Ирина Медведева: «Пришлось отменить всю работу — я попросту дошла до ручки»

Ирина Медведева из плеяды тех белорусов, которые добились славы талантом, потом и кровью. Миллионы россиян полюбили актрису еще в середине 2000-х за участие в российском комедийном скетч-шоу «6 кадров» на канале СТС.

С сентября нынешнего года в Ирину влюбились и поклонники фигурного катания. Белоруске и ее партнеру, литовскому фигуристу Повиласу Ванагасу, стоя аплодировала сама Татьяна Тарасова!

- Ирина, хочу передать вам слова восхищения, которые слышала от многих белорусов. У телеэкранов за вас болеет не только родной Бобруйск, но и вся Беларусь. Первые шаги на коньках наверняка вы сделали еще в детстве?

- Это правда, в Бобруйске рядом с нашим общежитием был небольшой каток. Мы его сами заливали, а потом ездили по кругу. Порой этот каток превращался в лужу (смеется), но нас это не останавливало…

Когда я встала на профессиональные коньки в «Ледниковом периоде», то поняла, что это не имело ничего общего с фигурным катанием. Очень много известных актрис и певиц хотели участвовать в проекте. Но одно дело стоять на коньках, другое - передвигаться и танцевать.

Мне, наверное, помогло то, что в детстве я занималась спортом и танцами.

«С коньками у меня связана печальная история из детства»

- А в детстве у вас были настоящие коньки?

- Да, белые, но они жали, потому что я надевала две пары носков. И ноги всегда замерзали. Фигурное катание у меня до сих пор ассоциируется с холодом.

Помню, снимаю коньки, а ноги горят – боль адская! Я хотела согреть пальцы под горячей водой, но родители не давали: «Ни в коем случае в горячую воду!»

С коньками у меня связана еще одна печальная история из детства. Мне было лет 9, когда я каталась на коньках и ударилась коленкой.

И сейчас падать на лед очень больно, а тогда это было просто невыносимо. Я села на лавочку, но от боли потеряла сознание и упала со скамейки. Когда пришла в себя, поняла, что у меня в кровь разбито лицо.

- Жуть, я бы после такого в сторону коньков даже не глянула бы!

- Вот и друзья, когда узнали, что я согласилась участвовать в «Ледниковом периоде», говорили: «Ты с ума сошла?! Это больно, это опасно!..» В первую очередь – актеры и режиссеры, в чьих проектах я задействована: графики расписаны на месяцы вперед, а травма может все перечеркнуть.

Первые месяцы я как-то справлялась все совмещать, работая день и ночь. Но в итоге пришлось многим пожертвовать.

- Когда вы в 20 лет переезжали из Минска в Москву, то бросали монетку: ехать или нет? Перед «Ледниковым периодом» не просили подсказки у судьбы?

- Многих участников проекта я знала давно, в том числе Илью Авербуха. Поэтому, когда Илья предложил поучаствовать в шоу, я, не раздумывая, сказала: «Да, мне это интересно!»

Каждое выступление - это мини-спектакль, в котором мне, как актрисе, очень приятно под красивую музыку проживать целую судьбу.

- Знаю, что на проекте вы сильно похудели, как отреагировал организм?

- Да, даже мой партнер сказал, что хочет, чтобы мы уже попали в номинацию, и я наконец-то выспалась. Я приходила на каток с полузакрытыми глазами, в перерывах по пять минут спала на диванчике. Садилась и засыпала, а через пять минут снова бежала кататься.Сейчас у меня очень много дел: я выпускаю большой мегапроект – 3D-мюзикл Pola Negri в Питере, гастролирую со спектаклем «Воспитание Риты», который в прошлом году поставил режиссер Кшиштоф Занусси. Плюс съемки – и дневные, и ночные. Плюс еще один спектакль: я только что вернулась из Варшавы, где снова работала с Кшиштофом Занусси.

Такая занятость подкосила мой организм, в какой-то момент я вышла на лед и поняла, что перед глазами все плывет, ноги подкашиваются, я ничего не могу сделать. На следующий день пришлось отменить всю работу - попросту дошла до ручки.

«Реакция жюри стала для меня шоком»

- И как планируете жить дальше?

- Нужно продержаться до января (улыбается). В Питере у меня премьера 18-19 декабря, примерно в это же время пройдет финал «Ледникового периода». Мне хотелось полноценно отдаться каждому проекту, но все совпало.

- Неудивительно, что даже партнера по «Ледниковому периоду» вы берете с собой на гастроли, чтобы была возможность репетировать.

- Да, Повилас уже ездил со мной в Самару. Это был сущий ад: прилететь в другой город ранним рейсом, ехать на каток, обедать, затем спектакль, немного сна и снова на каток.

Но сейчас предстоит еще более напряженный период: он отправится со мной в Питер, будем кататься по ночам, потому что днем я репетирую другой спектакль.

- Не зря Александр Жулин после очередного вашего выступления сказал: «Ну, Медведева, ты зверь!»

- Услышать это из уст Александра Жулина – это очень круто! Многие мне и сейчас говорят эту фразу, особенно когда все получается.

- И уж точно высший пилотаж, когда сама Татьяна Тарасова аплодирует стоя!

- Это стало для меня настоящим шоком. Мы поворачиваемся кланяться жюри, а они все встали и аплодируют. И это при том, что в тот день мне нужно было срочно улетать на съемки в Питер, и я попросилась кататься первой. Я очень боялась – первому всегда сложнее – так что такая благодарность жюри была до слез приятна.

Мы рады каждой шестерке, но первые 12.0 были как манна небесная! А потом появился азарт доказать, что эта оценка не случайна.

- А с чем можете сравнить «Ледниковый период» по накалу страстей и выработке адреналина?

- Помимо многочисленных дивидендов есть и другая, неприятная сторона. Каждое шоу – это огромное волнение и новая премьера. Боишься забыть текст, что-то не то сделать, все свежо.

- Получается, живете в постоянном стрессе?

- Да, это огромный стресс. Очень здорово и приятно, когда все получается, но сильно расстраиваешься, если не выходит. Ты вкатываешь в этот лед столько сил, здоровья и слез, что когда вдруг не получается - ужасно расстраиваешься. Какие же железные нервы должны быть у спортсменов!

- Как же расслабиться после такого перевозбуждения?

- У меня пока не получается. Заканчивается очередное шоу, а на следующую программу – всего два дня.

Иногда приходишь домой с мыслями: «Все! Хочу хотя бы на вечер забыть обо всем!» Я жду января, чтобы наконец-то взять неделю отпуска и улететь на море. Так что сейчас у меня цель - дожить до января (смеется)!

«Чемоданы собираю по телефону»

- Но у этой медали есть и другая, приятная сторона – все нарастающая любовь поклонников и телезрителей. Мне кажется, что сейчас весь Бобруйск за вас: и родители, и друзья.

- Да, мама приехала в Москву, чтобы меня поддержать. Она готовит завтраки, потому что я в этой беготне практически перестала есть. Так что мама приехала спасать дочь (смеется).

- И чем мама вас балует?

- Это сложно, потому что она меня почти не видит. Зато я с ее помощью по телефону собираю чемодан. Улетая в Варшаву, я звонила и просила: «Положи, пожалуйста, это, это и то». Потом вспоминала и перезванивала: «Мам, еще репетиционную форму…» Спасибо маме за поддержку!

Что касается еды, то я ем много травы и овощей. И обязательно витамины. Еще заметила, что если не ем хлеб – не хватает сил, поэтому перед шоу, чтобы почувствовать силу в ногах, мне обязательно нужно съесть что-нибудь мучное.

- Вас не только узнают в Москве, но и во многих магазинах делают хорошие скидки. После «Ледникового периода», думаю, и вовсе будут отдавать брэндовые вещи за полцены!

- Узнавать меня начали лет шесть назад, после программы «6 кадров», которая ушла в народ. Очень приятно, когда узнают сотрудники ДПС (улыбается). Бывало, и в ресторане бесплатно кормили. Но вещи пока за полцены не отдают.

Я недавно делала ремонт, так некоторые – да, делали скидки, а другие, наоборот, накручивали цену.

Появилось немножко несвободы: ты уже не можешь, как раньше, спокойно ходить в продовольственные магазины – оценивают с ног до головы: что ты ешь, в чем одета, как накрашена.

- Ирина, не могу не спросить про Руслана Алехно. Ваш семейный союз хоть и не сложился, зато сложился творческий, многие полюбили вашу совместную песню «Сердце из стекла»…

- Да, мы с Русланом и после развода остались родными людьми и хорошо общаемся. Он не был на «Ледниковом периоде», но очень меня поддерживает.

- А в родном Бобруйске давно были?

- Летом. Могла вырваться на день, чтобы поцеловать родных и уехать обратно. Поэтому сейчас проще им бывать у меня. Папа приезжал недавно, побывал на «Ледниковом периоде» и на спектакле. А вот дома он меня не видел: я возвращалась глубокой ночью, а утром убегала на очередную съемку. Папа приехал на пару дней, потом так и сказал: «Я ее даже не увидел!»

- Зато наверняка поддержал вас отцовским напутствием?

- Папа с детства мне говорит одну важную для меня фразу: «Доча, терпение и труд все перетрут!» Поэтому, когда становится совсем уж сложно, я всегда вспоминаю папины слова и бодрюсь: «Ничего: трудись, трудись и все будет хорошо!»

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)