Тамара Шевцова

Аналитик: что бы ни говорил Лукашенко, он может передать власть только своему сыну

Большой разговор с экспертом Аналитического центра «Стратегия» Викторией Василевич на больные весенние темы.

— Сейчас многие проводят параллели с прошлым. Невольно напрашиваются аналогии с Холокостом. Помните, там тоже было отдельное законодательство для евреев, в котором почти все запрещено. И евреи Германии тоже в общем смирно и спокойно соблюдали всевозможные законы, выписываемые им фашиствующим режимом, нося «желтые звезды» на одежде и загнав свои страхи глубоко внутрь.

Но кончилось это тем, что их начали сжигать в печах. У нас тоже есть немилосердная статистика избитых, изнасилованных, покалеченных… Сам факт уничтожения обычных граждан страны властями этой страны — это и есть геноцид.

Часть белорусов сейчас впали в уныние и опустили головы. Это как раз и была позиция большинства евреев, которых потом отправили в печи. Но там была и небольшая группа граждан, которые предприняли попытки противостоять фашизму, эдакие «острокопытные» современной Беларуси.

Кому из евреев тогда удалось выжить? Сбежавшим из Германии. Сейчас из Беларуси тоже многие бегут. Слишком много аналогий у нас с геноцидом евреев в 40-е годы прошлого века.

— Как нам не повторить такую судьбу?

— У них не было тогда такого исторического опыта, а у нас он есть. Только глупого история ничему не учит. Сегодня у нас другой базис, другой фундамент для того, чтобы противодействовать уничтожению нации.

История циклична, она движется по своеобразному кругу. Когда  допускаются масштабные стратегические ошибки, человечество отправляется к тому же старту, чтобы все-таки осознать и исправить эти ошибки.

Поэтому сейчас, оказавшись на той же стартовой позиции, нам нужно осмыслить причины, по которым мы здесь оказались, и ни в коем случае не забывать жуткий исторический опыт. Нельзя позволить себе ожидание некоего сказочного «спасения откуда ни возьмись», потому что придется, как тем людям, смиренно опустить головы и пойти в печи.

Мы должны быть сильнее собственного страха. Пусть боятся те, кто нарушает все нормы морали, здравого смысла, законы нравственные и государственные. Ответственность за нынешние действия и бездействие понесут все причастные, без сомнения.

— Некоторые проводят параллель с 37-м годом.

— Наши «специалисты по удержанию власти» натворили столько! И усиливают жестокость без оглядки, поэтому любые сравнения с мрачным историческим прошлым уместны. Я попыталась найти ответ на вопрос: откуда в нашей стране такое множество жестоких и безумно жестоких садистов?

Одну из моих прабабушек забрали в 1932-м… Что с ней стало, мы достоверно до сих пор так и не узнали, дело из архивов КГБ нам посмотреть не дали. От людей, которые смогли вернуться из лагерей, до нас дошло лишь, что она была отравлена и похоронена в общей могиле.

И вот я сама, являясь потомком людей, которые были репрессированы и охранялись в неких резервациях, долгое время искала потомков людей, которые их охраняли. Ну, не было их — потомков этих в 90-ые! Нас, чьи родные были сосланы и уничтожены, было много, а вот потомков тех, которые судили, охраняли и уничтожали, я встретила лишь единицы.

Потому что эти люди, как правило, прятались и не афишировали связь со своими предками-преступниками. Я уже было решила, значит, эти люди морально здоровы — они понимают, какой грех был взят их дедами на себя…

Но однажды разговорилась с молодым рабочим, который клал у нас плитку, он оказался потомком охранника НКВД. Вот этот парень совершенно не считал НКВДшников преступниками, считал, что это была просто оплачиваемая работа в те времена. И он бы на месте своего прадеда сделал то же самое. Так я поняла, что заблуждаюсь в причинах, по которым люди скрывают свое происхождение от палачей.

Отрицательная селекция в нашей стране происходила задолго до прихода Лукашенко к власти. Наследников «насиловиков» из прошлого века, конечно, больше, нежели потомков репрессированных. Это и понятно. Как понятно и то, что не все внуки и правнуки пошли «по стопам предков».

Я думаю, что мы как раз сейчас расхлебываем то, что в те далекие времена не все преступники понесли заслуженное наказание. Многие из ныне живущих так и не поняли, что преступления совершались не руками Сталина, а руками людей, реализовывавших преступные приказы.

И поэтому я, например, буду добиваться того, чтобы люстрации в обязательном порядке были подвергнуты все, кто может быть причастен к преступлениям в нашей стране. Ничего нового придумывать не придется. Это все уже было после войны в Германии.

Буквально каждый должен получить документ о том, что он прошел анкетирование на участие в преступлениях против человечности, где будет указано, признан он виновным, невиновным, полувиновным и т.д. И только с этой анкетой будут принимать на работу. Кто-то сядет в тюрьму по приговору суда. Кто-то доплатит в бюджет страны огромные допричисленные налоги, которых избежал, благодаря коррупционным схемам.

Тем, кто окажется за решеткой, я бы предложила прочесть определенный перечень книг: Достоевского, Экзюпери, Макаренко, Оруэлла… список открыт — и после прочтения написать сочинение, рефлексировать для того, чтобы хотя бы в какой-то мере понять, за что именно их наказали.

Среди нас проявилась некоторая часть людей, у которой отсутствует как таковая моральная составляющая. Они решили, что им просто представился случай заработать денег, улучшить карьеру. Человек, у которого встроены моральные принципы, имеет сострадание и отзывается на чужую боль. Эти — нет. Когда зажали свой палец, реагируют, когда зажали палец другого человека, они не понимают, что он испытывает.

В основном этим людям до 30 лет, большинство родились уже при Лукашенко. Почему-то сразу вспоминается одна из гособвинителей, которая участвовала в деле журналисток Белсата.

— Но как раз в этой возрастной категории оказалось и очень много совершенно другой молодежи.

— Недавно провела выходные в Полоцке, впервые увидела их университет, который расположен в здании иезуитского коллегиума. Я обошла это здание со всех сторон, смотрела на вековые стены и ощущала дух, который там сохранился, такой устойчивый дух историчности, будущей перспективы. Я ничего не знаю об этом учебном заведении, это были просто мои ощущения.

Уже вернувшись, увидела, что студенты Полоцкого университета в знак солидарности с политзаключенными обрили свои головы, и меня это совершенно не удивило. 

— Общество разделилось…

— Я вижу, что белорусов пытаются стравить друг с другом. Но если посмотреть, у той части людей, которые вышли с БЧБ-флагами, нет неприятия красно-зеленой части. Есть неприятие  власти, которая точно так же ассоциируется с красно-зеленой символикой. А немыслимое поведение власти относительно этой символики привело к тому, что пострадала сама эта символика.

Но антагонизма среди людей нет, я уверена. Даже призыв «бейте окна», к моему счастью и гордости за всю нашу страну, не сработал. И они, эти по существу СМИ-преступники, ведь продолжают призывать с абсолютными гарантиями, что за это никому ничего не будет.

И эти ребята, которые в формах и балаклавах, они тоже каждый день получают такие указания, и, надо понимать, что часть из них фильтрует эти указания. Показательны в этом отношении бесконечные кадровые перестановки.

— А какие указания мог не выполнить Носкевич?

— По моему мнению, он отодвинут, потому что Лукашенко требовал от него более решительных действий и не получил. Этот человек, наверное, «слишком долго» сохранял в себе остатки представлений о должностных обязанностях и, возможно, был недостаточно лоялен и решителен, допустил «разброд и шатания» среди подчиненных.

Не будем гадать. Вспомним, что СК при Носкевиче не возбудил ни одного разбирательства по фактам пыток, насилия и убийств законопослушных граждан Беларуси. Как потерю его смещение с должности оценивать не приходится.

— По этой же причине заменили Караева на Кубракова?

— Не совсем. Кубраковым легче управлять. Он по своему происхождению простой деревенский пацан, который по этому параметру очень близок самому Лукашенко. Предположу, чтобы разговаривать с Караевым, нужны были другие аргументы, другой тон. В то время как министру Кубракову «верховный» просто указывает, что сделать, и все. Головокружение от взлета в генералы могло отключить критическое восприятие действительности.

Странно, что Носкевич и иже с ним уволены — придерживая этих людей на должностях и обеспечивая их материально, логично предположить их большую лояльность, нежели убрав их с государственного довольствия.

— Теперь у них в качестве компенсации есть Указ №85.

— Это указ, разгосударствляющий силовой блок и дезавуирующий финансовую несостоятельность государства. Он по сути своей антигосударственный — разрушительный для самого государства. Ведь эти структуры некоммерческие (!) — это инструмент государства в защите граждан и самое себя.

Представьте, что, например, погранзастава Беларуси «уступит» немного территории страны сопредельному государству, потому что косьба и вспахивание контрольно-следовой полосы излишне дорогостоящи и нерентабельны (согласно бизнес-плану) — пусть соседи тратятся!

Надо понимать при этом, что люди, испокон веков шедшие на «государеву службу», всегда имели совершенно иные мотивы, чем коммерция.

Наконец, коммерциализация любых действий оплота государственной машины — есть признание несостоятельности руки, которая его кормит: читай — государственного бюджета. Это мы можем сегодня абсолютно обоснованно утверждать, не вдаваясь в суть нашего облившегося слезами дефицитного бюджета, заминусовавшегося за январь еще почти на 30%.

Теперь силовики могут навязывать кому угодно свои услуги: «Вы не хотите поставить минометный расчет возле своего офиса? Ах, нет? Но он вам очень нужен!».

Думаю, что возрастет стоимость услуг департамента охраны, появятся в очередной раз попытки навязать бизнесу какие-то обязательные требования МВД о системах сигнализации и видеонаблюдения.

Но самое страшное, что может начаться торговля оружием и военной техникой, которые ушлые специалисты «спишут в металлолом». Появились же указом Лукашенко еще в прошлом году частные охранные структуры — бенефициары этого «металлолома». Это проходной этап, который может привести нас к сценарию Донбасса, где идет гражданская война.

Мне помнится, что такая порочная практика началась довольно давно в России, там был установлен факт многомиллиардного воровства под руководством тогдашнего министра обороны Сердюкова. Сейчас подобная возможность появилась у белорусской армии.

Общие учения с Росгвардией, общие учебные центры, возможность заниматься коммерцией по примеру российских силовиков — все это очень похоже на сращивание. Интересно, командование нашей армией осуществляется все еще с территории Беларуси?

— Считаете, что нами уже тихонько торгуют?

— Я даже не сомневаюсь в том, что Беларусь уже давно начали распродавать. Сейчас же — в состоянии угрожающего дефолта — удобнее и, что немаловажно, дешевле разобрать все то оставшееся, что представляет ценность. Поэтому обеспеченный «специалистами по удержанию власти» дефолт у нас ожидаемо случится.

1 марта Reuters опубликовало аналитику о глубоком мировом социально-экономическом кризисе с удручающей констатацией того, что состояние белорусской экономики характеризуется «крайней нестабильностью на грани дефолта» из-за роста госдолга и отсутствия ресурсов для выплаты госзаймов. Беларусь попала в компанию с Ямайкой, Тунисом, Эквадором, Шри-Ланкой, Эфиопией, Лаосом, Бахрейном и Оманом.

По моему мнению, у нас во власти нет ни одного грамотного экономиста, который бы имел право голоса и к которому бы прислушивались в мраморных кабинетах с золотыми ручками. Боюсь лишний раз упоминать Павла Каллаура, потому что любой умный человек, на мнение которого ссылается непровластное сообщество, оказывается под угрозой.

Но, во-первых, он не экономист, а талантливый финансист. И я не знаю, каким образом он удерживает печатный станок от перегревания, потому что деньги в очередной раз печатают: мы же видим, какими темпами несется инфляция.

Что касается всех последних указов и постановлений, то они прямо ведут к гибели экономики. Увеличение налогового пресса, неравные условия хозяйствования, ручное регулирование цен, насильственный протекционизм невостребованных товаров внутреннего производства — подобные методы не развили еще ни одно государство.

А зачем в стране готовится указ об отмене ответственности за причинение ущерба экологии отдельными физическими и юридическими лицами по выбору президентской комиссии? Если власть имеет целью разрушить страну, то она как раз совершает именно те действия, которые приближают реализацию подобной цели.

— Думаете, это делается преднамеренно?

— Не исключаю. Как лучше купить за бесценок БМЗ, Гродно Азот, МЗКТ или Нафтан? Привести их в долги и убытки. Вообще прибрать к рукам желанную собственность гораздо быстрее и удобнее не в спокойном надежном государстве, а в условиях конфликта. За любыми действиями надо искать того, кому это выгодно: в рублях или иной валюте.

Очень хочу, чтоб к руководству нашей страной успел прийти «государственный» человек! Уверена, если придет человек, который видит нашу страну суверенной, то все, что реализовывалось незаконной властью до этого, откатится назад в правовом поле.

Но этот человек должен появиться в очень короткое время, пока еще технически мы можем сохранить свой суверенитет. Он должен прийти к управлению страной до того, как она будет разобрана на части. После этого, во-первых, приход такого человека уже будет неактуален, во-вторых, начнется совсем другой исторический виток.

Мы не знаем, о чем были переговоры Путина и Лукашенко, но действия последнего сейчас для меня, например, лишь подтверждают то, что Беларусь теряет свой суверенитет с каждой минутой и у нее все меньше остается времени и политического ресурса остаться суверенным государством даже просто де-юре.

— Некоторые аналитики предполагают, что на встрече снова поднимался вопрос транзита власти.

— Не думаю, что стоит верить тому, что Лукашенко говорит о транзите власти. Он уже многократно говорил разную информацию, которая в последующем была опровергнута его собственными действиями. Я не склонна рассматривать любые его слова на перспективу. Единственное, когда он что-то опровергает, нужно слушать это без частицы «не» и прямо понимать, что он таким образом пытается нас обмануть.

Мне, например, понятно, что свое видение «передачи власти» он уже объявил. Он сказал, что никогда не передаст власть никому из своих сыновей. Вот это нужно прочесть так: передам власть только кому-то из своих сыновей.

— То есть Виктор — президент НОК действительно может быть репетицией?

— Он потому и оставил НОКу эту президентскую должность, кроме своей единственной любимой, которую, как известно, не отдают, чтобы никто больше не мог быть президентом. У нас ведь  запрещено использовать даже само слово «президент». И тут вдруг появляется «второй президент».

Когда многие комментаторы потешались с недовольного лица Виктора в момент его назначения главой НОК, приняв оное за чистую монету, я восприняла увиденное иначе. Он, как артист, несколько переиграл, но мне показалось, что это «слишком» отличное от его обычного выражение призвано скрыть очень большие перспективы, которым он несказанно рад.

Его поведение впрямую копирует поведение отца, только тот  прячет истинные намерения, отрицая их словами, а этот, предположу, — молча надевает маску, за которой угадывается двуликий Янус.

Не думаю, что Виктор Лукашенко имеет хоть малейший шанс быть поддержанным нацией.

— Мы переоцениваем помощь извне?

— Я бесконечно признательна всем без исключения странам и их гражданам за ту неоценимую поддержку, которую они оказывают нам — белорусам! Но наивно думать, что кто-то будет переживать за нас, как за свой народ. Увы, у меня нет никаких иллюзий. Скорее, некоторые воспользуются возможностью получить собственную экономическую или политическую выгоду. Это объяснимо.

Да, есть много людей по всему миру, совершенно искренне желающих нам помочь, оказывая влияние, и даже бескорыстно делающих какую-то работу в наших интересах. Например, Председатель Конституционного суда Литвы Дайнюс Жалимас.

Он, будучи судьей, высококлассным юристом и человеком, живущим уже много лет в свободной стране, тратит свое время и силы для того, чтобы помочь группе, работающей над Конституцией, сделать путь нашего государства наиболее предсказуемым и оптимальным. 

Но есть и другие примеры. Европейцы отказались пока только от части белорусских евробондов. Швейцарские банки все еще хранят деньги, имеющие отношение к белорусским властям.

Вспомните позицию Кипра, который блокировал введение санкций против преступников Беларуси. Кипр не имеет ничего против нашей страны, но он свои интересы, естественно, поставил выше.

Сейчас выясняется, что у белорусского «табакерщика» Олексина бизнес в Литве, открытый через кипрские офшоры. Договоримся ли мы с Литвой по этому вопросу?

БелАЭС нас заставят закрыть — рынок электроэнергии не терпит «выскочек». Но разумная эксплуатация станции могла бы стать кладом для Беларуси при условии независимой экспертизы безопасности, например, скандинавских стран. Всем нужна электроэнергия, а Беларуси нужны деньги.

— Какими вам видятся настроения людей сейчас?

— В Полоцке нас многие спрашивали, ну что там у вас в Минске? Настрой у людей абсолютно… партизанский, — все всё понимают, на все готовы, но просто так ходить по рельсам перед несущимся составом никто не собирается. Люди хотят понимать, что в этом локомотиве есть кому управлять, лавировать, тормозить.

Тех, кто хотел бы жить «как раньше», зажмурившись, в рабстве, бесправии и беззаконии, лишь бы с чаркой и шкваркой, я не встречала. Но все больше и больше людей говорят о том, что бессмысленно просто ходить и класть голову под топор.

У нас появилась общая большая цель — будущее наших детей, которая действительно объединила всю нацию. И эта нация попыталась в ходе выборов определить своего нового лидера.

В прежние годы, когда появлялся человек, который также видел эту большую государственную цель, а не шел в политику ради каких-то личных интересов, он сразу уничтожался. Таковым был Геннадий Карпенко, с моей точки зрения, таковым был Юрий Захаренко. Эти два человека могли повести за собой людей.

Сейчас у нас цель есть, но нет лидера внутри страны. В чем Алексей Навальный показал пример? В том, что он готов возглавить людей и вести их к названной цели, рискуя собственной свободой и жизнью.

Я думаю, если на территории Беларуси не появится лидер, который способен возглавить протест, то выход, даже если состоится, снова закончится ничем или вообще произойдет самое страшное — организованное властями якобы гражданское противостояние, чего мне не хотелось бы в принципе.

— Что значит, нет лидера? Мне кажется, их, наоборот, много и разных.

— Виктор Бабарико мог бы стать таким человеком, и даже стал катализатором возрождения национального самосознания, но, увы, он не смог просчитать всю ситуацию в развитии и оказался в тюрьме.

Я с большим уважением отношусь к Светлане Тихановской, которую сила событий вынесла на политический гребень. Понимаю, что она, наверное, могла бы приехать и стать этакой Жанной Д`Арк, тем более, что она получила огромную европейскую поддержку. На мой сегодняшний взгляд, это единственный человек, способный переломить ситуацию. Однако важнее не то, как я ее вижу, а то, как и кем она видит саму себя.

Каждый народ достоин своего руководителя. Это стопроцентная истина. Какими мы были в 1994 году — такого мы и получили. Какие мы есть сейчас — таким будет и наш президент.

— Но мы же изменились с 1994 года?

— Вот и увидим, насколько. Достоверных социологических исследований в Беларуси давно нет. Но их делает сама история. Очевидно, что благодарной память о первом президенте Беларуси  уже не будет. Ну, а белорусский народ после длительного перерыва формируется в нацию.

Я надеюсь, что наступил один из тех редчайших моментов исторического выбора, когда белорусский народ учится взаимопомощи и взаимооткрытости, действительно обретает единство и понимание того, что мы и есть нация.

И если мы действительно достойны другого руководителя государства, то другого и получим. Если не доросли до лучшего, получим кого-то промежуточного, но, понятно, что в любом случае это будет не Лукашенко.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.8 (оценок:279)