Иван Котов, Прессбол

Один из лучших хоккеистов Беларуси высказался: «Молчать в сложившейся ситуации хуже всего»

Согласен с собеседником: один из лучших игроков сборной Беларуси, бескомпромиссно защищавший ее честь на протяжении двенадцати лет, Владимир Денисов действительно дает самое трудное интервью в жизни. Выстраданное десятками бессонных ночей — в стране, где он восемь месяцев восстанавливался после травмы и где все это время ему чертовски не хватает родной новополоцкой погоды.

Он не завершил карьеру и, кто знает, возможно, еще сыграет за главную команду страны. И хотя хоккейная тема пойдет в разговоре рефреном, Володя сам откажется от роли адвоката родного вида спорта, не уставая повторять, что у каждого своя голова на плечах и осуждать молчащих коллег он не может.

Но так уж выходит, что у Денисова всегда было собственное мнение — и именно за это его любили белорусские болельщики. Он никогда не предавал и норовил биться даже с самыми суровыми тафгаями — просто для того, чтобы показать последним белорусский характер.

И сейчас опять — признаюсь, неожиданно для меня. Хотя…

— Это самое непростое интервью из тех, которые когда-либо давал. Вернее, самая трудная тема, о которой приходится говорить. Я, получается, выпал из поля зрения белорусов: живет этот Денисов с другой стороны земли, черт знает, чем занимается — то ли в хоккей уже играет, то ли еще восстанавливается. А сейчас, выходит, решил напомнить о себе.

Хотя не сторонник того, чтобы говорить о событиях, не находясь в их эпицентре. Наверняка найдутся люди, которые поставят мне это в упрек. Но клянусь: с 9 августа каждый день читаю о событиях в Беларуси и общаюсь с людьми на родине. Да и здесь у нас (живу в небольшом городе под Майами) люди тоже собирались и выходили на демонстрации.

В странное и удивительное время живем. Мы раньше никогда не обсуждали дома какие-то политические моменты, но когда все началось, жена плакала навзрыд пять дней подряд. Наша жизнь уже не будет прежней. Поэтому и обратился в «Прессбол». Сейчас идет большое давление на хоккей. Мол, ваши люди никак себя не проявляют. Уже началось разделение на тех, кто молчит, и тех, кто говорит. У меня тоже спрашивают, за кого я. Мне разделение на хороших и плохих в принципе не нравится. Но, думаю, молчать в сложившейся ситуации хуже всего.

Надо просто высказать позицию. Хотя, знаю, есть огромное количество людей, которые ввиду разных причин, и в первую очередь, разумеется, страха, не могут говорить. Но осуждать их за это нельзя.

— Выходит, ты сейчас служишь защитником хоккеистов, которых многие в молчании и упрекают.

— Не ставил бы так вопрос. Не могу отвечать за Васю и Петю, только за себя. Хотя, понятно, этот вопрос обсуждали со многими ребятами. С некоторыми — не скрою, сразу тему сворачивал, чтобы не вспыхнул конфликт.

Сейчас модно раскручивать посыл «почему хоккеисты не выступают?». А от кого вы ждете заявлений? Все, кто хотел, уже обозначили мнение. Но их как-то не заметили: мол, у ребят так себе громкое имя. Но, простите, а другие виды — гандбол, футбол, волейбол — чем от хоккея отличаются? Вот, например, почему нет такого давления на теннис? Никто не пишет — эй, а почему молчат теннисисты, они что, трусы? Да нет никому дела до тенниса. Зато хоккей другое дело — это любимые клиенты. А ну-ка, подайте их сюда! И все прекрасно знают, почему в нас так любят кидать дротики. Это вид, которому любит уделять внимание Лукашенко. Он и сам в него играет. Поэтому мы все равно как с другой планеты. А сейчас тем более, когда ситуация обострилась.

— Приятно, что защищаешь соратников по льду. Скажу честно, считаю Владимира Денисова харизматичным лидером белорусского хоккея. Хотя бы за то, что ты оказался единственным патриотом, который в свое время не сменил белорусское гражданство на российское. И денег из-за этого наверняка потерял немало. Кстати, до сих пор не знаю подробностей.

— Дилемма и вправду стояла серьезная. 2016 год на дворе, по контракту впереди еще сезон в челябинском «Тракторе». Вызывают в клубный офис и предлагают принять российское гражданство, чтобы не считаться в КХЛ легионером.

Делов-то: пишешь якобы отказное письмо от сборной, которое не имеет особенной силы, и отправляешь его в белорусскую федерацию. Не отказываешься от паспорта (его даже сдавать не надо), но раз открещиваешься от национальной команды, то уже не считаешься легионером. Президент клуба в деталях описывал схему, но… Сказал, что не могу так сделать по совести. Более десятка лет выступал за сборную — и делал это не ради денег, а защищал честь страны. И после этого взять и отказаться только ради экономической выгоды?! Это было у меня внутри — поступил так, как подсказало сердце. В ответ услышал: раз не желаешь ничего писать, разорвем контракт. Не скрою, это усложнило поиск новой команды в КХЛ и сильно ударило по финансам. Ну и что...

— Интересно, как жена отреагировала?

— Поддержала. Заметив, правда, что делаю это для себя, и это никому больше не будет нужно — в том числе федерации. И что такой поступок никто не оценит и не вспомнит. Тем не менее не жалею — поступал по совести, а не для пиара или чьего-то одобрения. Просто если бы решил иначе, предал бы страну. Дали денег — и в сборную ты уже не поехал…

Жена же думала о семье, о наших материальных благах, и это нормально — все хотят достатка. Она поддержала, но в душе сомневалась в правильности решения. В тот момент мне уже было 33. А это возраст. Конечно, можно было поступить красиво — «выкатить» пост в соцсетях, написать, что провел в сборной более десятка лет, устал и хочу сосредоточиться на клубной карьере, после чего продолжить играть в России.

— Никто бы не осудил.

— Я бы себе не понравился. Знал бы: причина вовсе не в том, что хочу сосредоточиться на какой-то там карьере. Я белорус и всегда играю за сборную. Это моя родина, и по-другому нельзя.

— А что, федерация респект выразила?

— Нет. За что хвалить-то?

— Всем брать пример с Денисова!

— Поголовного отъезда не было, поэтому все тихонечко замялось. А потом ветер поменялся — теперь любому «отказнику» можно вернуться в сборную.

— Житейская история, всех можно понять.

— Поэтому давай не будем на этом хайпить. Каждый сам творец своей судьбы. Некоторых просто поставили перед жестким выбором — другого выхода не было. Я не вправе их судить. Вот сейчас скажу, что солидарен с выходящими на протест белорусами — и сразу же меня запишут во враги народа. И окажусь не патриотом, а совсем наоборот.

— Ну, это для кого как. Ты, кстати, какой реакции ждешь от хоккейного Минска на интервью?

— Ничего не жду. И скажу почему: долгое время восстанавливался после операции, и за этот период несколько раз контактировал с людьми из ФХБ. Увы, в тренировочный кэмп сборной поехать не удалось из-за пандемии. Также Саша Макрицкий приглашал присоединиться к нему в «Юности». Созвонились с ним еще в 2019-м, но на тот момент я пропустил три-четыре месяца, находился в процессе восстановления. Выходит, больше года со мной никто не контактировал, так что удивлюсь звонку.

— Кстати, в какой ты сейчас форме?

— По сути, один сезон уже пропустил. Начался другой — и все больше понимаю: найти что-либо нормальное сложно. Менеджер говорит, что большое количество игроков сидят без контрактов, именно потому, что хотят играть на том уровне, где выступали. Я тоже не хотел бы ехать непонятно куда. Карьеру еще официально не закончил, тренируюсь. Но, думаю, в ближайшее время надо принимать решение.

Слушай, ну если никуда не ездил на предсезонные сборы, то, наверное, это звоночек?! Хотя восстановился полностью и работал семь месяцев так, как никогда. Но один, пусть даже с персональным тренером. А это разные вещи — пахать с командой и в одиночку. Думаю, надо сделать перерыв, поскольку организм уже перестает понимать, что творю.

— В КХЛ не поехал просто потому, что особенных вариантов не просматривалось. Европейские чемпионаты? Там непонятная ситуация, начинают они что-то или нет. Поэтому дал себе месяц. И нынешнее состояние обрисую так — чемодан без ручки. Необходимо постараться убить в себе спортсмена.

— Есть еще минское «Динамо»…

— Там теперь иная стратегия со ставкой на молодых. Да и у нас с Вудкрофтом не лучшие отношения. Так что об этом варианте даже не думал. Макрицкому спасибо, но лететь и просто тренироваться, чтобы оставить в Америке семью, был не готов. А в феврале все и закончилось… Когда в 35 лет пропускаешь сезон, это на пользу явно не идет.

— Плюс еще и Майами с его вечнозеленым климатом.

— Да, и мне это не нравится. Здесь слишком жарко. А иногда хочется надеть шапку и пальто.

— Но почему ты оказался именно во Флориде?

— В 2015-м, после контракта в Казани, купили здесь дом. Старшая дочка родилась в Штатах, когда проводил первый сезон за океаном, 12 лет назад. Вторая тоже появилась на свет в Америке. Ну а что? Погодные условия отличные, только что каждый год ураганы. Но это не такая уж страшная штука. Старшая пошла здесь в школу, появились друзья. Вдобавок она еще и теннисом занимается, а для этого вида спорта Флорида — просто рай.

Сам, кстати, здесь живу всего первый год. Раньше только на месяц заскакивал детей увидеть. В прошлые годы дочки каждое лето на два-три месяца приезжали домой, к бабушкам-дедушкам — все только и спрашивали, когда мы полетим. В этом, понятно, не выбирались…

Я здесь сейчас как нянечка — вернее, как усатый нянь. Дочку отвез на турнир, настроил, дал указания, посмотрел, привез обратно. 19 лет жил по одному и тому же армейскому расписанию, а теперь я — отец семейства, и круг моих обязанностей — куда пошлют. Хотя, конечно, продолжаю тренироваться, и семья знает, что для папы это по-прежнему очень важно.

Плохо только, что здесь очень жарко. Зато для родителей просто идеальные условия. Мама всегда пользуется ингалятором, но когда она заглядывала в гости на три месяца, то прибор все время лежал в чемодане. В нем просто не было нужды.

— И все же к чему ты сейчас себя готовишь? Видишь ли во Владимире Денисове будущего тренера?

— Вначале надо убить в себе хоккеиста. И понять, закончил уже играть или нет. Супруга хочет, чтобы еще покатался: говорит, у меня сил и эмоций на несколько сезонов. Признаюсь, в глубине души разделяю ее настроения. Хотя сконцентрироваться на спорте трудно, если каждый день начинаешь с просмотра новостей из Беларуси. Читаешь — и настроение сразу уходит в ноль.

— У тебя кто-то из знакомых пострадал?

— Не будем далеко ходить, вспомним ситуацию с игроком «Динамо-Молодечно» Ильей Литвиновым. Это была резонансная новость, которую растиражировали все СМИ: попал под раздачу, положили лицом в асфальт, избили…

Сайт федерации хоккея, следует отдать должное, сразу же выкатил фото игрока и написал, что тот пострадал. Но через час все пропало. На эмоциях пишу в ФХБ, почему удалили снимок? Признаюсь, был уверен, что на них надавили. Но получил ответ: Илья сам попросил убрать сообщение, чтобы не узнали родители... Вот елки, думаю, а я уже «отрепостил» новость.

Ну ладно. Начал писать Литвину: «Было?». Отвечает: «Было, но я убрал, чтобы родители не узнали. И ты тоже удали, пожалуйста». Понимаю, что поторопился. Удаляю. Потом пишу следующий пост, где извиняюсь за то, что не разобрался — и человек, который попал в замес, попросил, чтобы все сообщения почистились. Вскоре же возвращается в «личку» Илья: мол, новость все равно расползлась, так что можешь выставлять обратно. Нет, говорю, Литвин, не буду так — то пости, то не пости. Это уже ромашка какая-то получается...

Признаться, в то время во мне все кипело: человек вышел с тренировки — и здесь ему прилетает… Как вдруг Илья заявляет: ничего страшного не произошло. «Не хотели бы перевести инцидент в правовое поле?» — «Нет. Благодарен тому-то и тому-то».

Я все понимаю. Он молодой, могли сказать: мол, с кем не бывает, лес рубят — щепки летят. Не повезло оказаться не в том месте не в то время. Но я не «догоняю» того, что он поблагодарил — и все разошлись. Сижу и спрашиваю себя: «Ты-то чего лезешь?» В тот момент перестал сам себя понимать. Волновался, что с Ильей, как он себя чувствует. А он нормально себя чувствует.

Или вот еще случай: уже не из интернета, а от жителей родного Новополоцка. Несовершеннолетний парень вышел с тренировки — избили. Просто потому, что, как говорится, нефиг ходить там, где не надо. Снова не то место и не то время. Сюр. Во Флориде ведь тоже проходят различного рода демонстрации, мне есть с чем сравнивать. Приведу в пример знакомого — полицейского в третьем поколении. Играет с нами в хоккей, прошел Афганистан и много чего видел. Им сейчас здесь так связали руки… Очень легко могут завести дело за то, что они незаконно задержали человека. Чувствуешь разницу?

Мне начали писать ребята из разных стран, с которыми вместе играл лет 10 назад, — из Штатов, Швейцарии и Финляндии. «Ты как вообще, ты где, что с тобой? Что происходит в Беларуси? Неужели правда, это ведь какой-то ужас»… Они видят, как идут задержания, и не понимают, почему избивают мирных людей, у которых в руках нет камней и бутылок. И почему их продолжают бить уже после того, как те оказались на земле.

— Почему-то хочется провести аналогию с матчами с «Витязем». Ты ведь, кажется, единственный белорус, который полез в драку с подольскими тафгаями…

— Надо признать, эту драку я же и спровоцировал. Но не проводил бы аналогии — это разные случаи и разная боль. Схоже лишь то, что случился замес, а партнеры стояли в стороне и спокойно смотрели. От иных потом и вовсе услышал: «Оно тебе надо было? Десять минут до конца, а мы выигрываем». Зашибись просто…

Но там все же спорт. Сам играл в жесткий хоккей и знал, что противнику будет больно, могу нанести ему травму. Но на льду все по-честному, силы равны. А здесь людей бьют с такой ненавистью… Порой же и вовсе кучей — на одного.

Моя жена очень спокойный и творческий человек, но она, повторюсь, четыре ночи подряд не спала, просто рыдала. Никогда ее такой не видел. Прокручивали видео вместе — и не верил, что белорусы могут быть такими.

Наверняка хватало тех, кто настроен радикально. Но все равно вижу в них лишь небольшой процент от общей массы. Знаю лично многих ребят, кто выходит на улицы для того, чтобы их услышали. Они никогда ни в чем не участвовали, но теперь не могут по-другому. Они красивые, креативные, интеллигентные... С такими лицами не идут захватывать здания, что-то ломать. Человек просто движется по улице, потому что хочет, чтобы его услышали. А навстречу такой же человек с дубинкой, который начинает его бить наотмашь. Это что вообще такое? И еще раз говорю: нельзя бить человека сзади по голове, когда он уже сидит на земле. Ну как так…

— Зачем тебе все это надо? В Майами ведь лишь одна проблема — не хватает теплой шапки и куртки.

— Хорошо, ну а дальше что? Если у соседа загорится дом, то я выбегу гасить пламя вместе с ним. Точно не пройду рядом и не сделаю вид, что ничего не заметил. Мне твердят: ты видишь только одну сторону. Окей, отвечаю. Пару раз специально включил новостные выпуски белорусского телевидения. Впечатления? Ну не знаю, что нужно сделать, чтобы в тамошние сюжеты поверить…

Не лезу в политику, я не профи, но по Конституции каждый гражданин имеет право на выражение своего мнения.

— Но, согласно нормативным документам страны, ты не должен ходить там, где нельзя.

— Парирую: скажи, те, кто выступает, под красно-зелеными флагами, когда-нибудь сидели? Они ведь тоже выражают свое мнение, пусть и не столь массово. Но почему им можно, а другим нельзя? Да дело даже не во флагах — хотя, к сожалению, людей теперь делят в том числе и по ним. Я более 10 лет играл под красно-зеленым. И это мой флаг. И бело-красно-белый тоже — после того, когда узнал о его истории больше. Вот как теперь быть?

Более того, знаю тех, кто голосовал за президента, а потом отгребал по самое не балуй. Это нонсенс! Но что поделать, если хватают всех по принципу «потом разберемся»?!

А что творят со спортсменами? В голове не укладывается. Саша Романовская — лучшая спортсменка страны прошлого года, чемпионка мира и потенциальная следующей Олимпиады. У нас таких много? Давайте без иллюзий, их по пальцам руки сегодня можно пересчитать. Но ее с легкой душой лишают зарплаты и, по сути, тем самым выводят из состава сборной. Хочешь представлять страну на Олимпиаде? Тренируйся за свои деньги. А все потому, что она имела смелость высказать мнение, которое расходится с генеральной линией. И теперь Саша враг народа… Причем когда Романовская спросила: кто теперь останется в сборной, то Марченко — тоже наш новополоцкий руководитель — видно, очень талантливый, раз пошел в рост, рассмеялся. Мол, кто-то да останется. Беларусь что, Китай или Россия, где за каждым спортсменом очередь из таких же стоит? Не можем мы позволить себе подобной роскоши.

А Козеко — у нас много более заслуженных тренеров чем он? С каждой Олимпиады привозил медали, в том числе золотые. Сколько у нас таких еще? Но он тоже не нужен — из-за собственного взгляда на происходящее.

— Единодушными проще руководить.

— А как же свое «я»? Личность без «Я» — пародия на человека. И у нас, увы, сейчас такого хватает. Как еще объяснить ситуацию, когда люди, призванные защищать других, берут под охрану трансформаторную будку с муралом? Это что такое? Если рассказать иностранцам, они вряд ли поймут, зачем охранять будку и какая от нее опасность для государства. Стыд просто!

 

Друзья из Беларуси пишут, что по дороге домой постоянно оглядываются по сторонам. А когда тебя «берут», все равно где — на митинге, на улице или на остановке, — то свидетелем чаще всего выступает человек в балаклаве и с чужой фамилией. Как это понимать?

— Да ты трибун, Володя!

— Просто всегда говорю, что думаю. И всегда поступал по совести. Все, кто шел на интервью, знали, что скажу, как есть, и не буду вилять. Хотя в Беларуси сегодня можно наговорить, а утром на пороге у тебя появляются люди…

— О знакомых «переговорщиках» речь ведешь. Эх, и почему их в зарубежные командировки не посылают?! Выгодная ведь тема.

— Здесь они через пять минут лежали бы лицом в пол — таких «визитов» в Штатах не понимают. Хотя во Флориде владелец частной территории имеет право сам применить оружие, если почувствует агрессию со стороны нежданных гостей.

Когда зашел в оружейный магазин, был удивлен количеством народа — многих это интересует. Там можно проходить стрелковые курсы прямо на месте. Впечатлился, когда увидел, с каким желанием пуляют в мишени американские женщины пенсионного возраста. Здесь тоже хватает проблем, и о них можно написать целое интервью. Но это тема отдельного разговора.

Вот даю интервью и думаю, что такого сказал? Ведь никакой сенсации и хайпа в моей ситуации нет. Просто как можно не замечать того, что происходит?

— Когда выйдет твое интервью, Лена Левченко уже окажется на свободе…

У меня нет слов. Восхищаюсь этим человеком. Пересекался с ней лишь пару раз — проходили реабилитацию у одного доктора. Не могу говорить о ее личных качествах, но, судя по тому, что она заявляла и говорила, понятно, что это сильный духом человек. Лена не побоялась и одной из первых высказала гражданскую позицию. Причем ничего сверхъестественного не озвучила. Но все равно пострадала.

Она известна и в стране, и в мире. Причем работала на пользу Беларуси. Такая девушка в камере — нонсенс.

— Она ничего не боится…

— Думаю, страшно всем. Надо быть совсем уж обезбашенным, чтобы ничего не бояться. Трудно залезть другому человеку в душу, но все определяют поступки. А по ним видно, что Лена — личность незаурядная. Она была ярким игроком в сборной и осталась им за пределами площадки.

— Как думаешь, спортсменка могла бы в перспективе стать президентом Беларуси?

— По Конституции любой человек, достигший 35-летнего возраста, может занять пост. Правда, насчет спортсменки не уверен. Да, харизма и характер, конечно, многое значат. Но, думаю, добиваться такой должности надо постепенно, а не сразу после завершения карьеры.

Сначала важно получить практический опыт управленца. Поработать на государственной должности — не знаю, может, пройти через парламент. В общем, хорошо изучить кухню изнутри, чтобы не оказаться в ней новичком.

Даша Домрачева — чем не потенциальный кандидат? Герой страны все-таки. Правда, не всех устроила ее недавняя реакция на силовое задержание брата Никиты. Многим хотелось услышать более радикальные предложения.

Понимаю критиков, но все же хочу заметить: мне не нравится любое давление на людей. Когда кричат, например, «Давай выскажись, наконец!». Это касается не только Даши конкретно и спортсменов в частности, но и представителей других профессий. Нажим отталкивает людей. Просто все мы разные, у каждого свой темперамент. Хотеть, чтобы окружающий во всем походил на тебя, мне кажется, наивно.

— Даша видит выход из ситуации в переговорах сторон и призывает к ним. Твой рецепт белорусского счастья?

— Очевидно, что кризис есть, раз уже два месяца с лишним страну лихорадит. Налицо и раскол общества, чего раньше никогда не было. Это вызывает тревогу. И решение вопроса, конечно же, должно лежать в области переговорного процесса между людьми, которые на это уполномочены.

— Любимые политики за это время у тебя появились?

— Очень импонирует Латушко. Нравится его интеллигентность и культура речи. Познакомился с Павлом Павловичем, когда играли на чемпионате мира во Франции — он там трудился послом. Оставил приятное впечатление. Я бы хотел, чтобы в нашей политике было больше таких людей. И вообще все вопросы решались бы не на улице, а в стенах парламента или за столом переговоров. Чтобы мы наконец стали жить в мире и согласии.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.8 (оценок:27)