Политика

Лещеня: «Анонс предстоящего назначения посла Грызлова – прием, довольно редкий»

Бывший посол Беларуси в Словакии – о возможном после России Борисе Грызлове «в интерьере противостояния с «коллективным Западом».

Игорь Лещеня отмечает, что эта кандидатура породила невероятное количество теорий:

– Иногда – причудливо-конспирологических, которые не поддаются проверке, и в которые нужно просто верить. Но…и верить, наверное, надо во что-то высокое, светлое и того заслуживающее.

А по жизни парламентское согласование – один из важных заключительных этапов подготовки назначения посла незадолго до подписания соответствующего указа.

Обычно это означает, что агреман (в данном случае – согласие Беларуси на назначение) уже получен.  

Анонс предстоящего назначения посла – прием довольно редкий. Очевидно, что слив информации в Госдуме был согласован с «соответствующими инстанциями».

И получается, что эта информация должна была впечатлить явно не официальный Минск.

Если в Минске этим шагом и впечатлились, то даже не на этапе получения запроса на агреман. С учетом политического и номенклатурного веса кандидата такому запросу наверняка должна была предшествовать устная договоренность на уровне первых лиц. 

Если и не впечатлиться, то принять к сведению сей шаг должен был «коллективный Запад»: мол, хотя «разборки» идут по Украине, но Беларусь – точно наша.      

Смежные вопросы внешней политики – это как сообщающиеся сосуды.

Кремль почувствовал «СРОЧНУЮ необходимость представления… гарантий» нерасширения НАТО на Восток. Публично поставил вопрос о договоренности с США и НАТО по зонам влияния. Как здесь не сделать акцент на «нашести» государства, которое невозможно представить «не нашим»?

Есть своя логика в предсказаниях, что вот-де Грызлов сейчас как повысит реализацию 28 союзных программ. Роль личностного фактора нельзя недооценивать.

И, кстати, 23 декабря президент России, говоря о синхронизации антимонопольного, налогового  и  таможенного законодательства, обмолвился, что «обо всем этом договорились – договорились и сейчас начнем работать». 

Значит, у него отложилась мысль, что пока не сильно там что-то начато.

Да, Грызлов сможет говорить лично с Путиным. Но слишком многое напрямую решается именно между Путиным и Лукашенко.

Послы играют не самую важную роль  в  системе  белорусско-российских  связей, в которую с обеих сторон вплетены сотни чиновников и управленцев высокого уровня.   

И поэтому различные газовые и сельскохозяйственные войны, а также иные неприятности не испортили карьеру ни одного из послов Беларуси в России. А что касается послов России, ну, если только кто-то публично слишком близко к сердцу брал финансовые расчеты…

Конечно, были свои нехитрые бюрократические ноу-хау.

Посол России Бабич имел также статус специального представителя президента России по развитию торгово-экономического сотрудничества.

В течение двух лет одновременно в Москве сосуществовали посол Беларуси Григорьев и Полномочный представитель президента РБ по отношениям с Россией и вопросам интеграции в статусе заместителя премьер-министра Долголев.

Но практика показывает, что такие временные должности высокого уровня вносят некую сумятицу в сложившиеся бюрократические системы.

В грядущем назначении Грызлова самым важным представляется сам акт назначения. Это – символ особого статуса   двусторонних связей. И КПД этого назначения, очень может быть, этим самым символизмом и ограничится.

И не только для внешнего потребления.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 3.9(29)