Экс-следователь о деле Бондаренко: «Не исключено, что будут искать крайнего из присутствовавших на площадке, на кого можно повесить это убийство»

Почему громкое уголовное дело не возбуждали так долго и все-таки возбудили?

— Сам факт того, что уголовное дело все-таки возбуждено по ч. 3 ст. 147 УК Беларуси (Умышленное причинение тяжкого телесного повреждения) говорит о том, что телесные повреждения Роману Бондаренко были нанесены умышленно. Он не сам упал и ударился, — отметил в экспресс-комментарии «Салідарнасці» бывший следователь, а ныне руководитель правозащитного центра «Правовая помощь населению» Олег Волчек. — Другое дело, что пока еще никто не может утверждать, чья причастность к делу установлена. Уточнение по поводу непричастности сотрудников органов внутренних дел следует считать просто предварительной информацией.

Далее следственным путем всех должны опросить и, только когда дело закроют или направят в суд, можно будет озвучивать какие-то выводы. В процессе следствия статья также может быть переквалифицирована.

— Может ли Генпрокуратура, в производстве которой находится это уголовное дело, принять во внимание расследование BYPOL?

— Они обязаны это сделать. Когда я расследовал дела, нас учили проверять всю информацию, касающуюся расследования, которая появляется в общедоступных источниках. Мы обязаны были ее проверять, копировать и приобщать к материалам дела.

Это убийство. По такому факту проверяется любая информация. Уголовное дело по спецдонесению  генпрокурору берется под особый контроль.

Будет ли отличаться версия официального следствия от выводов BYPOL?

— Я уже говорил, что сейчас все будет зависеть от того, кто первый начнет давать показания. Не исключено, что будут искать крайнего из присутствовавших на той площадке, на кого можно будет повесить это убийство.

Начальники сейчас будут пенять на подчиненных, дежурный РУВД будет говорить, что ничего не помнит, ОМОН — что к ним он уже попал в таком состоянии и т.д.

— Допустим, найдут кого-то «крайнего», а остальные присутствовавшие на месте, где было совершено преступление,  должны понести какое-то наказание?

— BYPOL четко установил, что это соучастие. Эти люди видели разные противоправные действия. Кто-то скрывал следы, все они скрывали информацию, никто не заявил в милицию. При этом действия некоторых были спланированы, проводилась определенная подготовка.

— Почему уголовное дело не возбуждали так долго и все-таки возбудили?

— Думаю, что им известно о нарушениях со стороны правоохранительных органов, и эту информацию не хотели разглашать. Это политический аспект.

Под давлением общественности, родственников, Евросоюза и после расследования BYPOL не возбудить дело было невозможно.

Могут ли также возбудить уголовные дела по убийствам Александра Тарайковского и других погибших участников протестов?

— Все зависит от следователей. Многие из них понимают, что, покрывая эти преступления, они усугубляют свое положение. Скоро все их данные попадут в Интерпол, и им хорошо известно, что это значит. Допустим, через пять лет кто-то уволится, обо всем забудет, поедет в Украину, и его сразу арестуют. Что они, всю жизнь будут бегать потом?

Ответственность за возбуждение или невозбуждение уголовного дела лежит на следователе. По уголовно-процессуальному кодексу, решение о возбуждении принимает именно следователь. Да, потом он должен уведомить прокурора, который решит — согласиться или не согласиться.

Не исключено, что прокурор будет давить на следователей, которые решат возбуждать эти дела. Но в таком случае они хотя бы смогут потом сказать: «Я пытался и делал то, что мог».

Сейчас на первый план выходит человеческий фактор. В любом случае, следователи первыми будут нести и юридическую, и моральную, и христианскую ответственность. 

Когда дело возбуждается, то уведомляются родственники, кого-то признают потерпевшими. И сейчас потерпевшей должны будут признать мать Романа Бондаренко. Это значит, что у нее появятся другие процессуальные права, она сможет нанять адвоката, заявлять ходатайства, собирать доказательства.

Сможет ли мама Романа Бондаренко ходатайствовать о том, чтобы сняли вину с Артема Сорокина и Катерины Борисевич на основании того, что не имеет к ним претензий?

— Это на усмотрение суда. Но дела эти не смогут объединить.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:111)