Почему Дмитриев решил не голосовать на референдуме

Что изменится в Беларуси после референдума и как будет действовать власть?

Быть против режима в сегодняшней Беларуси — значит, испытывать тревогу и страх каждый день. Однако, по мнению политика Андрея Дмитриева, по-настоящему страшно то, что политическое преследование, «покаянные видео» от ГУБОПиК и прочие реалии станут привычной частью жизни белорусов на долгое время.

Можно ли просчитать риски своих действий и остаться на свободе? Как на жизни страны отразятся итоги референдума по Конституции? Об это и не только экс-кандидат в президенты рассказал в эфире Е*рорадио.

— Референдум — это пиар-акция теперешней власти, некая попытка определить будущее. Но Конституция, о которой нам скажут 27 февраля, что ее приняли — временная, она будет существовать ровно столько, сколько у власти будет находиться Лукашенко. Поэтому акция властей не должна нас путать и отвлекать от действительно важного. И я считаю, что все ломания копий между тем, «встык или внахлест», очень искусственные. Они от того, что больше нет идей, что делать.

Сам Андрей Дмитриев решил использовать свое право не голосовать на референдуме вовсе:

— Там нет для меня выбора. Меня спрашивают: вот Лукашенко образца 1996 года и Лукашенко образца 2022 года — какой тебе больше нравится? Для меня это — не Конституция. Кстати, даже в 1996-м была альтернатива, был проект Конституции от Верховного совета, а теперь нет даже иллюзии альтернативы. И я не вижу смысла в этом участвовать, хотя с удовольствием поддержу людей, которые собирают подписи, чтобы стать наблюдателями.

Впрочем, политик подчеркивает, что никого не призывает к бойкоту или участию в референдуме. Главное, на его взгляд — не закрываться вновь на кухнях и не делать вид, что «политика меня не касается», а действовать и делать то, что может каждый конкретный человек.

Но что делать дальше — просто приспосабливаться к существующим условиям?

— На сегодня план — выстоять, потому что говорить о каких-либо изменениях, когда нас нет в стране, физически или с точки зрения идей, невозможно. Нужно выстоять и удержать флаг перемен, чтобы было, на что опираться. Я считаю, что возможности действовать, безусловно, с учетом существующих и изменяющихся обстоятельств, будут. И я уверен, что это единственный путь и единственный план, который приведет к тому моменту, когда наш голос вновь будет решающим.

По мнению политика, в Беларуси в 2020 году появился «новый национальный консенсус» — и он в том, что, несмотря на все старания властей, цвета белорусского флага всем ясны, но не являются самым важным вопросом. В отличие от ценностей, которые отстаивает общество: человеческое достоинство, равенство перед законом, избрание народом власти и ее подотчетность избирателям.

— Эти ценности и являются сегодня флагом перемен, — убежден Андрей Дмитриев. — Если вы считаете, что власть должна за вас определять вашу жизнь, делать с гражданами то, что она посчитает нужным, только потому, что ему не нравится их позиция — значит, это уже не ваш флаг. Мне кажется, именно здесь проходит разделение <общества>. Про цвета будем говорить, когда придет время, а сегодня — время говорить про людей.

Утихнут ли репрессии после того, как пройдет референдум, и власти объявят нужный результат? На мой взгляд, так, как было раньше, во время мирных перемен, которым мы помогали, начиная с 2014 года — до тех пор, пока Лукашенко является правителем страны, больше не будет никогда.

Возможно, из-за большей уверенности режима станет меньше произвольных задержаний, больше пространства для высказываний. Думаю, до 2024 года, когда назначены местные и парламентские выборы, такая ситуация сохранится, и только некие внешнеполитические факторы могут ее серьезно изменить.

Хотя все равно это не будут изменения уровня 2012-2013-го, когда начали выпускать почти всех политзаключенных. Сейчас власть построила систему, в которой репрессии являются одним из важнейших кирпичиков в фундаменте режима: они могут быть более или менее интенсивным, но принципиально сохранятся как минимум до парламентских выборов.

Впереди у белорусов, говорит политик, непростой год:

— Даже после референдума власти всегда будет чего-то не хватать, чтобы чувствовать уверенность. У них больше нет общественного согласия или, по крайней мере, согласного молчания. К тому же грядут серьезные внешнеполитические изменения, и это также повлияет на ситуацию.

Хороший сценарий выглядит таким образом, что благодаря некому давлению или внешнеполитическим переменам власти решат, что нужно повторить знаменитый «пароход Ленина» — посадить политзаключенных на самолет или на поезд, и вывезти их, например, в Вильнюс. И таким образом снизить градус напряженности в отношениях с Европой, но, с другой стороны, ничего не менять внутри Беларуси.

Но настоящих перемен до выборов 2024 года, повторюсь, я не ожидаю. Плюс еще очень важный вопрос, который повлияет на дальнейшие события — решит ли режим обнулить президентский срок, будет он отсчитываться с 2020 года, или обнулится, как это было после референдума-1996.

Как ни странно, я считаю, что если выборы перенесут на 2027 год, возможно, будет проще: у режима будет ощущение, что впереди еще много времени. А если выборы уже через три года, то проще не станет.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 3.6(47)