Война

Кох: «Это Суровикин как бы «россиян» убивает, так что ли?»

Бывший российский вице-премьер — о совещании Путина по вооружению в стиле «Корея Сегодня» и Путине, который явно переоценил свою крутизну.

— Вот и прошло девять месяцев войны. На фронте никаких существенных изменений не происходит, — пишет Альфред Кох. — ISW сообщает, что ВСУ потихоньку двигаются вперед на Сватово и Кременную, а россияне пытаются атаковать от Марьинки до Белогоровки. Еще накануне российская артиллерия 17 раз обстреляла Херсон. Есть жертвы среди мирных жителей. Это Суровикин как бы «россиян» убивает, так что ли? Впрочем, что я в самом деле, как ребенок…

Альфред Кох

После попадания ракет в Польшу, Германия предложила ей свои «Пэтриоты» для защиты от возможной ракетной атаки. И Польша ответила, что самым лучшим местом для этих ЗРК была бы Западная Украина. Находясь там, они надежнее защищали бы польское небо. Это хорошая идея. Глядишь, они и часть Украины закроют таким образом.

А защита Западной Украины от российских ракет имеет очень важное стратегическое значение: ведь именно там находится основная инфраструктура по приему западной военной (и не только военной) помощи.

Путин провел совещание с членами «Координационного совета при правительстве по обеспечению потребностей ВС России». Он в очередной раз потребовал увеличить объем производимой военной техники и придерживаться четких сроков ее поставок в войска.

Путин, открывая заседание КС сказал: «Нужно наладить четкую, качественную, хорошо скоординированную работу. Это вообще полезно, а в данной ситуации просто необходимо, чтобы своевременно обеспечивать наши Вооруженные Силы всем необходимым в ходе специальной военной операции».

Он много и пространно рассуждал о важности всестороннего обеспечения нужд армии, говорил без запинки про экипировку, снаряжение, специальную военную технику, медицинские изделия, денежное довольствие военнослужащих и проведение строительных работ в военных целях…

«По каждому из этих направлений должны быть сформированы целевые задания с четкими производственными программами и сроками поставок всего самого необходимого. Нам важно не только наращивать объемы и номенклатуру поставок, но и улучшать качественные характеристики продукции. Именно поэтому так важна прямая связь производителей, конструкторских центров с теми, кто использует эту технику», — мудро заметил вождь…

«Необходима тесная совместная работа в том числе при составлении и корректировке гособоронзаказа, при постановке перспективных задач перед нашей промышленностью. Весь поток информации должен быть использован для того, чтобы в необходимом темпе и своевременно вносить коррективы в эту большую совместную работу» — заключил любимый руководитель…

Я читал об этом совещании в российских СМИ и ловил себя на мысли, что читаю статью в журнале «Корея сегодня». Я думаю, что в конце он обязательно сказал сакраментальное «времени на раскачку нет» и не забыл напомнить о себе неизменным нарративом «коней на переправе не меняют» (а то мало ли что им всем в голову взбредет!). Но, поскольку эти фразы он произносит всегда, то СМИ даже и писать об этом не стали…

Что мешало раньше «сформировать целевые задания», «четкие программы» и «в необходимом темпе и своевременно вносить коррективы» — в общем-то более-менее понятно: голова была забита яхтами, аквадискотеками, мини-казино и шестами для стриптиза. Плюс регулярные уколы ботокса, ванны из рогов марала… А у Шойгу — юные и прекрасные помощницы, ставшие генералами раньше Наполеона, а у Чемезова — бесконечные гешефты и откаты…

И вся эта роскошь и эпикурейство вполне по-человечески понятны. Но зачем тогда воевать? Сиди себе и смотри стриптиз или играй по маленькой в рулетку. Дело-то стариковское, чай уже не мальчик… Кто ж в семьдесят лет воюет-то? Сталин в 67 лет уже закончил свою войну. (В Корейской войне он воевал в основном чужими руками и за чужой счет). А про Гитлера — и говорить нечего…

Мне кажется, таких совещаний было уже сотни. И на всех говорилось одно и то же: про необходимость координации, про жесткую дисциплину и ускорение… И все участники совещания от мелких клерков до министров и генералиссимусов кивали головами и записывали себе в блокнотики какие-то каракули…

И у всех был чрезвычайно серьезный вид, и все были согласны «ставить перспективные задачи» и «вносить коррективы». Но только во время совещания. А как только они выходили за двери, то сразу у одних мысли были о шесте для стриптиза, у других о гешефтах и откатах, а третьи бежали оплатить очередной взнос в гольф-клубе Дубая…

А сейчас все они думают только об одном: «Как бы так сделать ноги и больше с этим параноиком не иметь дела. Он реально нас всех угробит!»

Путин думал, что круче него только яйца. Что когда он бравировал своей решимостью и пугал обывателей фразами типа «Зачем нам такой мир, если в нем не будет России?» — то весь мир дрожал от ужаса и готов был выслушать условия его ультиматума.

Он куражился и рассуждал о том, что «все сдохнут, а мы как мученики попадем в рай», с удовольствием наблюдая как цепенеют в страхе прикормленные «интеллектуалы» дискуссионного клуба Валдай. Он искренне считал, что у него нет соперников по части «железной воли» и «решимости». Так ему двадцать лет рассказывали его верные слуги.

Долгое время он почти не встречал сопротивления. Он считал, что это означает, что он самый сильный. Но в реальности с ним просто не хотели связываться. Европе мир, который царил здесь почти восемьдесят лет, дался слишком дорогой ценой, чтобы из-за какого-то м*дака начинать большую войну.

Но вот наконец он нарвался. Его «вторая армия мира» уже больше чем наполовину «в раю». Из-за этого он вынужден ставить под ружье всякий сброд и уголовников. Его разворованная страна не в силах дать и десятой доли того оружия, в котором нуждается его воюющая армия, и он вынужден ходить с протянутой рукой к иранским аятоллам.

Он встретил на своем пути народ, которому не нужен мир без Украины. И если в путинском случае это была просто болтовня, то тут мы имеем дело с реальной решимостью биться до конца.

Оказалось, что есть люди круче него. И он ничего не может с ними поделать. Уже девять месяцев он бьется с ними и все никак.

Сначала он рассказывал, что «он еще по-настоящему не начинал», а потом оказалось, что нужно уже как-то заканчивать… А как — неизвестно.

И никто в мире уже не хочет с ним разговаривать. Он «зашкваренный», и разговаривать с ним «впадлу». (Это я так, на понятном ему и его друзьям языке описываю ситуацию). И что в таком случае остается суетливому старичку с расплывшейся как блин мордой?

Довые…ывался дедушка. А сколько спеси и гонора в нем было… Как он любил много и длинно рассуждать об истории, рассказывать про коварство англосаксов и про «сферы влияния»...

А теперь только его прихвостни не хотят видеть, что он проигрывает эту войну. И его бомбардировки мирных украинских городов и объектов гражданской инфраструктуры – это явный признак отчаяния. Больше у него в запасе нет ходов.

Так что сдохнуть придется ему одному. А рай пусть ему обеспечит его поп Гундяев. Уж какой сможет — такой и обеспечит. Только боюсь, что гундяйкин рай Путину не понравится. Ведь там не будет мини-казино и шеста для стриптиза. Там будут только «плач и скрежет зубов», да чаны с кипящей смолой и черти с вилами.

Близок, близок час расплаты.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 5(65)

Читайте еще

Война, 29 ноября. «Русский мир» несет только разруху». Повреждены все крупные тепло- и гидроэлектростанции в Украине. Бахмут потихоньку превращается в Мариуполь. Три просьбы Арестовича

Тышкевич: «Сомневаюсь, что в таком формате могут состояться переговоры, а новых идей у Путина пока что нет»

Пастухов: «Режиму Путина выгодно состояние войны. Это же великий, терпеливый народ, он Сталину все простил»

Война, 28 ноября. Россия отложила консультации с США по ядерному оружию. Как Киев собирается встречать Новый Год. The Economist: «попытка Украины вернуть Крым будет кровавой и трудной»

Война, 27 ноября. ВСУ: Россия способна наносить массовые ракетные удары еженедельно. Зеленский: «Террористы ответят за все». Из Беларуси могут перебросить подразделения на оккупированные территории Украины — Генштаб

Война увязла в осенней распутице. Что дальше?