Политика

Наталья Север

Казакевич: «Как только клапан приоткроется, все может рвануть»

Политолог — о том, перекинутся ли настроения протестующих на молокозаводе на всю страну. 

— Полагаю, что это не единственный случай, а просто тот, который стал публичным, — комментирует «Салідарнасці» инцидент на молокозаводе в Молодечно директор института «Палітычная сфера» Андрей Казакевич. — Думаю, люди выражают свое недовольство регулярно и на других предприятиях, только в разных формах, где-то увольняется значительная часть коллектива, где-то начинаются серьезные дискуссии с руководством.

Но пока это все спонтанные выступления. Основное их влияние на ситуацию в стране в том, что таким образом накаляется обстановка, растет напряжение в отдельных городах, в отдельных трудовых коллективах. В целом, складываются негативные ожидания по поводу того, что будет происходить в стране.

Понятно, что не все захотят умирать с голода, получая 200 рублей. Еще больше увеличится отток кадров, повысятся эмиграционные настроения. Кто-то будет искать другие варианты получения доходов внутри страны, не исключено, что при этом будут расширяться практики, связанные с разными «серыми схемами», сокрытием налогов и т.д. Например, также развивались события в период кризиса 90-х.

Конечно, все это оказывает влияние на действующие власти, потому что они не могут не реагировать и вынуждены каким-то образом снижать градус недовольства. 

Тем не менее, политолог объясняет, для того, чтобы подобные отдельные, даже многочисленные явления возымели политическую силу, необходимо наличие нескольких факторов.

Для того, чтобы такие протесты имели политические последствия, во-первых, необходима публичность, нужно, чтобы о них узнавало как можно больше людей. Также необходимы структуры, которые бы координировали и как-то направляли деятельность этих людей.

И, главное, сами люди должны быть уверены в том, что их протесты смогут привести к чему-то позитивному.

— Пока мы не можем утверждать, что эти факторы присутствуют в Беларуси. Последние два года власти как раз работают над тем, чтобы разрушить и уничтожить все структуры, которые бы могли предоставить какую-то информационную поддержку, а также задать цели и ориентиры.

Нет сейчас у людей и веры в результат. А если нет связи между протестом и улучшением жизни, мотивы для протеста ослабевают, — отмечает Казакевич.

Оценивая ситуацию, он рассказывает о возможных и наиболее реальных сценариях развития событий.

— Маловероятно, что такие спонтанные забастовки, даже перекинувшись на другие предприятия, объединят большое количество протестующих людей и выведут на улицы. Хотя такие примеры случались в истории. Также маловероятно появление некой политической силы, которая возьмет на себя организационную функцию.

Наиболее вероятный сценарий заключается в том, что продолжит расти напряжение в обществе. Увеличение экономических проблем и крайне негативных настроений вызовет общую дестабилизацию работы в экономике и затем в госаппарате. Но даже в этом случае нет гарантии, что начнется организованный протест, хотя вероятность его сохраняется.

Опять же, если обратиться к истории, то, когда в обществе есть напряжение, большое недовольство, которое подавляется репрессиями, когда у людей нет возможности выпустить свои эмоции, общество консервируется в таком состоянии, при этом, как правило, стагнируя либо деградируя, до момента, пока не произойдет какой-то триггер.

А триггером в таком случае может стать что угодно. Любое малейшее ослабление власти может привести к социальному взрыву.

В нашем случае, например, таким триггером может стать ситуация в России, когда у нее больше не окажется возможности поддерживать белорусский режим физически. И это уже вполне вероятная ситуация.

В таком случае все процессы в Беларуси сразу ускорятся, потому что в нашем обществе и в верхах есть ощущение того, что Лукашенко очень сильно зависит от Москвы, что она основная опора его власти, и если эта опора начнет как-то рушиться, то откроется окно возможностей.

Также триггером может стать резкое изменение курса валют, дефицит чего-то, да много чего.

Здесь можно обратиться не только к истории, но и к физике. Сейчас все выглядит как кипящий котел, температура нагревания которого постоянно увеличивается.

Но пока толщина стенок достаточная для того, чтобы удерживать внутри давление. Однако как только в результате слабости металла или еще по каким-то причинам клапан приоткроется, все может рвануть. И наше общество как выход этого пара. Пока у власти есть силы все репрессировать, в котле все будет кипеть, но как только появятся трещины, энергия вырвется наружу и сдержать ее уже будет невозможно.

Авторитарные системы потому и не устойчивы, что в них некуда людям выпускать свои эмоции. В демократическом обществе нет таких проблем, потому что там есть выборы и другие важные процессы, — заключил политолог.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.8(32)