Маргарита Левчук: «Добро всегда побеждает зло. Верю в это, как в сказку со счастливым концом»

Одна из самых популярных артисток протеста рассказала «Салiдарнасцi» о жизни в эмиграции, разной позиции бывших коллег и пользе обнимашек.

Фото из личного архива артистки

Если о позиции многих деятелей культуры относительно происходящего в стране белорусы узнали после трагических августовских событий, то оперная певица Маргарита Левчук еще в июне не смогла молчать.

— То, что случилось с людьми в очереди в Symbal.by, стало для меня некой отправной точкой, и я решила написать первый пост. Было страшно, но понимала: если не выскажусь, потом не прощу себе этого. Я плакала и писала, ведь то, что произошло, была какая-то дичь, — делится собеседница.

Маё сэрца баліць за маю Радзіму. Я пакутаю і не ведаю, што магу зрабіць асабіста, каб у маёй краіне не было міліцэйскага гвалту.

Маргарыта Ляўчук, 25 чэрвеня, 2020

Вскоре выступления артистки были вычеркнуты из программ государственных концертов. А через несколько месяцев Маргарита уехала на гастроли в Вильнюс, где вынуждена была остаться в целях безопасности.

Спустя почти год певица рассказывает нам, как живет в эмиграции.

— События последних недель (разгром TUT.BY, принудительная посадка самолета — С.) стали для меня ударом. Я вообще ушла из соцсетей, потому что не смогла больше читать новости, мне понадобилось как-то абстрагироваться от всего. Уже несколько дней прихожу в себя, петь невозможно (интервью было сделано несколькими днями ранее, а накануне, 30 мая, Маргарита уже выступала в Вильнюсе на благотворительном концерте в поддержку политзаключенных в Беларуси, — С.), а когда читаешь про постоянные обыски и задержания, постоянно ревешь.

Но есть такая сумасшедшая теория: чем хуже становится и накаляется обстановка, тем быстрее произойдет перелом. И, возможно, тогда это все закончится, и мы победим, и это будет очень выстраданная Победа, добытая буквально кровью.

Все-таки еще не все поняли, что происходит. Может, нам и дано все это для того, чтобы дошло до каждого. И ведь дойдет. Беларусь маленькая страна, у кого-то родственника уволят, у кого-то друга посадят, у чьего-то знакомого бизнес отожмут.

В ситуации с TUT.BY, странно, что власти не понимают, как далеко ушел технический прогресс. Можно ведь вообще отключить интернет, но люди все равно найдут возможность получать информацию. Белорусский правитель отбился от реальности и не желает понимать, что в XXI веке правду заглушить невозможно. Все, что ты снял на телефон, это уже документ.

Но главное, что TUT.BY читали не только условные змагары — его читали все, и благодаря тому, что произошло, возможно, откроются глаза и у остальных.

Я очень сочувствую всем, кто сейчас находится в Беларуси. У меня и здесь еще долго проходила эта фобия, боязнь, что за тобой придут. И я все-таки считаю, что если есть угроза, лучше уехать, нежели отдаться режиму, потому что на свободе многие гораздо полезнее.

— Пример Маши Колесниковой вас не вдохновляет?

— Маша, безусловно, уникальная. Конечно, она и на воле принесла бы много пользы, но и этот ее поступок совершенно необыкновенный, героический, он тоже очень многое показал людям.

Я надеюсь, что мы с ней сыграем и споем в скором времени.

— Предчувствовали ли вы, что в августе 2020 произойдет что-то грандиозное?

— Как и многие, не верила. Долгое время даже чувствовала себя в меньшинстве. Но когда в августе увидела 250 тысяч человек на улице, выдохнула, поняла, что нас большинство.

Вообще, моя личная история началась задолго до этого. В 2010 году я впервые увидела в Минске на площади людей, и, к своему стыду, тогда реально поверила, что все они «проплаченные».

Но после работа меня свела с реконструкторами, историками, культурологами, экскурсоводами. Пять лет в составе Музыкального Дома «Классика» мы сотрудничали с Несвижским музеем. И чем больше я погружалась в историю, тем больше у меня открывались глаза.

Меня стала раздражать эта система, когда ты приходишь на работу и тебе нужно расписаться в том, что ты пришел, потом в том, что ты ушел. Тебя изначально ставят в рамки, чтобы сделать рабом с соответствующей зарплатой.

— А сколько платили солистке Большого театра?

— Я работала на полставки и получала 300 рублей. То есть, нужно отучиться шестнадцать лет, попеть в Европе, и потом получать в Беларуси такие деньги. Однажды мне вообще начислили 9,99! Я всегда говорила, что быть солисткой Оперного театра — это благотворительность.

В Беларуси оперные певцы не могут диктовать какие-то условия, у них нет здесь развития, потому что у нас единственный театр и никакой альтернативы ему нет. Кто может, как я, подрабатывает.

Но тем, кто отважился на сольную карьеру, очень сложно. Нужно получить гастрольное удостоверение (и тогда у тебя десять раз попросят обоснование), арендовать зал, потом заплатить оркестру, налоги. В итоге, даже если ты собираешь полный зал, заработки несоизмеримые с тем, что можно заработать в другой стране.

— Как относитесь к разной позиции бывших коллег?

— С некоторыми артистами театра общаюсь до сих пор. Могу сказать, что люди в большой растерянности и не ожидают ничего хорошего от своего нового руководства. Да и что можно ждать в стране, где вождю не нравится опера, не нравится балет, а нравится только хоккей. Соответственно, у нашего театра нет никакого статуса в мире, о нем никто не знает.

Что касается гражданской позиции, то она говорит о людях. Стало понятно, кто личность. Сейчас наступило время, когда молчать невозможно. Но, тем не менее, остались не только простые музыканты, которым, может, действительно нечем семью кормить, но и ведущие мастера сцены, которые струсили.

Еще более неприятно, что некоторые музыканты воспользовались ситуацией и писали реальные доносы на коллег, чтобы занять их должность.

Есть музыканты, которые соглашаются выступать на «Духовном возрождении», «Славянском базаре» и других подобных мероприятиях, которые власть использует в своих пропагандистских целях.

Раньше и я выступала там, куда позовут, и считала, что артисты «вне политики». Теперь так не считаю. И если прошлым летом меня вычеркивали из всех мероприятий, то теперь я сама выбираю, с кем выступать на одной сцене.

К примеру, я отказалась выступать с музыкантами, которые играли в парке Дружбы народов, когда там запретили митинг Тихановской и внезапно объявили какой-то праздник. После мне предлагали концерт с этими музыкантами.

— Как вы приняли решение эмигрировать?

— У меня давно был подписан контракт с Вильнюсской национальной оперой на несколько спектаклей в октябре, и я уехала на гастроли. Но потом до меня дошла информация, что «я попала в разработку».

К родителям пришли и сообщили, что они что-то там «наразрабатывали», и теперь мне светит минимум 30 суток и огромный штраф. Причем, заявили это без всякого суда и следствия. Через два месяца мне передали, что дело закрыли.

Но я решила не возвращаться, и, как оказалось, сделала правильно. Недавно к родным снова приходили и сказали, что кто-то из «неравнодушных граждан» подал жалобу на меня в прокуратуру за то, что я как-то неправильно воспеваю в своем творчестве власть.

— В Литве вы продолжаете заниматься творчеством. Как сложился ваш оригинальный дуэт с Андреем Пауком?

— Я не была знакома с Андреем, но мы оказались в общей компании, и он просто подошел ко мне и сказал: «Ты — певица, давай, что-нибудь споем». Я согласилась, и мы устроили всем концерт, пели «Тры чарапахі», «Капалінку» и другие белорусские песни.

Кто-то нас снял, и Андрей выложил кусочек на свой канал. Неожиданно он получил много откликов, люди просили петь еще. Тогда Андрей рассказал, что на своем канале троллит чиновников,  и что мы могли бы делать это вместе. А у меня как раз тогда были другие творческие планы, я собиралась на гастроли и даже сказала ему что-то вроде «я вообще-то оперная певица».

Но спустя некоторое время мне пришлось из-за локдауна свернуть всю свою творческую деятельность. Накануне Нового года я сама предложила Андрею записать что-нибудь вдохновляющее, сама выбрала «Калядачкі». Зрителям понравилось, нам стали писать, что наше творчество действительно вдохновляет и подбадривает. Затем очень много откликов было на «Завіруху».

— А когда вы все-таки перешли к троллингу?

— Когда увидела клип Азаренка «Накажи их, боже». Нам написало множество людей, все очень возмущались, и мы решили ответить.

Тот первый номер «Красной зелени» готовили коллективно, песня, образ, таблички. А когда выпустили видео, по комментариям поняли, что именно этого сейчас не хватает людям, поддержки боевого духа, здорового смеха над всем происходящим. Я уверена, что наше творчество задевает и героев, о которых мы поем.

Политическая сатира всегда была серьезным оружием.

— Как появляются номера, кто за что отвечает в дуэте?

— Мы работаем вместе, Андрей пишет текст, а я могу доработать, что-то добавить. Он отвечает за запись и монтаж видео, а я уже за образы и костюмы. Например, последнюю «Цнатліўку» Андрей придумал сам, а я купила все необходимое для видео… в секс-шопе. Некоторые костюмы берем напрокат.

— А жена Андрея не ревнует его?

— У нас прекрасные отношения! Я дружу с их семьей, Олечка — замечательный человек, прекрасная жена и мама.

— Кроме слов благодарности, солидарности, что-то особенное вам пишут?

— Интересно, что критики очень мало, из чего можно сделать вывод, что у нас в стране абсолютное большинство людей со здоровым чувством юмора. Темы, которые требуют отклика, черпаем у наших оппонентов, к сожалению, их хватает.

Интересно, что мне пишут даже ябатьки примерно так: «У вас очень красивый голос. Несмотря на то, что я ябатька, я поставил вам лайк». Обо мне часто пишут в их телеграм-каналах, но и там отмечают, что «вокал у этой змагарки на высоте». Судя по тому, что единственное, чем меня пытаются уколоть, — мой длинный нос, придраться им не к чему.

— Чьи деньги вы тратите?

— Исключительно свои, накопленные. Меня никто не обеспечивает, и я ни к кому за помощью не обращаюсь. Я сама снимаю квартиру.

Вообще, здесь в эмиграции мы все очень тесно общаемся и друг другу помогаем. Это невероятные ощущения, когда совершенно чужие незнакомые люди становятся вдруг родными и предлагают помощь, встречают вновь прибывших, помогают и с жильем, и финансово, и чем могут.

— В какой помощи больше всего нуждаются люди?

— В психологической. Всем нужны обнимашки. Обнимешься с человеком — и он счастлив.

— Как ваши родные в Беларуси, наверное, очень скучаете?

— Конечно, по всем скучаю. Тяжелее всего то, что ты не можешь приехать. А так я привыкла жить вне дома. Мне кажется, что я просто на гастролях, затянувшихся.

— Что помогает переносить разлуку?

— У меня здесь прошел один концерт «Жыве Беларусь!» и был запланирован тур по Европейским странам, но пока он отложен из-за локдауна.

А вообще, живу и каждый день жду, что смогу вернуться обратно.

Маргарита Левчук — белорусская оперная певица (сопрано). Солистка Музыкального Дома «Классика», солистка Большого театра Беларуси (2016—2020), финалистка проекта телеканала «Россия К» «Большая опера».

Совместно с блогером Андреем Пауком создала дуэт «Красная Зелень» и выпускает на YouTube-канале сатирические клипы.

— Многие ли хотят вернуться обратно?

— Многие. Есть, конечно, момент, когда люди попробовали местную медицину, отдали детей в местные школы и увидели существенную разницу. Но, тем не менее, люди готовы вернуться и попытаться сделать у себя на родине что-то похожее, особенно молодежь хочет применить свои способности для развития своей страны.

— Есть у вас своя версия того, как все это закончится?

— Добро всегда побеждает зло. И я верю в это, как в сказку со счастливым концом.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:94)