Дипломат: Потолок внешнеполитических возможностей власти находится на полу

Как Беларусь меняла репутацию — от последней диктатуры в Европе к имиджу «тихой гавани» и обратно.

После 9 августа Беларусь не может мечтать о многовекторности и поступательно движется в русле российских интересов, уверен бывший временный поверенный в делах Беларуси в Швейцарии Павел Мацукевич.

Фото DW

— Сейчас мы находимся в такой ситуации, когда неважно, какие изменения власти будут вносить в Конституцию или в какие-то законы, потому что они банально эти законы не соблюдают.

Итоговая концепция внешней политики Беларуси, подготовку к которой озвучил Владимир Макей, — это констатация того потолка возможностей действующей власти, которые есть. Но этот потолок возможностей в данный момент находится на полу, — отметил экс-дипломат на Еврорадио. — В сегодняшних реалиях после 9 августа Беларусь не может мечтать о многовекторности.

Мы находимся под санкциями и, очевидно, что санкционная политика в отношении к Беларуси, к сожалению, будет развиваться дальше.

Бывший дипломат полагает, что европейские санкции, демонстрирующие солидарность с белорусским народом, в то же время способствуют тому, что наша страна вынужденно попадает в зависимость от России.

— Каждое новое соглашение, подписываемое с Россией сегодня, каждый новый кредит, цементирует эту нашу зависимость от России. У руководства страны, чтобы остаться у власти, другого выбора нет.

Но если в предыдущие годы удавалось наобещать, а потом каким- то образом избежать выполнения этих обещаний, то сейчас это стало невозможным. 

Когда мы подписываем новое соглашение, даже если оно не имеет прямого отношения к суверенитету, все равно наша зависимость возрастает. Если мы берем кредиты только в одном месте, понятно, что мы очень зависим от этого места. 

Если в предыдущие годы мы могли торговаться с Россией по поводу цен на энергоносители и искать альтернативных поставщиков, что мы будем делать сейчас? 

Да, у нас была и есть объективная эконмическая и историческая зависимость от России. И от этого мы имели экономические дивиденды. Вспомните, на нас переориентировались транзитные потоки, когда у России с Турцией начались сложные отношения. На нас полностью замкнулось авиасообщение с Грузией, другие транзитные авиасообщения. Перестали россияне летать через Украину, альтернативой была Беларусь. Мы от этого получали выгоды.

Но в нынешних (пророссийских) проектах не просчитывается экономическая выгода. Это все политические решения. После 9 августа фактическое руководство страны не занимается продвижением белорусских интересов. Оно занимается решением вопроса, как остаться у власти дальше, — констатирует Мацукевич.   

Он напомнил, что дипломатам несколько лет назад удалось начать кардинальную смену имиджа Беларуси.

— На смену репутации «последней диктатуры в Европе» после ряда проведенных мирных инициатив, в том числе переговоров Нормандской четверки, у нас стала зарождаться новая репутация миротворца, международной переговорной площадки.

Этот новый имидж даже стал выходить на передовые позиции восприятий европейцев. Нас стали считать на перспективу даже какой-то альтернативой Женеве в том, что касается конфликтов, происходящих на постсоветском пространстве. У Беларуси начал формироваться образ «тихой гавани».

Это как раз то, что привлекает инвесторов, потому что деньги любят тишину. И в долгосрочной перспективе, я считаю, что нашим партнерам, и на западе, и на востоке будет очень выгодно, если наша «белорусская хата будет с краю», потому что в этой хате можно собраться и спокойно порешать свои проблемы, — полагает экс-дипломат.   

По его мнению, отказ от внешнеполитического нейтралитета для Беларуси не выгоден и даже опасен как в экономическом, так и в политическом плане. 

— Я вижу большую проблему, если Беларусь сделает выбор в пользу партнера А или партнера Б. Наша история дает совершенно четкое доказательство того, что нам опасно делать этот выбор. Всякий раз, когда мы попадали под чье-то влияние, находились в каких-то союзах, это заканчивалось войной, придуманной не нами, но в результате которой больше всего страдали мы. 

Я считаю, что все-таки для нас главным принципом должны оставаться наши национальные интересы. Мы не должны ориентироваться на какие-то союзы и проекты, если в них для нас нет выгоды. А большинство проектов российских, в том числе интеграционных и экономических на пространстве СНГ, они все для России прежде всего политические. Как фигуры на шахматной доске. Поэтому я выступаю за некую дистанцию с Россией.

А с ЕС, на мой взгляд, достаточно было заявления о том, что для них власти Беларуси — нелегитимные. Потому что, в отличие от предыдущих лет, самое важно то, что в этот раз власть стала нелегитимной и для самого белорусского народа. Но я против введения экономических санкций, потому что мы сами, в первую очередь, заинтересованы в нормальных отношениях с ЕС.

И, если отбросить нынешний политический кризис, в принципе мы не должны сами искусственно ограничивать потолок своих возможностей.

У нас уже есть опыт, когда мы действительно пытались быть нейтральными, лавировали, балансировали, но он принес свои очевидные выгоды. Это может работать и дальше, — полагает Павел Мацукевич.

В то же время, он считает, что вопрос о нейтралитете или о направлении вектора внешней политики относится к разряду тех, которые должен решить на референдуме сам белорусский народ.

Дипломат: Запад должен что-то предложить России, чтобы она отказалась от поддержки Лукашенко

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 3.7 (оценок:61)