Орешкин: «Тот, кто контролирует силовой ресурс, тот и царь горы»

Российский политолог — о том, кто выиграл в казахстанском перевороте. Не без параллелей для всего региона.

Свою оценку событиям в Казахстане и возможным последствиям ввода миротворцев ОДКБ в страну высказал известный российский политолог Дмитрий Орешкин в эфире у наших коллег.

По мнению аналитика, происходящее нельзя назвать ни многоходовкой кого-то из внутренних игроков, ни народной революцией:

— Было восстание локальное, на западе страны, связанное с вполне понятными социальными требованиями, которые не удовлетворялись. Но этот, довольно рутинный процесс — не первый раз такое в Казахстане случается — был использован как повод людьми из клана Назарбаева для того, чтобы переделить власть. Мне так кажется, что те, кто «ходили под Назарбаевым» и конкурировали за его благословение, и группа Токаева — обе они понимали, что Назарбаев кончается, и вопрос был, к кому перейдет полновластное руководство страной.

Проблема таких вертикальных режимов — кстати, России она тоже касается — в том, что авторитарный лидер оставляет после себя систему, которая нуждается в авторитарном лидере. И его сотрудники начинают выяснять, кто будет следующим Елбасы, кому будут поклоняться и кем восхищаться.

На мой взгляд, ситуация очень похожа на 1953 год в Советском Союзе, когда ушел товарищ Сталин и члены Политбюро очень хорошо понимали, что кто-то должен стать большим начальником, а со всеми остальными он будет жестко и беспощадно расправляться, как с потенциальными противниками.

Они поняли, что Берия (он контролировал силовиков, спецслужбистов, у него был компромат и он мог любого посадить) опасен, и предпочли довериться Хрущеву, который в их представлении был самый слабый и самый недалекий. А оказалось, что он смог взять на себя управление ситуацией в решительный момент.

Мне кажется, что от Токаева тоже такого не ожидали. Масимов контролировал силовиков и чекистов, у него были хорошие отношения с Назарбаевым. Но Токаев от отчаяния, или, может быть, от страха сыграл на опережение и перетянул одеяло на себя.

В этом смысле абсолютно понятно его быстрое обращение к ОДКБ, потому что свои штыки подчинялись скорее конкуренту. Дело не в том, чтобы они выполняли полицейские, жандармские функции. Нет, их задача — послать сигнал местным силовикам, за кем сила.

Токаев победил, но за счет того, что продал свое первородство Кремлю. Теперь он зависит от российских силовиков, а они просто так, конечно, не выйдут, Путин расставит на ключевые позиции своих людей и постарается усилить влияние Кремля.

В некотором смысле это можно назвать успешной попыткой госпереворота: что бы там ни говорили от имени Назарбаева, его самого мы с Нового года не видели.

Тот, кто захватил верховный статус и контролирует силовой ресурс, тот и царь горы. Все несут ему дары, кланяются в ножки и бурно, продолжительно аплодируют. Вот сейчас мы эту фазу, кажется, и наблюдаем. А те, кто проиграл, идут в лучшем случае на рудники, а в худшем — стреляются или их расстреливают…

Дмитрий Орешкин отметил: в свое время Нурсултан Назарбаев был прогрессивным, грамотным, дальновидным и очень хитрым политиком, который удачно выстраивал казахстанскую субъектность, соблюдая баланс между Европой, Китаем и Россией.

— Но как и все сильные люди, через пару десятков лет он уже стал заниматься не столько политикой, сколько интересами своего кланов, себя, своих детей, покупать недвижимость за бешеные деньги в Лондоне и Эмиратах, «замылился» и стал раздражать людей.

Токаев же — подчеркнутый дипломат, хорошо образованный человек, был послом в Сингапуре и имеет представление о том, как может функционировать вполне султанская, но либеральная в экономическом плане, модель. Но для того, чтобы перехватить власть, он вынужден действовать гораздо более грубо, чем Назарбаев.

В сухом остатке мы получаем более зависимый от российских силовиков режим и согласие нового президента на «дружеские советы от старшего брата».

Советская мысль о том, что пространство надо контролировать силовыми методами, сидит глубоко в подкорке у нынешнего руководства вертикали. И то, что произошло в Казахстане, в Кремле вызывает чувство глубокого удовлетворения.

Примерно так же, как в Чечне — с одной стороны, там командует Кадыров, а с другой — Кадыров ходит на чрезвычайно коротком поводке, который пристегнут к Спасской башне.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.8 (оценок:49)