Николай Михалевич

Егоров: Зачем властям понадобилось освобождение политзаключенных

Старший аналитик Центра европейской трансформации Андрей Егоров в интервью «Салідарнасці» – о причинах возможной амнистии некоторых политзаключенных, значении поправок к Уголовному кодексу и смысле последних заявлений Владимира Путина. 

Фото Радыё Свабода

– Появились сообщения, что политзаключенным предлагают написать покаянные письма и они могут попасть под амнистию. Для чего это может понадобиться властям?

– Власти, пожалуй, чувствуют контроль над внутренней ситуацией, активных протестов уже нет. У них возникает ощущение, что они подавили всех противников и нет нужды перезагружать репрессивную машину.

Поэтому есть идея начать выпускать политических заключенных, но просто так делать это власти не хотят. Они не желают, чтобы те вернулись непобежденными, вернулись к активной общественной деятельности.

Поэтому покаянные письма – это инструмент для деморализации и самих политзаключенных, и белорусского общества в целом: мол, обвиняемые свою вину признали и больше ничего предпринимать не будут.

Кроме того, возможно, в вопросе освобождения политзаключенных есть скрытая игра с международным сообществом. Белорусские власти хотели бы добиться смягчения санкционных мер и для этого могут показать, что внутри страны начинается откручивание гаек.

То есть ситуация возвращается к известной практике торга политзаключенными.

– Правитель учредил «День народное единства», государственный праздник назначен на 17 сентября. В чем здесь смысл?

– Напомню, что нынешний год объявлен Годом народного единства. Власти хотят каким-то образом пережить раскол белорусского общества на две части, когда большинство требует перемен, а меньшинство выступает за сохранение режима. Они хотели бы, чтобы все было как прежде: тихо, спокойно. Хотят вернуть «единство» в своем понимании, когда граждане отказываются от участия в политической деятельности.

Почему была выбрана дата 17 сентября? Продолжается использование советских календарных праздников. В Западной Беларуси множество улиц носит название в честь 17 сентября. Это была значимая дата для БССР, когда ее власть распространилась на всю территорию массового проживания белорусского этноса. Присоединение Западной Беларуси к БССР предопределило границы современной Беларуси.

При этом надо отметить, что дата 17 сентября сама по себе чувства народного единства вызвать не может. Что она вызывает, так это споры на историческую тему.

17 сентября 1939 года – день, связанный с началом Второй мировой войны, когда территория тогдашней Польши была оккупирована с одной стороны фашистской Германией, а с другой – СССР. Эта дата связана с пактом Молотова-Риббентропа, с теплой встречей советских и немецких войск в Бресте.

А если признавать БНР как государство, то тогда можно говорить о ее оккупации СССР и Польшей, а в 1939 году – полной оккупацией со стороны Советского Союза.

В общем, дата 17 сентября очень противоречивая с исторической точки зрения и не может стать объединяющей.

– Обновлен Уголовный кодекс. Согласно поправкам, ужесточается наказание за экстремизм, усиливается защита силовиков и т.д. Один из самых жестоких моментов: если гражданина дважды на протяжении года судили за участие в несанкционированной акции, то на третий раз на него могут завести «уголовку». Как эти обновления могут повлиять на ситуацию в Беларуси?

– Грубо говоря, никак. Изменения в Уголовный кодекс всего лишь фиксируют сложившуюся практику репрессий. Уголовные дела и до этого возбуждались без основательных причин.

Теперь власти лишь четко обозначают цену участия граждан в политической деятельности.

Поскольку сейчас не наблюдается периода активной политической мобилизации, то изменения в УК будут оставаться угрозой на будущее.

Фото Радыё Свабода

– В «интервью» Протасевича прозвучала информация, что бизнесмен Мазепин финансировал запрещенный белорусскими властями телеграм-канал. Тот это опровергает. Почему те решили атаковать российского олигарха?

– Определенно здесь можно сказать только то, что на протесты в Беларуси в прошлом году внешние силы серьезно не влияли. Протесты базировались на внутреннем недовольстве и внутренних ресурсах. 

Возможно, ситуация с Мазепиным – это отражение разборок между властями и бизнесменами, разборок между олигархами, их попыток повлиять на белорусские власти, опорочить имя одного из бизнесменов.  

Судить сложно, поскольку непонятно, насколько можно доверять тому, что сказал Роман Протасевич в его ситуации.

– Что вы думаете о последних заявлениях Путина? Сначала он сказал, что истина в белорусском кризисе «где-то посередине», а затем в разговоре с главой Европейского совета заявил о контрпродуктивности санкционного давления на Беларусь.

– Позиция Путина как была, так и остается двойственной. С одной стороны, он поддерживает Лукашенко, в том числе в противостоянии с Западом. С другой – вовсе не в том объеме, как того хотел бы правитель Беларуси.

Таким образом Россия пытается вынудить Лукашенко на ряд шагов, связанных с углублением интеграции. В целом можно сказать, что эта позиция Кремля в отношении Беларуси не меняется с 2019 года.

Россия, конечно, вмешивается в ситуацию в нашей стране, но это вмешательство сильно ограниченное. Поэтому Кремль держит поддержку на минимуме, чтобы не дать режиму Лукашенко приобрести полную стабильность.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.1 (оценок:60)