Дневник войны

Екатерина Сельдереева

Дневник войны, глава 208. Как мы назовем эту войну?

Украинская журналистка специально для читателей «Салідарнасці» описывает, чем живет Украина, переживающая третий год полномасштабного российского вторжения. В этой главе – о военнопленных. И как в истории будет записано то, что происходит.

Фото: zelenskiy.official

Недавно министерство цифровой трансформации Украины добавило новую опцию в приложение Дія. Теперь родные тех, кто находится в российском плену, в случае их освобождения будут получать оповещение в электронном личном кабинете от Координационного штаба.

По словам главы Минцифры Михаила Федорова, такую опцию решено было добавить в первую очередь для того, чтобы оградить родных пленных и тех, кто считается пропавшими без вести, от россиян, которые пользуются уязвимостью доведенных до отчаяния людей, и просят деньги якобы для «освобождения из плена».

Тема военнопленных – отдельная боль украинцев в этой войне.  До 90% пленных поддаются физическим и моральным пыткам с российской стороны.

С начала полномасштабной войны уже удалось провести около 50 обменов пленными, в результате чего удалось вернуть почти 2,5 тысячи украинцев.

По состоянию на начало 2024 года еще более 8 тысяч украинцев продолжают находится в российском плену. Из них почти 2 тысячи – гражданских.

Также около 20 тысяч украинских детей украдено и вывезено на территорию России. И все это только официальные данные. То есть, те случаи, которые удалось задокументировать, благодаря собранной информации и помощи родственников. Реальные цифры могут быть в разы больше.

Недавно военные фоторепортеры Константин и Влада Либеровы опубликовали свои новые работы. На них – украинские военные, которых удалось освободить из кровавых лап российского плена.

Фото: libkos

«Это была самая тяжелая наша съемка за последние полгода. После встречи и общения с парнями мы неделю не могли прийти в себя от того, что увидели и услышали.

…Мы не можем пересказывать то, что услышали от парней. Но эти фотографии говорят сами за себя. И это при том, что на момент нашей встречи за неделю дома парни набрали по 10 кг веса. Чтобы осознать, что это такое – потерять по 40-50 кг веса, а именно столько они потеряли за время плена – посмотрите на снимки, где парни показывают свои фотографии перед пленом.

…Двадцать первый век, центр Европы, век сверхсовременных технологий и искусственного интеллекта. И просто здесь и сейчас происходит самый большой геноцид со времен Второй мировой. Эти фото – тому подтверждение», – написали фотографы в социальной сети.

На недавнем 12-м Международном фестивале «Книжный Арсенал» проходила дискуссионная панель от издательства Ukraїner «Как мы назовем эту войну?», в которой приняли участие украинские интеллектуалы с мировым именем – Забужко, Кебуладзе, Пекар.

На ней философ и публицист Вахтанг Кебуладзе сказал основополагающие вещи:

– Я не согласен с тем, что это такая классическая постколониальная война.

Ко мне приехал мой друг, с которым я учился. Он – этнический немец. Он приехал воевать за Украину. Я говорю: «Почему? Какая мотивация?»

Он говорит: «Ты понимаешь, редко когда бывает в истории человечества, может, никогда не было, когда очевидно, где зло, а где добро. И я хочу быть на стороне добра». 

Мы бы очень хотели, чтобы эта война была последней. Но для того, чтобы она была последней, мы должны понять, когда она началась. И мы должны понимать, что она началась условно 300 лет назад.

Ответ на вопрос о том, хотят ли россияне войны – да, хотят. Война – это способ их существования, это modus vivendi Российской империи. Они иначе никогда не жили, посмотрите на историю России.

Россия всегда воюет. Она всегда уничтожает себя и все, что вокруг. Поэтому для того, чтобы это была последняя война мы должны назвать ее войной России против человечества», – резюмировал Кебуладзе.

Если мир хочет понять для себя, с кем на самом деле мы воюем, от кого защищаемся – пусть послушает истории тех, кому удалось выжить после российского плена. 

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4(8)