пока нет) белорусский экспорт в Украину заметно вырос и составил $1,7 млрд.

Но совсем иначе обстоят дела в политических отношениях. Особенно в последние недели. Александр Лукашенко, накануне предстоящих 10-20 февраля в Беларуси совместных с российскими военными учений, регулярно говорит об угрозах с украинской стороны и необходимости защитить границу.

В частности, правитель Беларуси отметил, что руководство Украины, «находясь под внешним управлением, ведет порой себя непредсказуемо и неадекватно». А 21 января он заявил, что на южную границе нужно отправить «целый контингент».

Фото AP

В этой связи Филин расспросил белорусского экономиста Ярослава Романчука, который сейчас живет в Киеве, какими могут быть экономические последствия роста напряженности в регионе для Беларуси.

– Между Россией и Украиной обостряется конфликт, не исключены боевые действия. Как это может отразиться на экономике Беларуси, руководство которой поддерживает РФ?

– Как и другие сферы, белорусская экономика стала заложником той политики, которую в последнее время проводит руководство страны. По сути дела, уже нельзя говорить о независимой внешней, оборонной политике Беларуси, практически полностью в Кремле находится белорусская дипломатия.   

Если случится вооруженный конфликт, распорядители чужого в Беларуси потеряют выгоду от торговли с Украиной. Основная часть белорусского экспорта в эту страну – битум, нефтепродукты (50% и 30% украинского рынка соответственно – Ф).

Естественно, если будет война, то рассчитывать на то, что Украина продолжит покупать эти товары, не приходится. Для Киева это будет то же самое, что покупать из России.

Понятное дело, что потеря миллиардов долларов торгового оборота не сможет не сказаться на состоянии белорусских финансов и экономики. Наверное, у Минска есть расчет на то, что Россия будет компенсировать эти потери дотациями и субсидиями. Но не думаю, что Беларусь получит статус Чечни и Россия станет для нее очевидным донором.

Из-за разрыва экономических отношений с Украиной и другими странами, Беларусь станет превращаться в одну из областей внутреннего рынка России.

– На фоне роста напряженности начинает заметно терять к доллару и евро российский рубль, а вслед за ним и белорусский. Как дальше может развиваться ситуация?

– Ситуацию с белорусским рублем уместно было анализировать при реальной независимости Беларуси. А когда страна лишилась самостоятельной внешней, оборонной, информационной политики, когда она ввязывается в конфликт с Украиной на стороне России, то, думаю, уже само существование белорусского рубля становится вопросом времени.

При самом негативной сценарии, уже в 2023 году белорусского рубля не будет. У Союзного государства появится единая валюта – российский рубль.

– Как нынешняя ситуация сказывается на поведении бизнеса и инвесторов в Украине?

– Бизнесмены чувствуют напряжение. Тем более поступают разные тревожные сигналы. Вроде бы американцы выводят часть посольства, международные организации думают о минимизации рисков для персонала. Понятно, что инвесторы не склонны покупать украинские облигации, соответственно они обвалилась. Брать новые долги для Украины становится проблематично.

Когда у тебя война на пороге, когда танки гремят гусеницами, то понятное дело – не до инвестиций. Тем более инвестиционный климат внутри страны и до этого не был привлекательным: последние два-три года многие решения были взяты из белорусской и российской практик, а не из практик тех стран, которые по праву называют примерами экономического чуда.

– Президент Зеленский вновь обратился к гражданам с призывом не впадать в панику. Заметны ли панические настроения в Киеве, где вы находитесь?

– Паники здесь нет, есть напряжение. В Харькове, на востоке Украины, где у меня есть друзья, напряжение, безусловно, гораздо большее, чем в Киеве. Ведется подготовка, касающаяся гражданской обороны. Но не сказать, что есть сильная нервозность, страна продолжает, в целом, жить обычной жизнью.

Но я считаю, Зеленский абсолютно правильно поступает, т.к. очевидно, что истерия специально нагнетается извне. Есть догадки, что Путин и Байден затеяли игру по принуждению Украины к подписанию Минских соглашений.

Перед руководством Украины стоят очень серьезные задачи, при том, что есть и небольшие внутренние конфликты. Но, думаю, если дойдет до появления непосредственной угрозы, то консолидация украинского общества будет быстрой и эффективной.  Опросы показывают, что около 60% украинцев готовы с орудием в руках защищать свою страну.

Не хотелось бы думать, что война произойдет. Такое ощущение, что люди, которые думают в этом направлении, слишком много играют в компьютерные игры, танчики, и не понимают, что война – это не красивая картинка, не геополитика, а в данном случае, при наземном вторжении, десятки и сотни тысяч погибших – причем с обеих сторон.

– Как теперь в Украине относятся к Беларуси и белорусским властям?

– К белорусам относятся как прежде: дружественно, сочувственно, гостеприимно. Хотя на самом деле возможности по интеграции белорусов в украинскую экономику могли бы быть лучше.

А белорусское государство уже не воспринимают самостоятельным, называют его протекторатом. А если с территории Беларуси будет осуществлено вторжение на территорию Украины, то, конечно, Беларусь станет врагом со всеми вытекающими последствиями, в том числе гробами. 

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4(9)