Пастухов: Вопрос, на который не могу найти ответ ни в Кремле, ни у Стрелкова

Политолог Владимир Пастухов – о конечной цели России, затеявшей войну против Украины.

– Идеология так называемого «патриотического движения» – штука почище «Фауста» Гете. Но пренебрегать ею не стоит, – пишет Пастухов. – В отличие от соловьиных трелей государственной пропаганды, она живая, реальная, уходит корнями вглубь народной психологии. Это то, что с Путиным не уйдет и с чем иметь дело придется долго.

Чтение «хроник украинской войны» от Стрелкова каждый раз провоцирует у меня когнитивный диссонанс.

С одной стороны, в своих рассуждениях Стрелков удивительно последователен и рационален. Его наблюдения чрезвычайно точны и логичны, но его конечные выводы абсолютно некорректны и иррациональны.

Ниже длинный отрывок, который лучше всего иллюстрирует этот тезис:

«Мне задали интересный вопрос: «Назовите главную причину, по которой Вы считаете, что серьезные успехи российских войск в наступлении сейчас невозможны?» Отвечаю: Из всего комплекса причин, которые очень серьезно ослабляют боеспособность ВС РФ (не только в наступлении, но и в обороне) главным, все же, я считаю моральный фактор.

У большинства мобилизованных (и большей части кадровых) военнослужащих ВС РФ отсутствует мотивация к жертвенности при ведении боевых действий против ВСУ, так как цели войны не только не разъяснены властями, но даже и вообще не определены официально.

В тоже время дисциплинарные меры, которые имеются в распоряжении командования ВС РФ «по законам мирного времени», – недостаточны, чтобы заставить военнослужащих бояться их больше, чем смерти и увечья от огня врага.

Соответственно, вести наступления в подобных условиях с шансами на достижение успеха имеют:

  • добровольческие части (которых не может быть много);
  • наёмные части «Вагнера», где имеется своя «внутренняя идеология» (характерная для ландскнехтов) в сочетании с жесточайшей репрессивной дисциплиной, выходящей за рамки даже законодательства военного времени эпохи СССР.

Отсюда вывод: вести полноценное наступление на позиции стойкого и упорного противника «элитными» подразделениями командование может только на весьма узких ограниченных участках. (Например – направление на Соледар-Бахмут), где можно вести боевые действия без привлечения других сил, кроме «штурмовиков Мертвой Головы». (Если кому-то такое определение не нравится – прошу посмотреть эмблематику «Вагнера»)».

То есть Стрелков всерьез верит, что отсутствующую мотивацию умирать за власть, которую он сам иначе как «воровской» не называет, можно создать с помощью разъяснительной работы, рассказав о целях войны? Вроде ведь жил человек при социализме…

Но это еще полбеды. Беда же в том, что Стрелков искренне верит, что уж кому-кому, а ему эти цели известны. Ой ли…

По сути, пока из всего, что пишет Стрелков, очевидной целью является превращение России в единый военный лагерь, читай – в казарму. Но понятно, что это цель промежуточная. Что же может быть конечной целью?

Формально – это бескомпромиссное полное завоевание Украины и ликвидация ее государственности. Это вряд ли можно считать прорывной идеей: что у Кремля в голове, то у Стрелкова на языке.

Вопрос же, на который я не могу найти ответ ни в Кремле, ни у Стрелкова – а зачем? А потому что незачем – России достижение этой цели ничего не дает.

Даже если представить себе, что у них все вышло, положение России только многократно ухудшится по сравнению с сегодняшним. Так что ничего с мотивацией русской армии не выйдет. Нельзя мотивировать фантомной болью.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 3(46)