Филин

Чем новые санкции Евросоюза радикально отличаются от прежних

21 июня Евросоюз принял четвертый пакет санкций против режима Александра Лукашенко. А уже 23 июня появилась информация, что согласованы секторальные санкции ЕС. Опрошенные DW эксперты ожидают двузначного падения ВВП Беларуси.

Санкции – это как камень, брошенный в вводу. Упал он в одном месте, но круги пошли намного дальше.

Ирина Юзвак, директор исследовательской компании InComeIn

Отличие новых санкций от всех прежних эксперт видит в том, что впервые ЕС дал понять – он готов взять часть потерь на себя: «Поскольку пострадает, в том числе, и европейский бизнес, который тесно сотрудничает с компаниями и лицами, попавшими в санкционный список». Кроме того, добавляет Юзвак, четвертый пакет – прицельный удар по личным финансам близкого к властям бизнеса.

– Это не ковровые бомбардировки – но их начало, новый новый этап эскалации. Санкционный список ЕС не совпадает с американским, в котором и компании, связанные с калийными удобрениям и нефтепродуктами. Но это сигнал Брюсселя Минску, что сейчас все серьезно –  пожалуйста, задумайтесь, – считает Иван Тимофеев, программный директор Российского совета по международным делам (РСМД).

Он с самого начала санкционной войны Запада и России внимательно отслеживает и анализирует ее ход. По словам Тимофеева, ранее ЕС избегал введения рестриктивных мер против крупных белорусских предприятий. Такая позиция сохранялась и в ходе массовых протестов в Беларуси во второй половине 2020 года – ЕС трижды ввел ограничения против физических лиц, связанных с правительственными структурами Беларуси, что не предполагало серьезный экономический ущерб для Минска.

По мнению Тимофеева, все, что было до 21 июня, – это санкции, чтобы выразить свою позицию, продемонстрировать несогласие ЕС с действиями Александра Лукашенко. Последние же ограничительные меры «направлены на принуждение Лукашенко к определенным политическим уступкам, это уже смена функционала».

Что будет с белорусским автопромом?

Несмотря на то, что в текущем году до 80% процентов экспорта МАЗа и БелАЗа ушло в Россию, основной проблемой для попавших под санкции гигантов белорусской автоиндустрии станет получение необходимых комплектующих, предупреждает Юзвак:

– За четыре месяца 2021 года на страны ЕС приходится более 22% импорта двигателей внутреннего сгорания, свыше 75% импорта шасси и 36% – коробок передач. Встанет вопрос не столько о возможности экспорта куда-то дальше России, а о возможности самого производства.

И добавляет, что среди прочего сейчас под ударом может оказаться контракт БелАЗа на поставку в Индию порядка ста машин. Общие потери от санкций белорусского автопрома Юзвак, с учетом возможного разрыва индийского контракта, оценивает в 500 миллионов долларов до конца года.

Нефтепереработка адаптируется к санкциям?

В Европу, поясняет эксперт в сфере энергетики Татьяна Маненок, Минск поставляет относительно немного нефтепродуктов:

– В прошлом году, не очень удачном, туда их было продано на 600 миллионов долларов при всем их экспорте в 2,7 миллиарда. За четыре месяца текущего Белaрусь, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, экспортировала нефтепродуктов по количеству в 1,8 раза больше, а в денежном выражении – практически в два раза больше, почти на полтора миллиарда долларов. И на долю Европы тут приходится около четверти.

Но если возможные секторальные санкции коснутся отрасли, это будет существенно для нее, признает Маненок. И уточняет, что белорусские власти готовятся к возможному введению таких ограничений и ищут возможности для их обхода:

– Нельзя исключить, что будут созданы компании с российским капиталом, фирмы посредники, которые и будут поставлять нефтепродукты, в том числе белорусского производства, на европейский рынок.

Что будет, если последуют секторальные санкции?

Секторальные санкции в отношении основных экспортных отраслей экономики, в Брюсселе собираются утвердить 24-25 июня. Очевидно, что если белорусская экономика будет нести убытки, Минск обратится за помощью к Москве, говорит Иван Тимофеев.

Но и российская помощь, даже если она и будет в какой-то форме оказана, явно не закроет всех вопросов. При участии компаний из России, соглашается Ирина Юзвак, можно создать цепочки поставок необходимых импортных комплектующих для того же автопрома, но только лишь в том случае, если не будет жесткого соблюдения санкций со стороны Запада. При том, что каждое дополнительное звено – это рост себестоимости и падение конкурентоспособности. Российское автомобильное лобби, вероятно, в этой ситуации получит контроль за производственным ассортиментом и политикой белорусских предприятий, полагает Юзвак.

Секторальные санкции, затрагивающие калийную отрасль и нефтепродукты в целом, могут довести потери Беларуси до 14% ВВП, отмечает директор InComeIn: «Это будет сильнейший удар для экономики».

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.9(37)