Виктория Захарова

«Мне не стыдно ни за себя, ни за братьев – нас воспитали поступать по чести, по совести»

Cестра политзаключенных рассказала «Салідарнасці» о самых важных для нее людях.

Луиза говорит: «Я слабая». А братья восхищаются и называют ее «декабристкой». Все снимки из архива семьи

Если бы пару лет назад Луизе Пипия сказали, что она, младшая в семье, внезапно станет самой главной и возьмет на себя заботу о старших братьях, маме, бабушке, а племяннице фактически заменит отца – она точно не поверила бы. Но сентябрь 2020-го разделил жизнь девушки на «до» и «после».

25 сентября задержали старшего брата Тимура по обвинению в подготовке массовых беспорядков, днем позже в Гродно состоялась целая «спецоперация» по задержанию среднего брата, Тамаза, которого забрали от подъезда любимой девушки едва ли не в шортах и тапочках.

Сентябрь. «Везде отвечали, что такого нет»

Луиза помнит те страшные дни, кажется, поминутно.

– Я только-только отходила от Окрестина, от поисков старшего брата. Тут из Гродно звонит Эля, девушка Тамаза, и с олимпийским спокойствием, чтобы я не нервничала, говорит, что и его забрали. Начинаю рыдать, не могу успокоиться, а мой молодой человек только ругается матом, как так, за что?!

Это было в субботу, несколько дней мы просто не могли найти Тамаза, обзванивали все места в Минске и Гродно, где только можно. У меня до сих пор в телефоне контакты: «Следственный комитет», «ГУБОПиК», «Гродненский РУВД» – везде отвечали, что такого нет.

Через пару часов пришла СМС, что телефон Тамаза в сети. Думаю: ага, залезли. Ну так вы у меня хоть понервничаете – и давай названивать, пусть или ответят, или выключат. Чтоб не соврать, позвонила раз сто, потом СМСки писала: «Тамаз, не переживай, мы с тобой, жыве Беларусь!».

Та ночь была очень холодной, и я, несмотря на успокоительные, как вспоминала, что брат был в шортах и легкой кофте, опять начинала рыдать. Да и мысли какие в голову лезут: вспоминаешь футбольного фаната Никиту Кривцова, которого повесили в лесу, и молишься: хоть бы был жив!

Спустя сутки маме позвонил дедушка – с ним связались «насчет кого-то из внуков» и уточняли, правда ли раньше дедушка служил в КГБ. Зная Тамаза, поняла: только он мог начать пугать тем, что у него дедушка-КГБшник.

Позвонила на тот номер и начала орать в трубку, на каком основании задержали брата. Там мужчина вначале хамил, потом признался, что его попросили позвонить из СК. Чуть отлегло: значит, хотя бы жив. Через день узнали, что братьев повезли на Володарку, поняли, что не «сутки», а уголовное дело, значит, не выпустят.

– На Володарке со мной обрывали связь с самого первого дня. За весь год получила писем шесть, хотя Тамаз писал, бывало, по 20, 30, 40 в неделю – а не отдавали ничего. От отчаяния даже отмечала в постскриптуме: «Цензор, почему вы меня так не любите? Я хочу пообщаться с братом, а не с вами». И вот эти письма, кстати, «прорывались».

Тамаз Пипия

…Только через полгода из письма, переданного через друга и сокамерника, Луиза узнала, что после задержания происходило с братьями.

У Тимура адвокат отметил следы от побоев и электрошокера, но парень отказался рассказывать подробности, чтобы не волновать родных. О том, что из него выбивали показания и требовали оговорить себя и других, заявил лишь на суде.

Тамаза начали бить еще в бусике. По дороге из Гродно в Минск останавливались в лесу и угрожали – то пистолетом, то «можем просто здесь и закопать, и тебя никто не найдет». Настойчиво «убеждали» признаться в организации беспорядков; душили шнурком от собственной байки, и били, били.

В Минске пристегнули наручниками к батарее и небрежно бросили рядышком… досье на сестру. Сказали прямо: не подпишешь, что скажут, и в течение 72 часов будет дело на твоих сестру и девушку. Тамаз подписал бумаги, не читая. Но его продолжили бить, пока не записали «покаянное» видео – его, несмотря на все протесты адвокатов, использовали как доказательство в суде.

Суд. «Цирк и балаган, за исключением приговора»

– Я тогда не разбиралась в уголовных статьях, это сейчас, хоть ночью разбуди – скажу, – мрачно шутит Луиза, как будто знать УК – самая естественная в мире вещь для 22-летней девушки.

Кроме братьев, задержали двоих их друзей, Виталия Шишлова и Дениса Болтутя, всех обвинили ст. 293, «Массовые беспорядки» (10 августа 2020 года возле станции метро «Пушкинская»).

Тимур Пипия с дочкой

Кроме того, Тимуру и приятелям инкриминировали участие в сентябрьских беспорядках в районе Немиги и в Серебрянке, перекрытие дорог и насилие в отношении милиционеров – один из протестующих распылил слезоточивый газ в салон автомобиля (не милицейского), где находились люди в гражданской одежде.

– Суд временами был сплошным цирком и балаганом. «Пострадавшие» – не буду называть их фамилии, но я их помню – заявили, мол, почувствовали угрозу при виде ребят. «По их походке я понял: они идут не для того, чтобы узнать, как у нас дела», – сказал один. По походке, представляете?! Зал хохотал, несмотря на замечания судьи.

Угрозу милиционеры ощутили и в вопросе, что они делают на месте митинга, и вообще с самого начала дежурства в Серебрянке им было страшно. Вдобавок у всех сотрудников «сломались нагрудные видеорегистраторы и регистратор в машине», а сама она «не завелась».

– Прокурор материалы дела зачитывал кое-как, путался, – вспоминает Луиза. – Спросил, например, у ребят про «гусарские шапки» на заднем сиденье машины. Несколько раз повторил! Оказалось, не смог прочесть слово «мусорские».

Выступавший от Минсктранса водитель троллейбуса никаких претензий не предъявил. Вынужденная остановка, по его словам, составила несколько минут. Не нашлось и подтверждений того, что демонстранты бросали камни или выламывали скамейку на остановке. Тем не менее, факт перекрытия дорог судья также посчитала доказанным; семья Пипия обязана возместить ущерб в размере около 7 тысяч долларов.

Нестыковок и натяжек в деле оказалось так много, что запрошенными сроками, от 5 до 6 лет колонии усиленного режима, возмутились все – даже дедушка, служивший некогда в КГБ и убежденный, что «просто так не привлекают».

– Была надежда, что вдруг повезет, адвокаты нашли какие-то не приобщенные к делу видеозаписи. Но нет, буквально за день их рассмотрели и объявили последнее слово. Тимур забыл начало стихотворения, которое хотел прочесть, и только сказал, что вину не признает, попросил прощения у семьи за то, что принес столько хлопот. Было тяжело слушать: за что извинения, ты же ничего не сделал? Тамаз попросил о справедливости и сказал спасибо близким.

Итог – 5 лет Тамазу и 6 лет 3 месяца и 2 дня Тимуру, двум другим ребятам по 6 лет, как и запрашивал прокурор. Правозащитники признали ребят политзаключенными.

Луиза с братьями в детстве

Семья. «Написала: «Ты мой герой, я тобой горжусь»

Родные не верят в виновность братьев ни на мгновение. Друзья – по-разному. Один из приятелей, например, чтобы поддержать Тимура и Тамаза на вынесении приговора, пришел в суд – его не пустили в шортах, и парень за несколько минут сбегал, купил брюки и переоделся. Но были и те, кто сразу прекратил общение.

– Всегда считала, что у меня адекватные друзья, но семье не без «ябатьки», – констатирует собеседница «Салiдарнасцi». – Этот год отсеял многих, отвернулось, кажется, процентов 70 моего окружения. У меня нет оправданий этим людям: выйди ты на улицу в августе-сентябре, не смотри БТ, а посмотри своими глазами, как происходят мирные марши: кто кого бьет, кто что кидает…

Зато я начала общаться с теми, кто пишет письма, и кто не бросит, потому что это честные, открытые люди, готовые бороться – даже за чужих.

Единственное, в чем братья «виноваты» – это в том, что были футбольными фанатами. Их забрали только потому, что когда-то они болели за футбольный клуб МТЗ-РИПО – а он, извините, распался восемь лет назад.

Правоохранительные органы не понимают болельщиков от слова вообще: МТЗ-РИПО – это антифашистский клуб, а у них антифашисты, радикалы, фашисты, националисты – все одна канитель.

Дочери Тимура пока решили не говорить правды: как объяснить ребенку, что папа на 6 лет уехал в тюрьму? Луиза пытается компенсировать отсутствие брата, следит, чтобы племянница ни в чем не нуждалась, да и в школе эту тему не поднимают.

За прошедший год сестра и братья впервые отмечали дни рождения порознь: Луиза – в декабре, Тимур – в январе, Тамаз – в июле.

– Настроения не было, я очень устала от всего и не хотела никакого праздника. Но братья буквально уговорили: Луиза, мы знаем, как тебе плохо, но отметь – ради нас. Тимур прислал трогательное стихотворение, Тамаз в письме строго выговорил, чтобы не смела отказываться от праздника.

Из писем братьев

Тимуру на день рождения писали и мама, и жена, и друзья, но получил он только мое письмо с открыткой. Я написала: «Ты мой герой, я тобой горжусь» – и это правда. А друзья каким-то образом нашли контакты следователя по его делу и попросили тоже поздравить! И да, она это сделала. Вот это наш народ, называется, пробивной, – смеется девушка. – Тамазу поздравления не дошли, он вообще получил только 2 письма из 100 – и, конечно, это очень сильно давит, создает впечатление, что о нем все забыли. Но я рассказала, сколько людей на самом деле пишут, и пообещала, что не забудут – я не дам этого сделать!

Чтобы поддержать сестру, парни шлют открытки и стихи

На саму девушку тоже давят: сотрудники ГУБОПиК не раз высказывали недовольство ее активностью, и даже на обыск приходили с целью «забрать на профилактическую беседу». Но Луиза как раз была у брата в Жодино.

– Не было страха, что задержат, только мысль: если посадят, кто же братьев вытащит? Мама одна ничего не сможет сделать, близкие друзья после прозрачных намеков уехали из страны.

Думала тоже уехать, еще зимой. Но у мамы нашли онкологию, 3 стадия, причем именно стресс ее подхлестнул. В тот момент возненавидела всю власть, систему, государство, которое за полгода сломало жизнь нашей семьи. Мне – полностью. Я отказалась от института, ушла с работы, потому что время и силы нужны были, чтобы как-то помочь братьям. Благо, у меня отличный молодой человек и друзья, которые поддержат морально и материально.

Слава Богу, сейчас все хорошо, и ребятам сказали уже позже, через адвокатов. Но тогда, когда мама была в больнице и я одна с этими передачами, адвокатами, иногда в голове настолько все перемешивалось, что не понимала, какой сегодня день. Двигалась, как зомби, и только представляла себе, как школьный дневник, план задач, что нужно сделать.

Потом думала – забирают все больше людей, наверное, нужно дождаться суда и тогда уехать. Но вот озвучили приговор, и это не конец, а очередной этап. Потом Тимура перевели в Могилев, и я почти два месяца прожила на два города, чтобы быть поближе, поддерживать его передачами. Потом начала себя плохо чувствовать бабушка…

Бабушка, с которой братья жили до задержания, очень хотела дождаться внуков из тюрьмы. Но недавно ее не стало. Луиза пока не представляет, как об этом сказать ребятам. А ее эмоциональный рассказ о том, как семья 5 часов ждала транспорт для перевозки тела и была 60-й в очереди в крематорий, опровергает официальную «стабильную статистику» о смертности.

– Теперь я знаю, что выхода нет только из гроба. И что семья – самая главная ценность в жизни, и не дай Бог, что-то случится, ты никогда себе не простишь, что не говорил о том, как их любишь. И настолько тяжело, когда на свидании – два стекла и решетка, ты не можешь человека обнять. Когда полгода привычно звонишь по телефону, а тебе говорят «абонент вне зоны действия сети». Но понимание: все, что ты делаешь – для того, чтобы помочь своим любимым людям, тебе есть, ради чего жить – это дает силы.

Братья

Братьев этапировали в колонии. Тимур прибыл в ИК-15 Вейно (Могилев), но до сих пор находится в карантине и связи с ним нет. Тамаз отправился из Жодино в ИК-1 в Новополоцке, но еще не доехал, прислал письмо, что сидит в СИЗО в Витебске.

 – Мечты? Очень хочется, во-первых, обнять ребят, а во-вторых, накормить нормальной домашней едой. Снять какой-нибудь санаторий, отдохнуть душой и телом. Тамаз еще мечтает о швейцарских часах, а у меня как раз молодой человек в Швейцарии по работе, и мы уже даже модель выбрали.

Думаю: я бы даже яхту купила, только выйдите! Потому что деньги, материальные ценности – не главное. Самое главное – люди. И наш народ, который с прошлого года не перестает по-хорошему удивлять.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:66)