Филин

Сергей Василевский

Фридман: «На Западе начинает утверждаться мнение, что Украина вообще способна победить в этой войне»

Политолог из Германии Александр Фридман в комментарии Филину рассуждает об особенностях второго этапа войны и ставке Москвы на антисемитизм.

— Путин заявил, что Запад может остановить войну, если перестанет вооружать Украину и надавит на Зеленского. На фоне этого заявления Европа пообещала военную помощь Молдове, а президент Украины назвал главной целью второго этапа войны максимальное вытеснение российских войск с украинской территории?

Путина не услышали или это не то предложение, на которое сейчас готовы согласиться на Западе?

— Допустим, Запад перестает поставлять оружие и начинает давление на Зеленского. Но какое это может быть давление? Чтобы Украина капитулировала? Ведь Путин желает именно капитуляцию, чтобы Украина признала абсолютное господство России на Донбассе, Крым — частью РФ. Это то, чего Путин требует.

На Западе понимают, что Киев на это не пойдет. Во-вторых, там видят, как развиваются события на фронте. Идет сражение за Донбасс, но России не удалось достичь хоть какого-то серьезного успеха. Харьков не захвачен, им не удалось взять Краматорск и Славянск, продолжается сопротивление в Мариуполе.

На Западе начинает утверждаться мнение о том, что Украина вообще способна победить в этой войне, когда она получит соответствующее вооружение. Поэтому там и говорят: «Договаривайтесь, мы не часть этого конфликта».

К слову, недавно было любопытное заявления канцлера ФРГ Шольца, который в определенном смысле ответил Путину. Он сказал, что когда будет достигнуто мирное соглашение между Киевом и Москвой, когда Украина посчитает это соглашение соответствующим ее интересам, тогда и можно будет говорить о возможности отмены санкций. Только в этом случае, но не в каком-либо другом.

— Слова главы МИД России о «еврейских корнях» Гитлера выглядели случайностью, но сейчас все вылилось в настоящую антисемитскую кампанию. В итоге Израиль начал более активно помогать Киеву. Зачем все это Москве, есть ли во всем этом какой-то рациональный расчет?

— Я бы не сказал, что слова Лаврова были случайностью. Скорее всего, за этим был совершенно четкий расчет. Он сказал то, что хотел сказать. Это не тот человек, который говорит случайные вещи.

Я думаю, в Москве недовольны тем, как ведет себя Израиль по отношению к войне в Украине. И этой антисемитской кампанией российское руководство и хочет продемонстрировать свое недовольство, показать, как Израиль, по их мнению, должен себя вести.

Эта кампания имеет свой расчет. Во-первых, в Кремле с самого начала стремились представить войну в Украине, как операцию по денацификации. Мол, там в руководстве засели нацисты, антисемиты. На это, как правило, звучали вопросы: «Какие нацисты, если сам Зеленский имеет еврейские корни?».

Но Москва продолжала гнуть свою линию. Более того, в Кремле хотели, чтобы от Израиля не было никакой помощи Украине. А она была с самых первых дней. И симпатии в адрес украинцев звучали на государственном уровне.

Второй момент. Что мы видим в самой России: значительное число известных деятелей культуры, политиков еврейского происхождения уехало из страны. И многие уехали в Израиль. Как тот же Анатолий Чубайс, который, может, и вовсе подаст на гражданство Израиля.

В Москве за этими процессами следят, там очевидно не довольны тем, как ведут себя уехавшие. В ультранационалистических кругах, которые считают радикализм Путина недостаточно жестким, поднимается настоящая антисемитская волна. И Москва, как мне кажется, хочет эту волну оседлать.

Это внутриполитический момент. Есть и внешний. Не нужно забывать, что есть арабский мир. Думаю, в Кремле делают ставку на конфликт с Израилем, чтобы завоевать симпатии тех стран, в которых антисемитизм — нормальное явление. Любой конфликт с Израилем может улучшить имидж России в том же Иране.

Любопытно, однако, что Россия в начале пошла на обострение конфликта, а потом резко отыграла назад: Путин извинился за слова Лаврова.

— В Беларуси началась внеплановая проверка войск. Военные эксперты не исключают повторения февральских событий, когда с нашей территории началось вторжение в Украину. Как на Западе в эти дни видится роль Беларуси в военном контексте?

— Я не наблюдаю сейчас повышенного интереса к Беларуси. Да, об этом вчера писали, но какого-то серьезного внимания к этой новости я не заметил. Мне кажется, что Лукашенко на Западе воспринимают как человека, от которого ничего не зависит. А раз так, то зачем анализировать его заявления.

Что касается его высказываний в интервью Associated Press, то он повторил старые слова о том, что он против войны, что Беларусь как бы и не участвовала в конфликте. Была интересная цитата о том, что «военная операция» затянулась. Вот ее западные СМИ подхватили.

Мне кажется, что это его очередная попытка сказать Западу, именно поэтому он пошел на интервью, что он не имеет отношения к этой войне, он против нее и пытается остановить конфликт.

Это его такое послание Западу. Насколько серьезно его воспримут? Трудно сказать, в политических кругах на этот счет не высказываются и не дают оценок. А пресса заявления Лукашенко пока не особо замечает.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.8(37)