Виктория Телешук

Блогер Мартин Крам: «Мы поменяем нечто большее, а не просто Лукашенко»

Варшавский белорус – о том, как приблизить свет в конце тоннеля.

Все фото из личного архива Мартина Сидоровича

Несколько лет назад Мартин Сидорович служил в уголовном розыске ОВДТ по Гродненской области. Ушел со службы в 2017 году в должности старшего лейтенанта – и уехал в Польшу. Говорит, об этом решении ни минуты не сожалеет.

Сейчас Мартин Крам – популярный блогер, на его странице в Инстаграм 57 тысяч подписчиков, более 4,5 тысяч – на YouTube-канале. Псевдоним Мартин взял еще во время учебы в Академии МВД, где курсантам запрещено вести соцсети от своего имени. Тогда и придумал палиндром: Марк Крам, а тот взял и прижился.

Уже больше года его странички вмещают не просто забавные видео, а острую сатируна нынешнюю белорусскую власть. Интернет-пользователи смотрят сатирические скетчкомы-пародии и узнают, откуда берутся «ябатьки» и пропагандисты, что думают о происходящем большие и маленькие исполнители, почему натовская пехота боится автопробегов «За Беларусь», а власти – независимых журналистов, как запугать Запад зеркальными санкциями – в общем, все то, что необходимо знать о жизни в теперешней Беларуси.

О том, как реагируют на честные и острые шутки бывшие сослуживцы, как сохранить в предлагаемых обстоятельствах чувство юмора и что чувствуют белорусы в Польше, Мартин рассказал в большом интервью «Салідарнасці».

«К тому, что уйду, морально готовился за полгода»

– Почему вы уволились тогда, в 2017-м – денежный вопрос, разочарование в системе, еще что-то?

– Первопричина – само отношение систему к сотруднику низшего звена. Хоть я и был оперуполномоченным, старшим лейтенантом, но это считается низшее звено. И отношение было ужасное. Я старался свою работу делать хорошо, начальник розыска, с которым работал – очень достойный человек, как, в принципе, и вся наша небольшая команда – отделение, которое занималось гродненским ж/д вокзалом и всем, что происходило в поездах на территории Гродненской области.

…И каждый день на пятиминутках кого-нибудь – мат передавать не буду, но обливали полностью всеми нецензурными словами, всем, чем можно. Все мы, конечно, не идеальны, мы же не роботы, бывало, что-то не доделал, а уж если крупный просчет – все, увольнение, или сам пиши, или гнобить тебя будут до конца службы, пока не переключатся на кого-то другого.

Я понимал, что дальше ничего не поменяется, все будет становиться только хуже. Ведь помимо того, что я проработал несколько лет в розыске, еще 5 лет в Академии МВД проучился, и там мы тоже видели систему изнутри: с каждым годом становилось все хуже и хуже, а сейчас просто все с ног на голову перевернулось.

Наверное, начальники, наоборот, говорят подчиненным: мол, вы молодцы, давайте держаться вместе – и многие забыли, что всего год назад их гнобили, оскорбляли, не считали за людей, идеологи все время говорили, что после милиции вы никому не нужны, включали идеологические фильмы, герои которых со слезами просились обратно в милицию…

Я в это все не верил. Не скажу, что было прямо-таки легко после того, как я ушел, но я справился, родные поддержали.

– Прочитала где-то в комментариях к вашим видео, мол, Мартин – это хороший парень, который «по приколу» пошел в милицию, а потом ушел…

– Не стану утверждать, что выбор был таким уж осознанным – в чем-то был глупым, да и в армию не хотел. Но если я уже что-то делаю, то стараюсь делать это хорошо – меня так воспитывали родители. Поэтому знаю: не было такого, что я сделал за время службы что-то неправильно. Никого не ударил, ни на каких допросах не угрожал родными и близкими, как это сейчас происходит, не говорил, признавайтесь на камеру, как вы любите милицию…

Наш маленький коллектив (не говорю о больших начальниках, все из них, с кем сталкивался, полностью отвратительны) помогал оставаться на должности. Сотрудники были опытные, мне с ними вообще повезло, и это долгое время подбадривало.

К тому, что уйду, морально готовился где-то за полгода. Ну, а начальство узнало об этом в самый последний день: я сказал, что из отпуска уже не выхожу, а они сказали в ответ: ты знаешь правила, мы не разрываем контракты по соглашению сторон, так что написали три прогула – подписал, и все, ушел.

Зарплату последнюю мне не отдали, пересчитали ее как компенсацию за форму. Но ничего: близкие помогли, а своей семьи у меня на тот момент не было, так что решение было достаточно легко принять и осуществить.

«Позвонил маме с папой, сказал, что приезжать в Беларусь не планирую, пока режим не сменится»

– В 2020-м я внимательно следил, что происходит в Беларуси. Помню, что происходило с начала пандемии: видел по своему родному городу Гродно, как даже небольшие бизнесы объединяются с волонтерами, кто-то уделяет свое время, кто-то деньги, какие-то еще ресурсы, как шили маски, подвозили бесплатно кофе, пиццы медикам… Честно говоря, был в таком шоке – немножко не ожидал от белорусов такой взаимной поддержки.

Раньше всегда касалось, что каждый живет довольно отстраненно своей жизнью, копается лишь в своих проблемах, редко встретишь на улицах, особенно в будний день после работы, позитивных людей – все спешат по своим делам, не обращая внимания на других…

Но 2020-й показал, что каждый из нас себя недооценивал, и в целом белорусский народ себя недооценивал. Те события показали, какие у нас люди, а какая власть, и это до сих пор продолжается.

– Кстати, о «какая власть». С чего начались ваши сатирические видео, помните, какое было первым?

– Я был на работе и смотрел стрим Тихановского в Гродно, и когда произошло его задержание, был очень сильно зол, не знал, что делать, как я могу помочь. Решил, что, поскольку имею какую-то аудиторию, то буду через юмор рассказывать о ситуации в Беларуси, чтобы как-то поддержать людей. Позвонил маме с папой, сказал, что приезжать в Беларусь не планирую, пока режим не сменится – они меня поддержали.

Какой была реакция? Очень редко встречаю комментарии, в основном от «ябатек», мол, что это за фигня, что за тупость и что за клоун. Но я их почти сразу блокирую, потому что с «ябатьками» не о чем разговаривать, и я не врач, мне за это деньги не платят. А у большинства людей реакция положительная.

Пока я вижу, что они воспринимают ролики позитивно и удается подбодрить дух, буду продолжать это делать. (Тут Мартин по-белорусски скромничает – значительная часть отзывов не просто позитивная, а восторженная, и многие отмечают, что пересматривают ролики по нескольку раз, смакуя тонкую иронию и интеллигентный юмор сценариста и актера в одном лице. Например, у видео про известного деятеля телепропагандыуже больше 109,5 тысяч просмотров, а сюжет про поздравление учителейпосмотрели больше 252 тысяч раз! – Авт.)

Я стараюсь осторожно шутить, чтобы не то что мы все посмеялись и нас «отпустило», а скорее, чтобы пережить какие-то вещи и ни в коем случае не забывать о том, что произошло и что продолжается – политзаключенные, сутки, штрафы, беженцы…

– В августе 2020-го в одном из видео вы обратились к бывшим сокурсникам Те как-то отреагировали?

– Нет, дело в том, что им всем запретили уже давно писать что-то в соцсетях. Раньше у нас проверяли паспорта – кто куда выезжал, теперь проверяют телефоны – чтоб чего не написали, не «обманули доверие». Поэтому лично мне никто не ответил, но я знаю, и даже видел видеосюжеты, что достаточно много бывших однокурсников ушли после тех событий – кто-то не сразу, через пару недель, но ушли.

Хотя есть и другие. Недавно опубликовали расследование по делу байкеров, которых избивали в Минске, и я нашел в списках причастным к этому фамилию своего однокурсника. Если честно, никогда агрессивным его не видел – спокойный, достаточно сообразительный парень, но вот что с ним сделала система, а он не захотел сопротивляться, думать, изучить что-то…

Будем добиваться, чтобы в новой Беларуси он, как все ответственные за репрессии, предстал перед судом и понес наказание.

– Как вообще удается сохранить чувство юмора, когда видишь столько насилия?

– Когда происходили самые жесткие разгоны в августе, я ничего не записывал какое-то время, было совершенно не до смеха. Поэтому переключился на более важную тему: люди присылали довольно много видео происходящего, и я старался в Инстаграме по максимуму в сторис их публиковать, зная, что в Беларуси не все могут это сделать.

Когда видел массовые марши в Гродно, в Минске, в других городах Беларуси – аж заплакать хотелось от желания находиться там, вместе с ними. Думалось, что, наверное, это уже победа. И опять же, в знак поддержки решил что-то аккуратное, с легкой иронией записать.

Ролик с мэром вроде бы понравился людям, оказался одним из самых популярных видео – поэтому решил продолжать. Потому что верю: мы еще победим, и это будет бОльшая победа, чем была бы год назад.

«Каждый день убеждаюсь, что белорусы очень крутые и очень сильные»

– Нас всех «накрыло» в прошлом ноябре после гибели Романа Бондаренко. До сих пор в воздухе висит вопрос: почему те, кто рассказал правду об обстоятельствах его смерти, были задержаны, их судили и дали срок, а о расследовании и наказании виновных в смерти молодого парня так ничего и не слышно. С точки зрения сотрудника угрозыска, пусть и бывшего – это вообще как возможно?

– Как милиционер могу сказать точно, что если бы даже дело расследовал я один, уже все были бы найдены. И даже если бы делом занялся не милиционер, а человек, имеющий доступ к видеозаписям с места событий, то уже все можно было расследовать и кого надо расспросить и допросить…

– В прошлом году белорусы, возможно, впервые в себя поверили, и многотысячные марши стали ярким свидетельством того, как много людей в стране хотят перемен. А потом власти раскрутили маховик репрессий и постарались максимально задавить протест, показать, что он «сдулся». Многие разочаровались, не увидев результата. У вас было такое чувство?

– Нет, абсолютно, разочарования я не испытал. Наоборот, еще больше восхищаюсь белорусами. Каждый день убеждаюсь, что белорусы очень крутые и очень сильные.

Повторюсь: если бы все получилось в августе, нас ждала бы маленькая победа. А события этого года – например, «всебелорусское собрание», реакции администраций всех городов, действия руководства предприятий – выявили гораздо больший пласт, который нужно менять.

Как бы им ни обещали, что люстрации не будет, как бы они ни надеялись удержаться на плаву, но через месяц, два, максимум год после победы все поменяется на умных, талантливых людей – тех, кто заслуженно должен находиться на их местах.

Сейчас с помощью силы, агрессии удалось сдержать протест, но только лишь потому, что с этой стороны было ноль насилия. Я уверен, что белорусы выбрали путь, и они его пройдут. Да, этот путь дольше. Я никогда не советовал и не призывал выходить на улицы, драться и так далее, потому что я не в Беларуси и единственное, чем могу поддержать – опубликовать мнение, которое поддерживает большинство людей, или с каким-то юмором прокомментировать ситуацию.

– Власти с завидной регулярностью находят, чем отличиться в очередной раз, так что переводить их действия на язык юмора можно долго. Вопрос в том, где взять силы. Что или кто вас вдохновляет, мотивирует?

– Ну, как кто – белорусы, понятное дело, – улыбается Мартин. – Конечно, бывают моменты, когда хочется впасть в депрессию, но мне кажется, что не могу себе этого позволить. Весной, например, было какое-то состояние внутри, близкое к депрессии, безнадеге, но я в себе его переборол – и сейчас накрывает новая волна, прямо как в прошлом августе. Можно сказать, второе дыхание открылось, и теперь – только вперед.

…Я пришел к внутреннему убеждению и считаю, что все должны понять: что бы сейчас ни происходило – это не закончится, пока режим не упадет, пока не сменится власть. Каждый, если будет делать хотя бы граммульку для этого – не имеется в виду выходить на марши, а хотя бы на работе проводить итальянскую забастовку – приблизит этот момент, нужно только определить, что человек может, на что способен.

Ведь не каждый сможет отсидеть 15 суток или заплатить большой штраф – но ты можешь словами кого-то поддержать, или помочь человеку деньгами, или объяснить, что происходит. И вот пока каждый не перестанет говорить «когда все это закончится», а начнет думать «а когда я начну что-то делать, чтобы это закончилось?», ситуация не изменится.

«Процесс сопротивления не останавливается»

– Какие настроения сейчас у белорусской диаспоры в Варшаве? Многие надеялись, что уезжают на пару недель, а прошло уже 10 месяцев…

– Тут у людей есть свобода, и это самое главное на сегодня. Здесь был большой митинг, когда приезжала Тихановская, и вообще постоянно проводятся какие-то акции, чтобы донести полякам, что у нас в стране происходит.

Вот девчонки голодовку устраивали, собирая подписи в поддержку политзаключенных, и проходящие поляки говорили: «Да, мы знаем о ваших событиях, мы вас поддерживаем – показывайте, где подписать».

Очень хорошо все происходящее освещается в новостях, чувствуется большая солидарность, поддержка поляков. И эта поддержка, возможно, дает белорусам в Варшаве больше сил, чем тем, кто находится в Беларуси и за любую поддержку может быть наказан.

Поэтому здесь наши люди духом не падают, хотя хватает и проблем – кто-то бежал в буквальном смысле через лес, у некоторых ухудшились условия жизни по сравнению с тем, как они жили год назад в Беларуси. Но все понимают, что это закончится, поэтому процесс сопротивления не останавливается – все продолжают делать, что могут, поддерживая людей в Беларуси, не имеющих возможности выйти.

– Озвучу вопрос от многих ваших подписчиков: откуда прекрасный красно-зеленый костюмчик «супер-ябатьки»?

– Это реквизит «Белсата». Сейчас летний перерыв, а до конца весны я делал ролики для «Вечернего шпиля» на «Белсат». Костюм обычный клоунский, насколько помню, купили перед Рождеством – увидели где-то в интернете, и очень понравились подходящие цвета.

– Как придумываете образы героев – мэра, министра, БРСМовца, силовика и других?

– Образы собирательные, конкретных людей не беру в пример – стараюсь вспомнить, какие они есть вместе взятые. Правда, люди жалуются, что слишком по-хорошему я их показываю, например, спросили, где я видел такого тихого, спокойного «ябатьку».

Просто мне самому нравится играть не агрессивные роли – скорее, в тексте стараюсь передать посыл и смысл персонажей, чем в поведении.

– Не думали о том, чтобы издать по мотивам роликов книгу с текстами?

– Может быть, подумаю об этом, когда все закончится – отпуск возьму и прикину, нужна ли кому-то такая книжка или все захотят поскорее забыть об этих «героях» и будут востребованы новые, свежие, хорошие образы. Хотя не забывать, конечно же, необходимо – чтобы подобное не повторилось.

…Лично я очень верю в людей, которые остались в Беларуси. Надеюсь, эта вера – в друзей, родных и близких – поможет двигаться дальше в правильном направлении. И, конечно, буду помогать, чем смогу.

Прекрасно понимаю, что вам тяжело жить и работать в сложившихся условиях, и кто-то, возможно, не видит конца и края происходящему. Но, поверьте, он точно будет. Важно знать: мы поменяем нечто большее, а не просто Лукашенко.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:66)