Об угрозе новых контрсанкций: «Идет беспорядочная пальба. Пока в основном по своим»

Главный редактор политико-экономического блока новостей TUT.BY Ольга Лойко – о угрозе белорусских властей ввести новые контрсанкции.

– Со Skoda и вовсе неудобно вышло. Продажи дилеры приостановили с прекрасной формулировкой «до выяснения области действия и механизма применения данного постановления», некоторые покупатели зависли в недоумении от невозможности ввезти уже оплаченные авто, но пикантность в том, что в Беларусь машины этой марки ввозились в основном российской сборки.

Так что, как говорится, ни один гражданин ЕС в результате сокрушительного удара не пострадал. И хотя премьер Головченко уверяет, что россияне не в обиде, осадок наверняка остался.

 «Моральное право на принятие таких мер неоспоримо с нашей стороны. Мы действуем в рамках своего правового поля, на основании соответствующего указа президента, это не нарушает наши обязательства в рамках ЕАЭС», — уверяет он.

Так что есть право, а есть — моральное право. Не перепутайте.

«Дальше будем действовать по обстановке», — сурово предупредил премьер.

Александр Лукашенко был несколько конкретнее: «Если европейцы хотят проблем у себя в связи с этими санкциями, они их получат. Больше ничего не буду говорить. Время покажет. Но вас попрошу, как это было перед американским этим выпендрежем в экономике, дайте мне информацию о наиболее крупных европейских проектах у нас и предприятиях, которые созданы на территории Беларуси: посмотрим на их работу».

А посмотрите. Можно даже сравнить с белорусскими аналогами. И подумать, почему те же пивники или деревообработчики годами работают в одной стране с разным результатом. И почему литовская VMG считает прибыль, а наши модернизированные деревообрабатывающие предприятия передают из рук в руки, а в балансе у них — минусы.

Вот только по итогам 2020 года: «Ивацевичдрев» (управляющая компания создаваемого деревообрабатывающего холдинга, куда передадут активы из Банка развития) — чистый убыток 64,6 млн рублей, «Гомельдрев» — 12,8 млн рублей, «Мостовдрев» — 16,4 млн рублей, «Речицадрев» — 28,3 млн рублей, «ФанДОК» — 10,6 млн рублей, «Борисовдрев» — 10,2 млн рублей, «Витебскдрев» — 13 млн рублей, «Могилевдрев» — 1,6 млн рублей.

И если есть искушение взять и отобрать что-то у литовцев, австрийцев, финнов или других буржуев, придется учитывать, что на выходе вы получите не прибыльный актив, деньги которого мы сможем направить на укрепление нашей ненаклоняемой стабильности, а море проблем.

Потому что предприятие — это не станки и планы, а миссия, стратегия, supply chain management. Можно силовым приемом отжать предприятие, но удержать на нем кадры, поставщиков и клиентов постановлением или даже декретом не получится.

Кадр из фильма «Стой! Или моя мама будет стрелять»

Впрочем, можно не церемониться и особо вражеские предприятия закрыть. Как в песочнице: сам ничего придумать не могу, играть по правилам не хочу, зато порушить все и заодно щелбанов надавать незадачливым соседям — пожалуйста.

Главное — любимую не отдавать. А что у частников, своих и зарубежных, как-то заметно чаще получается и прибыль иметь, и более приличные трусы, колготки, сырки, селедку, пиво, стиральный порошок, диваны и детские игрушки выпускать, так это потому, что власть им позволила. Создала условия. Но в случае малейшей нелояльности может и передумать.

И неважно, что эти угрозы — даже не выстрел в ногу, который предполагает определенное целеполагание и направленность действия, а беспорядочная пальба. Пока в основном по своим.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:73)