Федор Яцкевич

Как при пандемии коронавируса белорусов сделали подопытными кроликами

Чем обернулся особый путь Беларуси по борьбе с COVID-19.

2020 год войдет в мировую историю как год борьбы человечества с коронавирусом. Но белорусский фронт заметно отличался от других. Граждане нашей страны сражались с COVID-19 в специфических условиях: во многом белорусы стали подопытными кроликами для экспериментов руководства страны.

«Салідарнасць» выделила главные особенности ситуации, в которой помимо своей воли оказались граждане нашей страны.

Фото Reuters

«Тот путь, который мы выбрали, он бесценен для всего мира»

Весной, сразу же с приходом коронавируса в Беларусь, правитель страны Александр Лукашенко дал понять, что не будет брать пример с других государств и поведет страну по особому пути – по пути очаговой борьбы с инфекцией. Ставка была сделана на превентивное выявление инфицированных и их контактов.

Чем отличался белорусский путь от других, можно понять из отчета миссии Всемирной организации здравоохранения, которая посетила нашу страну в апреле. Какими были основные рекомендации ВОЗ и как руководство страны отреагировало на них? Пройдемся по пунктам.  

1. Регулярное и всестороннее информирование общественности о развитии ситуации с COVID-19 в Беларуси, включая данные по регионам.

Выполнение этой рекомендации должно было помочь гражданам страны осознать реальность угрозы и заставить их обратить пристальное внимание на меры предосторожности.

Не сказать, что белорусские власти полностью проигнорировали рекомендацию. Но вместе с тем те же данные по регионам скрывались. И куда больше внимания власти уделяли не всестороннему информированию, а откровенному принижению опасности коронавируса.

Александр Лукашенко назвал ситуацию с COVID-19 «психозом» и делал сомнительные высказывания: «Китайцы нам говорят: не надо излишне карантинить, потому что это результатов не дает». Особенно запомнились его неудачная шутка о том, что инфекцию «вылечит трактор», а также советы пить водку и ходить в баню.

2. Отказ от всех массовых скоплений людей, включая спортивные, культурные, политические и религиозные мероприятия.

Вместо этого по настоянию руководства страны в Беларуси, к примеру, не ограничивали визиты граждан в храмы на Пасху и с традиционной помпой провели парад Победы на 9 мая. Беларусь оказалась единственной европейской страной, где продолжилось проведение чемпионата по футболу.

Даже в Швеции, подход которой много критиковали на Западе, массовые мероприятия были под строгим запретом.

3. Внедрение форматов удаленной работы и дистанционного обучения, приостановка деятельности всех второстепенных организаций, предприятий и экономических субъектов.

О попытках перевода работников госорганизаций «на удаленку» слышно практически не было. Вопрос о дистанционном обучении в вузах отдали на откуп ректорам, но Минобразования не советовало распускать студентов.

4. Расширение возможностей и увеличения числа мест проведения лабораторных исследований за счет дополнительных опций тестирования.

Избранная властями точечная тактика борьбы с коронавирусом работала только первое время. С ростом массовости инфицирования многим с симптомами коронавируса стали отказывать в выдаче направлений на тестирование (Лукашенко даже предложил «не париться» по поводу тестирования) – соответственно речи о самоизоляции, выявлении контактов первого и второго уровня в этих случаях не шло. Тактика по быстрой изоляции заболевших провалилась.

По поводу рекомендаций ВОЗ правитель уверял: «Они нам много советовали, вплоть до карантина, возможно, комендантский час». Однако глава миссии ВОЗ в Беларуси Патрик О'Коннор говорил совершенно другое: «Из наших рекомендаций вытекает, что мы советуем в дополнение к принимаемым мерам обеспечение физического дистанцирования – но это не обязательно карантин и комендантский час».

Главные рекомендации миссии ВОЗ, побывавшей в стране в апреле, белорусские власти так и не выполнили. Вместо этого, они пытались навязать ложную дилемму, представляя предлагаемые ограничения только в виде тотального карантина. 

«Тот путь, который мы выбрали, он также сегодня бесценен для всего мира», – уверял осенью правитель. Но в отличие от него большинство внутри Беларуси и за ее пределами были от этого особого пути в шоке. И причина этого заключалась в количестве жертв.

«У нас в стране не умер ни один человек от коронавируса»

В середине весны Лукашенко довольно ясно очертил общий подход властей к статистике по количеству жертв от COVID-19:

У нас в стране не умер ни один человек от коронавируса. Ни один! Они умерли от букета хронических болезней, которые у них были. Специалисты ВОЗ, они это видели. Это сердечно-сосудистая недостаточность, дыхательная легочная недостаточность. В комплекте. И сахарный диабет. А потом еще там такие диагнозы, что я прочитать даже не могу. И добавляется коронавирус.

То есть белорусские власти взяли на вооружение подход, обратный тому, что практиковался во многих европейских странах: если человек умер и у него был коронавирус – то нужно писать, что он умер от коронавируса.

Статистика Минздрава стала вызывать вопросы и недоверие со стороны граждан страны практически с самого начала. 

Правда выяснилась благодаря отчету ООН, согласно которому в апреле-июне в Беларуси скончалось на 5 605 человек больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Для сравнения: по данным Минздрава на 1 июля от коронавируса скончалось около 400 человек.

Бывший директор РНПЦ «Кардиология» Александр Мрочек в эфире телеканала «Дождь» заявил: «Чем вызван этот просто невероятный всплеск (5 тысяч дополнительных смертей) болезни системы кровообращения? Болезни системы кровообращения составляют сегодня в Республике Беларусь примерно 58% от всех причин смертности, обгоняя значительно другие страны. Я так предполагаю, и такие факты у меня есть (не скажу, что по всем 5 тысячам дополнительных смертей), что можно ставить диагноз ишемическая болезнь сердца, не обращая внимания на то, что пациент умер от легочной недостаточности, связанной с ковидной инфекцией».

Власти данные ООН комментировать не стали, но в ноябре вице-премьер Игорь Петришенко сделал неожиданное заявление: «Специалисты предварительно оценивают популяционный иммунитет в республике после первой волны на уровне 15-20%».

По мнению экспертов, реальная смертность, связанная с коронавирусной эпидемией, превышала в Беларуси официальные цифры как минимум в 10 раз. По некоторым расчетам количество жертв могло достигать в 2020 году около 15 тысяч человек.

По данным Минздрава число скончавшихся от коронавируса на 25 декабря измерялось цифрой в около 1 367 человек… 

Беларусь и российская вакцина

Еще одним экспериментом над белорусами стала эпопея с вакциной «Спутник V». Ее зарегистрировали в России в экстренном порядке еще в августе после окончания второй фазы клинических испытаний. По воле властей Беларусь стала первой зарубежной страной, в которой были проведены клинические исследования российской вакцины. При этом ста добровольцам платить не стали.

Недавно было объявлено, что массовая вакцинация белорусов «Спутник V» начнется в начале следующего года. Однако эксперты высказывают сомнения не только в эффективности «Спутник V», но и в способностях России наладить ее массовое производство – а значит обеспечить вакциной всех, а не отдельные категории работников.

В то же время по состоянию на текущий момент белорусские власти никак не обозначили заинтересованность в покупке вакцин производства западных стран. Тем временем в европейских странах собираются обеспечить прививками каждого жителя страны уже в ближайшее время. 

О том, чем обернется этот очередной эксперимент над белорусскими гражданами, станет известно уже в следующем году.

Почему белорусские власти себя так странно вели?

В этом году было очевидно, что ответственность за спорные действия властей по борьбе с коронавирусом лежит, прежде всего, на Александре Лукашенко.

«Скажу честно, министр здравоохранения иногда мне говорил: давайте фронтом. Но фронта не получится, потому что мы в другой ситуации и ресурсы у нас другие», – не скрывал правитель.

В результате его подход, вероятно, стоил стране дополнительных жертв, а сам Лукашенко обрел статус непопулярного политика, которого чуть было не свергли после президентских выборов в августе.

В каком-то смысле расплатой для него стала и собственная болезнь коронавирусом, перенесенная летом. Лишь в конце осени Лукашенко попытался понравиться людям, начав тур по больницам, где содержались инфицированные.

Но почему правитель так странно вел себя в отношении проблемы коронавируса большую часть года? Вероятно, его поведение можно объяснить двумя основными причинами.

Во-первых, Лукашенко не скрывал, что опасается негативных последствий в экономике из-за реализации ограничительных мер.

«Нам хватает не только завезенного коронавируса, но и экономических проблем. Нам их подкинут извне. Так зачем нам усугублять внутри страны?»

«Мне очень понравилось, когда он (Трамп) так откровенно сказал, что если мы не начнем немедленно работать (к американцам обратился, где печатают этот доллар, первая экономика в мире), то людей умрет больше от безработицы и голода, чем от коронавируса. Очень правильно сказал. Нам что говорить? Надо работать и спасаться от этого кризиса, как только можно».

На деле этот подход сыграл с ним злую шутку. Несмотря на то, что от белорусских властей полномасштабного карантина не требовали, они отмели и другие рекомендации международных организаций – стандартные и универсальные для всех стран. В результате Беларусь одна из очень немногих стран лишилась льготного кредита МВФ на сумму в $900 млн.

Деньги были выданы властям 81 страны как раз для преодоления экономических последствий эпидемии коронавируса. Но из-за поведения Лукашенко Беларусь их не получила.

Во-вторых, поведение правителя объяснялось, вероятно, огромным желанием доказать всему миру успешность выстроенной им системы управления. Лукашенко многократно подчеркивал, как сохранил с советских времен инфекционные больницы, санитарные службы, большой коечный фонд, а также обеспечил медицину современным оборудованием.

Чтобы идти путем Беларуси, надо иметь систему. А систему, даже в постсоветских республиках, кроме нас, разрушили напрочь.

Александр Лукашенко

Однако на деле желание доказать всему миру эффективность выстроенной им системы означало своеобразный эксперимент над белорусскими гражданами, которые простить этого не смогли.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:139)