Экоактивистка: «Самый большой выброс вредных веществ из ракетного топлива происходит при запуске, то есть на белорусской территории»

Чем болеют дети «детей Чернобыля» и что сейчас угрожает здоровью белорусов.

Несмотря на то, что Беларусь является одной из самых пострадавших стран, власти страны делают все, чтобы последствия Чернобыля оставались недооцененными, утверждает глава ликвидированной в Беларуси организации «Экодом» Ирина Сухий.

— С каждым годом все больше и больше территорий вводится в эксплуатацию, а населенные пункты лишают статуса зараженных, — констатирует общественный деятель на канале «Позірк» с Татьяной Коровенковой — Проживающим там людям перестают давать финансовую компенсацию. Но есть и более тяжелые проблемы.

Загрязнение никуда не делось. И хоть в Беларуси исследования не ведутся, но они ведутся в Украине, например, профессором Юрием Бандажевским, который был вынужден уехать из Беларуси из-за преследования. И эти исследования показывают, что проживание на территории с увеличенным фоном очень сильно влияет на человеческий организм.  

Так, доказано, что дети «детей Чернобыля» менее резистентны к радиоактивному облучению. У них происходят разные изменения в организме. И это не три руки или ноги, у них могут быть нарушены процессы в организме, вследствие чего они будут болеть разными заболеваниями, которые довольно сложно связать напрямую с Чернобылем, но, когда обследуется большая группа людей, это выявляется. При этом наше государство говорит, что у нас все хорошо.

Главным упущением белорусских властей Ирина Сухий считает отсутствие постоянного мониторинга, который бы помогал избежать облучения.

— Самое плохое, чего не делает государство, — это радиологический контроль, который был бы доступен любому онлайн. По идее, у нас должно было быть какое-то приложение, которое можно скачать и видеть, какая сейчас ситуация в том или ином месте.

Допустим, есть украинская карта с датчиками, на которой в том числе отмечена и ситуация на белорусской территории. В то же время в самой Беларуси нет мониторинга, а в лесах убрали предупреждения о том, где запрещено собирать грибы-ягоды, а где для этого требуется обязательный контроль.

В итоге, люди собирают дары леса везде. Но, например, мои знакомые из Института энергетических и ядерных исследований в Соснах проверили грибы, которые собрали в Налибокской пуще, и все выбросили. Думаю, что другие люди эти грибы собирают, консервируют и едят. А радионуклиды, попадающие внутрь человеческого организма, приводят к внутреннему облучению, и это очень опасно для здоровья людей. Потом мы не понимаем, почему болеем, — отметила специалист. 

Она сожалеет и о том, что среди населения властями не проводится никакой информационной работы об опасности радиоактивного заражения:

— Думаю, если бы не сериал «Чернобыль» (американский, — Прим.), то современная молодежь вообще бы ничего не знала об аварии. Судя по всему, российские солдаты даже этот сериал не смотрели, раз решили копать окопы в Рыжем лесу. Это, конечно, вопиющее непонимание ситуации. Я думаю, они сейчас будут иметь большие проблемы со здоровьем. На Рыжий лес выпали первые самые опасные осадки, которые никуда не делись.

Экоактивистка также говорит о колоссальной угрозе, которую несут военные действия. 

— Вообще война — это очень большая угроза не только для людей, но и для экосистем. Если бы случайно снарядом попали в хранилище отработавшего топлива, не было бы такого распространения, как после взрыва на Чернобыльской АЭС, но окружающая среда была бы еще сильнее загрязнена. А если бы ракета попала в реактор, у нас был бы второй Чернобыль.

Также военные действия ведутся недалеко от химических заводов. И это тоже огромная опасность. Повреждение химических производств привело бы к отравлению многих вещей.

Еще одна очень неприятная вещь — это запуск ракет с нашей территории. Самый большой выброс тяжелых металлов и других вредных веществ из ракетного топлива происходит при запуске, то есть на белорусской территории. Особенно страдает диаметр 15 км, но само загрязнение может распространяться на 30 км.

Почву на всех этих территориях, с которых пускали ракеты, следует снять и проверить. На фото я видела, что ракеты пускали в том числе и с полей, наверняка, там будут что-то сеять, — не исключает Ирина Сухий.

Возвращаясь к экологической ситуации в Беларуси, она отмечает и ряд других, кроме радиации, факторов, которые наносят ощутимый вред.   

— Светлогорский завод — один из вопиющих примеров. Его построили крайне некачественно. Они до сих пор не в состоянии загрузить его на полную мощность, хотя объясняют, как только он выйдет на полную мощность, выбросов и вони не будет. Но прошло уже столько лет и это производство никак не могут наладить, чтобы снизить последствия.

К сожалению, у нас есть еще ряд очень вредных производств, те же заводы Кроноспан, которые продолжают строиться. В результате их деятельности из-за отсутствия соответствующей отчистки происходят серьезные выбросы, в том числе в водные объекты.

При этом все общественные организации ликвидированы, активистов нет, и никто не может проследить за тем, как загрязняют нашу страну, и обратить на это внимание. Именно активисты и общественные организации поднимали эти вопросы, доносили их до Минприроды.

Сейчас все может выглядеть красиво, никто не протестует, но на самом деле все, мягко говоря, плохо. Потому что эти вопросы касаются здоровья наших людей, наших детей.

Самое важное, что нужно Беларуси, это, в связи с изменением климата, перейти на углеродно-нейтральную экономику. И первое в этом списке — переход энергетики от атомной к возобновляемой. А второй важный аспект — решить все вопросы с вредными производствами, технологии, очистные и т.д., — подытоживает экоактивистка.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 5(23)

Читайте еще