Ян БУЯН
Дуга из страусов

В Гаване завершился саммит Движения неприсоединения (ДН). На нем страны «третьего мира» обсуждали, как бы этот мир переустроить.

Для начала несколько тезисов, озвученных на Кубе:

— «Движение неприсоединения — это мощная сила на международной арене»

— «Давайте честно признаем, Движение неприсоединения теряет былые позиции»

— Беларуси "очень выгодно" при продвижении своих экономических интересов опираться на мощь Движения неприсоединения, в которое входят около 120 государств.

— «Движение пока не имеет мощной экономической основы»

Удивительно не то, что существуют разные взгляды на Движение неприсоединения, а то, что все эти противоречащие друг другу соображения принадлежат одному человеку — Александру Лукашенко (цит. по агентству БЕЛТА).

На протяжении всего саммита глава Беларуси усиленно продвигал идею превращения Движения неприсоединения в один из мировых центров силы. По этому поводу Лукашенко даже предложил создать в организационную структуру, как в ООН «только без бюрократии». Подлинное единство, которым в ДН никогда и не пахло, по замыслу Лукашенко необходимо не только для эффективного экономического сотрудничества.

«Движение должно решительно вставать на политическую защиту своих членов, подвергшихся внешнему давлению или агрессии», — заявил белорусский руководитель.

Однако об отношении к Движению неприсоединения многих его членов красноречиво свидетельствует хотя бы такой факт: из 120 стран-членов ДН меньше половины прислали на саммит глав государств или правительств. Остальных в Гавану не удалось заманить не только сверхценными идеями, но даже горячими и доступными кубинскими женщинами.

Вот и Лукашенко вынужден был с горечью заметить: «Предъявляя претензии к другим организациям, в том числе к ООН, требуя от них более эффективной работы, мы должны задать и себе вопрос: а насколько мы едины и эффективны в решении аналогичных проблем? Ведь в последнее время произошла интервенция в государства, которые входили и входят в Движение неприсоединения. А как отреагировали мы? Неужели мы, как страусы, закопав голову в песок, не хотим видеть, что происходит вокруг нас?»

Да, никто из столь многочисленного движения не бросился на защиту Ирака. Разношерстной публике, собравшейся в рамках ДН, хватает своих проблем, чтобы совать нос в чужие.

Кстати, пару лет назад мы уже создавали ось Минск-Москва-Пекин, которая должна была сыграть историческую роль в формировании многополярного мира. Сегодня о наших успехах в этом направлении скромно умалчивают даже официальные СМИ. А там все-таки договариваться должны были 3 стороны, а не 120.

Впрочем, пока члены Движения неприсоединения не созрели для глобального объединения, можно попробовать решить менее масштабные задачи. "Сегодня мы пытаемся создать так называемую "внешнюю дугу" нашей внешней политики, — заявил Александр Лукашенко. — Она выстраивается следующим образом: от Кубы через страны Латинской Америки, пока с упором на Венесуэлу и другие государства, мы выходим на активное сотрудничество с Бразилией, Боливией, ЮАР, другими африканскими странами, далее — зона Персидского залива, Иран, Китай, Вьетнам, Малайзия".

При реализации нового стратегического замысла не худо бы учитывать провальный опыт предыдущего. Аккурат перед саммитом ДН посол Беларуси в России Василий Долголев сделал явно недооцененное широкой общественностью заявление, что система строительства союзного государства оказалась нежизнеспособной. В этой связи возникают обоснованные сомнения насчет того, являются ли «страусы» подходящим материалом для строительства «дуги»? И не получится ли вместо дуги фига?

Впрочем, скорее всего, никто ничего строить не собирается. Как заметил на встрече с Александром Лукашенко премьер-министр Малайзии Абдулла Ахмад Бадави, в Движении неприсоединения всегда было много разговоров, но мало конкретных дел.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)