«Надеюсь, нас не хотят отвлечь». Сестра Романа Бондаренко об уголовном деле

Ольга Кучеренко – о возбужденном деле об убийстве двоюродного брата.

Ольга Кучеренко, сестра погибшего Романа Бондаренко / Еврорадио

— Я почитала формулировку о непричастности силовых структур к совершению убийства, и для меня это более шокирующая новость, чем возбуждение уголовного дела, — рассказывает Еврорадио Ольга Кучеренко, двоюродная сестра Романа Бондаренко.

Спустя три месяца после гибели 31-летнего жителя «Площади Перемен» Генпрокуратура наконец возбудила уголовное дело по факту умышленного причинения тяжких травм, повлёкших «по неосторожности» смерть Романа. Как отнеслись к этому в семье убитого?

Ольга: Три месяца все наши силы были направлены на то, чтобы дело всё-таки возбудили. Поэтому сегодняшняя новость, скорее, не радостная, а со знаком вопроса. Она вызывает у меня настороженность.

Почему не возбудили раньше, сразу после того, как Рома умер? Я не знаю, чего от этого ждать. Конечно, очень надеюсь, что лёд тронулся и наконец будут допрашиваться все, кто был причастен к убийству, но пока нам ничего не известно на этот счёт.

Еврорадио: В Генпрокуратуре уверяют: «причастность сотрудников органов внутренних дел к причинению телесных повреждений не установлена»...

Ольга: Нам говорят, что люди ещё не опознаны. Но мы все видели расследование BYPOL со всеми биллингами. Люди же не слепые. Есть видеосвидетельства. Что касается о «по неосторожности», лично мне даже из видео, которые были сняты на дворовой площадке, понятно, что они [преступники. — Еврорадио] явно этого хотели. Они, может, и не хотели его убивать, но то, как они ударили его головой об асфальт...

Мне кажется, в данном случае можно было контролировать свои действия. Посмотрим, какую цепочку развития событий в ходе проверки смогла выявить Генпрокуратура. Пока у меня в голове только возмущение насчёт этого всего.

Еврорадио: Можете хотя бы предположить, почему уголовное дело возбудили именно сейчас?

Ольга: Как показывает практика, догадки лучше оставлять при себе, выводов можно много сделать. Надеюсь, что просто уже наконец собрано много полезной информации, которая говорит о том, что эта смерть была насильственной. Вот в Генпрокуратуре и увидели смысл в возбуждении уголовного дела. Может, у них появились подозреваемые. Не знаю, по-моему, подозреваемые известны уже давно.  

Я надеюсь, что, возбуждая уголовное дело, нас не хотят отвлечь от каких-то важных дел, которые сейчас проходят в судах, например, или от предстоящей встречи Лукашенко с Путиным. Надеюсь, что всё это действительно так, как должно быть по закону.

Еврорадио: Как изменилась жизнь вашей семьи после смерти Ромы?

Ольга: Это борьба. Мы постоянно находимся в каком-то стрессе. Мы прекрасно понимаем, что нас прослушивают. Какие-то взаимодействия с Генпрокуратурой или ещё кем-то говорили о том, что проверка ведётся не в том направлении, в котором хотелось бы нам.

Тем не менее надеюсь, что теперь, так как мама Ромы будет признана потерпевшей, ей дадут ознакомиться и с результатами этой проверки, и с выводами судебно-медицинской экспертизы. Возможно, так мы получим ответы на накопившиеся вопросы.

В целом состояние очень тяжёлое, потому что было пролито немало слёз. Это и злость, и грусть... Не знаю, как передать. Конечно, думаю, что мама Ромы сидит и плачет от того, что возбудили уголовное дело, но у меня другие эмоции.

Еврорадио: У вас есть дети? После того как Рому убили, вам не страшно выходить на улицу?

Ольга: То, что в Беларуси небезопасно, стало понятно не после смерти Ромы, а ещё летом до выборов. Я не живу в каком-то вакууме и вижу, что происходит в стране. Волосы встают дыбом. Но что хочу сказать: всё то, что мы… лично я делаю касаемо возбуждения уголовного дела по факту смерти брата, не бросаю в том числе ради будущего моего ребёнка. Я не понимаю, как моей дочке жить в стране, где закон идёт по нелогичным путям. Для меня это что-то страшное.

Еврорадио: Журналисток, которые снимали стрим на «Площади Перемен», приговорили к двум годам колонии...

Ольга: Я смотрела стрим и в шоке от этого приговора. Как и большинство окружающих меня людей, считаю, что в действиях Дарьи Чульцовой и Екатерины Андреевой не было ничего противоправного.

Девушки ни к чему никого не призывали. Это видно невооружённым глазом любому адекватному человеку. И я не понимаю, каким путём двигаются мысли у тех, кто этого не видит. Это просто какой-то сумасшедший приговор! Два года люди будут сидеть ни за что. Это абсурд, ведь они выполняли свои профессиональные обязанности.

Я не представляю, как вообще можно дальше жить, понимая, что просто за то, что ты выполнил свою работу, тебя могут посадить на два года, а то и на больше.

На такие вещи спокойно реагировать нельзя. Тут, с одной стороны, ты выходишь во двор — тебя убивают, с другой стороны, ты работаешь — тебя за это сажают. И вот вопрос — что же тогда нужно делать, чтобы тебя не посадили и не убили?

Еврорадио: Вы надеетесь на справедливое расследование?

Ольга: Я человек, который всегда оптимистично смотрит в будущее, поэтому, конечно, надеюсь, что всё будет хорошо. Когда — это уже другой вопрос. Мы пока ещё от Генпрокуратуры ничего не услышали. Надеюсь, что там есть люди, которые заинтересованы в том, чтобы всё было по закону.

Экс-следователь о деле Бондаренко: «Не исключено, что будут искать крайнего из присутствовавших на площадке, на кого можно повесить это убийство»

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:24)