Яна Соколова

Карбалевич: «В Беларуси создается политический апартеид»

Политолог – о том, почему власти пошли на массовые репрессии, задержав около 200 человек за комментарии после гибели сотрудника КГБ, и кто может стать следующей жертвой режима.

Фото РИА Новости

— Каток репрессий не останавливается, и вызван он комплексом рациональных и иррациональных мотивов, — отмечает в экспресс-комментарии «Cалідарнасці» политический обозреватель Валерий Карбалевич. — Иррациональный мотив — это тяжелая травма, которую получил Лукашенко от протестов прошлого года. Чтобы компенсировать ее, он усиливает механизм террора.

Что касается рациональных соображений, возможны страх, угроза повторения массовых протестов, потому что он понимает, что люди, которые выходили на улицу, остались, и их настроения не поменялись.

Поэтому надо максимально нейтрализовать возможный потенциал для протеста, тем более, впереди намечаются электоральные кампании. Власти опасаются, чтобы не произошло то же, что случилось в ходе прошлогодних президентских выборов.

Кроме того, присутствует желание насолить Западу. Вы вводите санкции — мы в ответ будем уничтожать гражданское общество.

Что касается последних событий — трагедии с перестрелкой, появился хороший повод, и власти им воспользовались. Они создают культ силовых структур.

Силовые структуры в Беларуси неприкосновенны. Они имеют презумпцию правоты, не подлежат никакому наказанию. Что бы они ни делали, они всегда имеют на это право. Это особая каста, которая должна быть неприкосновенна.

Такой культ — важный фактор, который должен защищать режим от его оппонентов. Потому что силовые структуры — это главная опора режима. Любое покушение на представителя силовых структур карается очень жестоко.

С другой стороны, все жертвы силовых структур — априори преступники. Поэтому и разрушаются мемориалы Александра Тарайковского, Романа Бондаренко. Теперь любые попытки не то, что героизировать убитого Зельцера, а даже просто признать его жертвой трагедии, караются жестоко.

Репрессии идут в рамках политической философии. Белорусы не равны перед законом. Есть каста неприкасаемых, которая в принципе не может быть ни в чем плохом заподозрена. И есть другая каста — те, кто выступает против режима. В отношении них тоже нет законов — с ними можно делать все, что угодно. Обе эти касты стоят над законом: только одна каста наверху, а вторая внизу. Такой политический апартеид создается в Беларуси.

Цель масштабных репрессий — удержание власти, подчеркивает политолог, и пока эта тактика работает. К каким последствиям приведет террор?

— Фактически мы видим ситуацию, когда государственные институты начинают обслуживать не интересы общества, а интересы режима. То есть режим — это механизм удержания власти.

Власть начинает работать сама на себя. Это ведет к деградации государственных институтов, таких, как институт правосудия, внешняя политика и так далее. Защита внешних границ сегодня поставлена под сомнение в связи с мигрантским кризисом. Переходя границу Беларуси с соседними странами, мигранты нарушают и белорусские законы.

Власти жертвуют экономикой, скоро начнут действовать санкции. Цена удержания власти очень высокая и с каждым днем становится все больше, но это мало волнует Лукашенко. Его беспокоит сейчас только один вопрос —  власть.

— Кто сейчас под угрозой репрессий в Беларуси?

— Противники власти. Все, кто заявил о себе, кто далее будет публично заявлять. Конкретно, кого коснется в реальности, сложно прогнозировать. Не всегда можно просчитать действия власти.

— Как вы думаете, удастся ли властям заставить замолчать всех несогласных?

— В эпоху интернета это сделать сложно. Можно ликвидировать редакции независимых СМИ в Беларуси, но невозможно закрыть телеграм-каналы, социальные сети.

Количество потребителей независимых СМИ сократилось: и по причине уменьшающейся политизации, и по причине того, что обычному обывателю лень искать обходные пути для того, чтобы находить информацию, те сайты, которые закрыты. Так что частично это работает. Но вернуть ту эпоху, когда основным источником информации было телевидение, уже нельзя.

— Как долго можно террором и репрессиями удерживать власть?

— Исторический опыт показывает, что можно долго, но против белорусской власти действуют новые факторы. Экономические санкции будут разрушать экономику. Все это происходит в условиях низкой легитимности существующей власти.

Международная изоляция, которую ощущают все сторонники власти и номенклатура. Информационная ситуация, когда какие-то глупости нельзя скрыть. Ну, и действия самой власти, которая подставляется все время, занимаясь тем, что называется самострелами, стреляя в собственную ногу.

Сроки никто не скажет, будущее неизвестно.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.7 (оценок:113)