Тамара Шевцова

Парень, который умчался от омоновца в такси: «Когда поляки на границе узнали, кто я, — были в шоке»

Герой нашумевшего видео теперь в другой стране, но по-прежнему строит планы о жизни в Беларуси. Роман Рутковский рассказал «Салiдарнасцi», что с ним происходило последние месяцы.

Еще до недавнего времени 19-летний Роман Рутковский учился в Белорусском государственном университете физкультуры, мечтал стать тренером по самбо и открыть свой клуб.

— У меня все было распланировано почти на десять лет вперед и эти планы вполне устраивали, — признается молодой человек «Салідарнасці».    

Его жизнь резко изменилась после последних выборов президента. Сейчас Роман живет и учится в другой стране, но по-прежнему мечтает, что однажды откроет свой клуб в Беларуси.

— Накануне выборов я был почти уверен не только в том, что победит Светлана Тихановская, но и в том, что не признать этого не смогут. Поэтому, когда поздно вечером 9 августа увидел протокол на своем участке с победой Лукашенко, не смог этого принять. Мы созвонились с друзьями и все пошли на Немигу, — вспоминает он.

С того момента акции протеста стали частью его жизни. И тем тяжелее было принять позицию многих однокурсников, соблюдающих «нейтралитет».

— Начались занятия и меня удивляло то, что именно в нашем университете было очень тихо. Акций было мало, но они были. Например, мы выходили в амфитеатр на сидячие забастовки во время большого перерыва. Потом этот перерыв отменили. Мы писали несколько обращений к ректору с просьбой встретиться с нами и выслушать. Под ними подписывалось достаточно много студентов, — рассказывает собеседник.

23 сентября после тайной инаугурации Лукашенко он тоже не смог оставаться в стороне.

— К тому моменту люди уже боялись выходить по вечерам, остались в основном дневные марши, но после такого плевка в лицо во всех чатах стали писать, что надо идти. И я поехал на Пушкинскую.  

Архивное фото

Людей в тот вечер действительно было много, они стали постепенно выходить на дорогу, даже начали строить баррикады из заборов. Потом приехали автозаки, мы побежали во дворы.

Я держал дверь в один из подъездов, чтобы люди смогли забежать и укрыться. Потом меня на время сменил другой парень, а я решил зайти за угол дома и разведать обстановку.

Вышел и увидел огромное количество силовиков! Быстро вернулся в тот же подъезд, но дверь закрыть уже не успел. За мной вскочили несколько ОМОНовцев, — делится драматическими подробностями Роман.   

Этот вечер в духе последних событий вполне мог закончиться для него трагически, но парня спасли реакция, быстрые ноги и… замечательный таксист Женя.

— Все действительно получилось как в кино, — вспоминает Роман свой гениальный побег. — Подъезд был проходной, я метался по площадкам и как-то умудрился выскочить через заднюю дверь.

Бежал, за мной со всех сторон гнались, я думал, что перебегу через  дорогу и попытаюсь где-то укрыться. Уже завернул на проезжую часть и тут слышу из такси: «Прыгай сюда быстрее».

Оказывается, Женя увидел, как я еще выбегал из подъезда. Он в это время стоял на светофоре и уже тогда решил, что будет меня спасать. Мы не были с ним знакомы до этого. 

Я запрыгнул в машину. У всех эмоции зашкаливали, все очень перенервничали, хоть и старались сдерживаться. Мы толком даже не поговорили. Я поблагодарил его, конечно, и мы обменялись  телефонами.

Про видео никто ничего тогда еще не знал, мы просто думали, куда добираться и пытались оценить ущерб, нанесенный машине силовиками, — вспоминает Роман.  

Видео его чудесного спасения за вечер стало одним из самых популярным. Роман оправданно начал опасаться за свою безопасность.

— Я много лет занимаюсь спортом, с удовольствием учился на втором курсе и хотел стать тренером. Были наработки для открытия собственного клуба, и я просчитал, что через лет 10 смогу его открыть, — говорит Роман. — После произошедшего мне дали понять, что в течение недели я должен оставить университет самостоятельно, после чего мои документы обещали передать в военкомат. Видео наделало столько шума, что я понимал: меня вряд ли оставят в покое, рано или поздно все равно найдут.

Эти несколько недель перед отъездом он запомнил как самое тревожное время.

— Родные очень переживали — и о том, что со мной может случиться в Беларуси, и о том, что теперь мне придется переехать в чужую страну и как-то там устроиться.

Я скрывался, подрабатывал грузчиком, чтобы заработать немного денег на переезд, связывался с разными организациями и фондами. В итоге я переезжал по программе им. Кастуся Калиновского.

Сел в автобус, водитель проверяет документы, увидел у меня гуманитарную визу и говорит: «От ОМОНа прячешься? Готовься, что тебя развернут на границе, мы тебя ждать не будем, нам такие не нужны». После этого всю дорогу был как «на иголках».

Но на удивление белорусскую границу прошел без вопросов. Прихожу на польскую, там узнали, что у меня гуманитарная виза, сразу предложили помощь, вызвать врача, доставить в больницу. Я не ожидал такого внимания и заботы.  

Потом пригласили представителя эмиграционной службы. Он стал спрашивать, имею ли я при себе какие-либо доказательства преследования или репрессий.

Я показал ему видео — он был в шоке! Оказывается, там все видели этот ролик. Они прямо восхищались мною и говорили: «Теперь ждем таксиста еще», — смеется Роман, вспоминая первую встречу с поляками.  

Сейчас наш земляк учится на языковых курсах в университете Катовице.

— Мне предоставили общежитие и стипендию. Условиями и людьми вокруг я очень доволен. Из 50 человек на нашем курсе 10 белорусов. У них истории более трагические, все ребята прошли через Окрестина в первые августовские дни, очень много пережили.

Летом я должен сдать экзамен на знание языка, после чего мне предлагают выбрать любой польский ВУЗ, куда нужно будет сдать только устное собеседование. Еще ищу местный клуб по самбо, потому что хочу продолжить тренироваться, — говорит молодой человек и просит связаться с ним местных спортсменов (контакты Романа есть в редакции — С.).

Роман не знает, как надолго ему придется задержаться в Польше, планирует, что хотя бы там ему удастся встретиться со своим спасителем Женей, и ни о чем не жалеет.

— Я бы хотел продолжить обучение по своей специальности, поэтому начал общаться с польской Федерацией самбо. Жить и учиться в Польше очень интересно. Но я хочу вернуться в Беларусь. Я люблю свою страну, хочу там жить и работать.

Я горжусь тем, что знаменитые спортсмены, например, такие, как чемпион мира и Европы по самбо Степан Попов, не боятся высказывать свою позицию, несмотря на то, что их карьера может оказаться под угрозой.

Сейчас каждый выбирает свой путь, и я надеюсь, что путь, который выбрал я, приведет меня домой, в свободную Беларусь, — подытоживает молодой человек.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.7 (оценок:489)