Общество

Яна Владимирова

Бывший следователь: «Я живу в СИЗО свободнее, чем те, кто меня сюда определил»

Евгений Юшкевич на «Володарке» обучает сокамерников основам программирования. Собрали 10 цитат из его писем, адресованных любимой девушке Валерии Эйсмант.

Все фото из личного архива

Историю любви Евгения и Валерии можно почитать здесь.

Евгений Юшкевич в 2017 году уволился с должности старшего следователя отдела по расследованию по экономическим преступлениям управления Следственного комитета по Минску, а в 2020 стал разработчиком и инициатором проекта bychange.me, который помогал в обучении, переподготовке силовиков, госслужащих и людей, уволенных или ушедших с работы по соображениям совести.

Его обвиняют по ст. 342 («Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них») и ст. 289 («Акт терроризма»). С 19 апреля содержится под стражей.

— Я для себя про себя понял четко — поломать мне ничего не поломают. Наоборот, сделают мне биографию. А захотят меня закатать — закатают, я же просто сменил парадигму — теперь я не «временно в СИЗО», теперь я тут живу. И живу свободнее, чем те, кто меня сюда определил.

Находиться в СИЗО в нынешнее время — это почти как «быть на фронте» — похвально.

***

— Честно, я уже не знаю, как жить нормальной жизнью. Просто забыл. Но если отгружен мне такой опыт — буду использовать его как еще один универ.

***

— Успокаиваю себя тем, что я прожил уже очень интересную, активную, бешеную жизнь, которую, может, 10 других людей и не прожили. Чего в ней пока не было — богатства и благополучия. Так хочется этих вещей достичь уже, но пока все идет в противоположную сторону.

***

— Еще осенью 2020 года хотел с одним парнем запустить проект по отправке материалов для обучения и менторства заключенных по разным дисциплинам. Но анализ и запуск проекта постоянно переносился — и вот меня задерживают первый раз.

В СИЗО я сидел и думал: «Вот выйду — точно сделаю». На тот момент в стране было еще 150 политзаключенных.

Вышел — то одни проблемы, то другие, стало не до этого.

И бах — я опять тут. И опять понимаю, что самое страшное здесь — это деградация. Умных людей крайне мало. А неумные — неумные настолько, что страшно представить. И снова те же проблемы.

Вот так я стал жертвой своей организационной лени. И просто мечтаю, чтобы такой проект существовал и работал. Мораль сей басни настолько проста, что ее можно даже не озвучивать.

***

— Cнился мини-кошмар, что по неосторожности совершил преступление, которое наказывается лишением до десяти лет. Просыпаюсь — упс, а реальность немного круче:) Но мне стало легче, ведь во сне было настоящее преступление, а не вот это вот все.

***

— Начал обучать нашу молодежь тут математике и основам программирования. Преподавал вторичную и 16-тиричную системы счисления, биты, байты, память, процессоры. Хорошо, что сам я это хорошо в двух универах учил. Так бы вряд ли смог на пальцах объяснять другим.

Так что здесь я и препод математики с информатикой (спасибо мехмату), и библиотекарь (только я книгами занимаюсь), и фармацевт (у меня больше всего медикаментов:))

А в остальном працягваю жыць: радуюсь траве, осам, картошечке с салом, тому, что есть где лежать, есть ТВ, есть ты в письмах, есть неопределенность будущего — может, там все хорошее только?

***

Время потихоньку уходит, и я забываю даже всякие вкусы, запахи, виды. Мир сужен до камеры.

…Найти книгу нормальную — редкая удача. Прочитал «1984», и ощущение, что ничего нового не узнал. Еще главы 90-91 «В круге первом» просто одурительно сильные и реалистичные, а прошло 80 лет, не поменялось ни-че-го.

***

Всякие мелочи совсем по-другому здесь оцениваются. Первое время слёзы наворачивались от каждой передачи, сейчас уже привык к ним.

Но иногда, когда смотришь на какую-то мелочь вроде двух пачек сигарет, думаешь: «это же 7 рублей, это почти 1/100 зарплаты моей мамы, да ещё и время потрачено на покупку этих пачек». Аккуратно складываешь и хранишь эти 40 сигарет, потому что родные тебе их покупали.

Помню был в лагере детском, где был парень-сирота, у него была только сестра. И вот она ему передала пачку круассанов. И он ходил с этой пачкой не меньше недели, не открывал даже. Тогда мы с братом думали, что он сумасшедший просто, а сейчас я сам такой же. И только спустя 20 лет понял, что было в голове того парня.

Вы можете поддержать политзаключенного письмом, открыткой или переводом: 220030, г. Минск, СИЗО-1, ул. Володарского, 2, Юшкевичу Евгению Михайловичу.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 5(48)

Читайте еще