Николай Михалевич

Новое общение Лукашенко и Путина: «Это не встречи, на которых что-то решается»

Три вопроса и три ответа, связанных с новой встречей правителей Беларуси и России.

В связи с очередной встречей Александра Лукашенко и Владимира Путина «Филин» попросил директора Института политических исследований «Политическая сфера» Андрея Казакевича ответить на три вопроса.

Фото Радыё Свабода

– Заявлений для прессы после переговоров правителей уже традиционно не будет. Почему так? Разве нормально, что правители не считают нужным что-то объяснять своим народам?

– Основная причина такой ситуации в том, что конкретных результатов по итогам этих встреч нет. Соответственно нечего публике и рассказывать.

Встречи Лукашенко и Путина посвящены не столько решению проблем, сколько их обсуждению. Например, есть внутрибелорусский политический кризис, есть необходимость проведения политической реформы (на этом настаивала Россия) – и вот обсуждается, в каком виде ее можно провести.

Кроме того, как можно публично признать, что ты три часа обсуждал будущее политическое устройство Беларуси с лидером соседнего государства?

Встречи Лукашенко и Путина – это не встречи, на которых что-то решается (или, по крайней мере, решения занимают небольшую часть их общения). Основное время уходит на обсуждение, обмен мнениями.

– Дмитрий Песков сообщил, что стороны обсудят «попытки коллективного Запада дальше раскачивать ситуацию в Беларуси». Заинтересована ли Москва в совместных действиях с Минском против Запада?

– Вероятно, нет. Россия заинтересована в поддержке Беларуси своей линии в отношениях с Западом. Но подставляться из-за Минска – это не в интересах Москвы. Не в принципах ее внешней политики последних 5-7 лет.

После нового витка напряжения в 2020-го-начале 2021-го годов напряжение в отношениях России и Запада немного снято недавней встречей Путина и Байденом.

Угроза со стороны Запада – в основном это белорусская тема. Лукашенко никогда не сталкивался с санкциями такого масштаба, которые были введены в последнее время, в такой ситуации ему важно получить поддержку России – либо финансовую, либо политическую, а лучше – и первую, и вторую.

– В начале встречи с Путиным Лукашенко заявил, что оппоненты режима перешли на индивидуальный террор, подразумевая «попытку поджога» дома депутата Гайдукевича. Зачем власти эта тема?

– Лукашенко нужно какое-то оправдание за проводимые репрессии – и перед белорусским обществом, и перед внешними игроками. Ему нужно доказать, что протест далеко не мирный, что атаки на общественные организации и медиа оправданы.

Думаю, эта тема будет подниматься не только в разговорах с представителями России, но и при контактах с другими партнерами – возможно, в том числе западными.

Хотя не думаю, что кто-то серьезно верит в факты террора. Тем более непонятно, как факт «индивидуального террора» можно перенести на все протестное сообщество, на миллионы несогласных?

Песков: Путин и Лукашенко договорились о цене на газ для Беларуси в 2022 году и о кредитной поддержке

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.6 (оценок:61)