Лойко: «У нас в общем хорошая молочка — только не очень экономически эффективная и немножко коррупционная»

Журналистка Ольга Лойко назвала три причины провала когда-то очень успешной отрасли беларусской экономики.

Молочная отрасль много лет была одной из самых успешных в беларусской экономике и приносила миллиарды долларов экспорта. Однако за последний год как производство, так и продажи «молочки» у отечественных производителей растут (только экспорт составил более 4 миллионов тонн), а вот прибыль рухнула — на 85% по сравнению с 2022 годом. В чистом убытке оказались 9 предприятий. Что происходит?

— Валовые показатели, объем производства у нас всегда были приоритетными, — объясняет в эфире Обычного утра журналистка, главред медиа Plan B Ольга Лойко.

— Плюс есть еще один волшебный показатель: нужно же «держать цены». Вот так и бывает, когда цены держим — перекосы.  Плюс проблемы с расчетами, на которые недавно Лукашенко тонко намекал, что с селянами рассчитаться надо…

К тому же нужно учитывать особенности российского рынка. Которому в 2022 году мы были нужны, а потом их Головченко, который Мишустин, отчитался своему Лукашенко, который Путин, что в свою молочку мы уже хорошо вложились, пошла отдача, скоро будем ближе к 100% обеспечены сами, и беларусская молочка не настолько нужна.

А у Беларуси тоже есть свой интерес. В прошлом году, кроме рекордных удоев, прибыли и выручек, было еще очень большое коррупционное дело в молочной отрасли: «Бабушкина крынка» и 26 человек в схеме, большой скандал, когда выяснилось, что одно из крупнейших госпредприятий поставляет продукцию по минимальной цене российской фирме-прокладке, а потом, занижая налоговую базу, перепоставляет там и зарабатывает на этом…

Если разложить по полочкам, в чем причины роста производства, экспорта, выручки, и одновременного падения прибыли, то первая причина — это колебания цен, которые вполне естественно бывают на рынке. А колебаться вместе с ценами Беларуси не получается.

У нас ограниченные закупочные цены, у нас в 2022 году благополучно скончалась биржевая торговля молоком как сырьем.

Фактически, государство распределяет сырье. Вот у нас есть эффективный производитель, у кого прибыль упала меньше, чем у остальных — возможно, если бы ему дали больше сырья, он смог бы даже в плюс выйти. Но он не может купить больше молока.

Это еще в либеральном 2019-2020 году было: мол, а давайте мы излишки сырья будем продавать на бирже, пусть их самый эффективный производитель купит. А сейчас — как держать при этом цены на внутреннем рынке, как вообще контролировать все на свете, если биржа — это рынок, кто больше дал, тот больше получил? У нас молоко — это, как сказали пропагандисты в недавних передачах, «белая нефть».

Что еще повлияло на провал молочки, кроме того, что государство зажимает цены? В списке причин Ольга Лойко называет санкции, которые наверняка повлияли на себестоимость продукции, а также колебания валютного курса в России и Беларуси, которые делают экспортерам невыгодными поставки на российский рынок.

— C внутренним рынком проблем нет — как заявили те же пропагандисты, «полки ломятся», — говорит журналистка. — У нас в общем хорошая молочка — только не очень экономически эффективная, как выяснилось, и немножко коррупционная. А так очень хорошая.

Однако сырья не хватает, и в этом смысле беларусское молоко достаточно дорогое. Поэтому и самый эффективный наш производитель «Савушкин Продукт» годами просил возможность покупать молоко как сырье в Литве и в Польше, и ему давали такую возможность.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4(11)