Адвокат — о деле Пресс-клуба: «Мера пресечения является самой строгой»

Новые подробности громкого дела из первых уст.

31 декабря Юлии Слуцкой, Сергею Ольшевскому, Алле Шарко и Петру Слуцкому были предъявлены обвинения по части 2 статьи 243 и части 6 статьи 16 УК (соучастие в преступлении). Они останутся под стражей до 23 февраля.

Историю Юлии, Аллы, Сергея и Петра рассказывают Пресс-клубу их родные и адвокаты.

— Папа рассказал, что осмотр у нас в квартире проходил  культурно и вежливо: квартиру вверх дном никто не переворачивал. Изъяли ноутбук, телефон, карты — и все. Все это время я ждала у подъезда. Спустя примерно минут 30 вышла мама в сопровождении семи или восьми человек в штатском, — вспоминает Александра Слуцкая, дочь медиаменеджера и основательницы Пресс-клуба Юлии Слуцкой, задержанной в аэропорту 22 декабря.

Александра говорит, что с момента задержания больше суток не знала ничего о судьбе своей мамы и брата Петра Слуцкого, которого задержали в тот же день в Пресс-клубе.

— Только 23 декабря, примерно в три часа дня, мне позвонили из ДФР и сообщили, что мои мама и брат задержаны и находятся у них. Я хочу подчеркнуть, что официально они были задержаны только с 23 декабря. А что происходило с моими любимыми почти сутки, я не знаю. Я могу только предполагать, что ночь они провели в ДФР, без адвокатов, — рассказала Александра Слуцкая.

Адвокат Юлии Слуцкой и Сергея Ольшевского, также задержанного по делу Пресс-клуба, Антон Гашинский сообщил, что его подзащитные провели всю ночь в ДФР, сидя на стульях.

— Дело в отношении Юлии Слуцкой и Сергея Ольшевского находится в главном следственном управлении Следственного комитета, где проходит предварительное расследование. Здесь, фактически вечер и ночь, она (Юлия Слуцкая) провела сидя на стуле. С её слов нам известно, что её постоянно допрашивали без адвоката.

После этого, утром, было оформлено процессуальное задержание Юлии Слуцкой. А через несколько часов было принято решение о возбуждении уголовного дела в отношении неё — об уклонении от уплаты налогов, по ч. 2 ст. 243 УК Республики Беларусь, — рассказал Антон Гашинский.

Юлия Слуцкая останется под стражей до 23 февраля.

— Мера пресечения в виде заключения под стражу является самой строгой. В течение этих двух месяцев орган предварительного расследования обязан проводить расследование уголовного дела. Я предполагаю, что будут проведены следственные действия, в том числе с участием Юлии Слуцкой, — уточнил адвокат.

На вопрос «где мой муж был целую ночь?» следователь ответил, что не знает

22 декабря прошли обыски и изъятия у всех задержанных сотрудников Пресс-клуба.

— Эти люди дали мне почитать постановление и начался обыск. Обыскивали всё: кухню, крупы, шкафы, полки — всё переворачивали. Я не помню своё состояние в тот момент, сейчас всё размылось. Единственное, что меня тогда беспокоило — где находится мой муж. Я спрашивала, где он, что с ним. Но они ничего мне не отвечали. И это очень сильно угнетало, — вспоминает события того дня жена Сергея Ольшевского Юлия.

По ее словам, в результате обыска в их доме изъяли все ноутбуки, в том числе не принадлежащий супругам рабочий макбук Юлии, а также все банковские карты Юлии.

— Я сказала, что они забирают у меня финансы, что я не смогу в ближайшее время заработать и обеспечить себя. На это мне ответили, что ничего страшного нет, и порекомендовали взять отпуск. Кроме того, они долго спрашивали, где банковские карты моего мужа и его паспорт. Но я этого не знала, потому сказала им обращаться с этими вопросами к моему мужу.

Насколько я понимаю, о том, что мужа задержали, мне должны были сообщить в течение 12 часов. Прошли практически сутки – информации не было.

В итоге я написала жалобу в Генеральную прокуратуру и поехала туда. Когда я искала место, чтобы припарковаться у прокуратуры, мне позвонил следователь из ДФР и сказал, что моего мужа задержали 23 декабря в 10 утра. На мой вопрос «где же мой муж был целую ночь?» следователь ответил, что не знает, — делится Юлия Ольшевская.

После того, как ее мужа перевели в СИЗО на Володарского, она говорит, что узнает новости о нём только от адвоката.

— Всё, что я знаю: он в камере, где с ним 15 человек. Он держится хорошо, чувствует себя нормально. Я надеюсь, что там в камере у них дружественная обстановка, — говорит жена Сергея Ольшевского.

Адвокат Антон Гашинский подтвердил, что его допустили к подзащитному только 24 декабря, хотя он вместе с адвокатами остальных задержанных находились у здания ДФР накануне до позднего вечера.

— А в отношении задержанных, в том числе и Сергея Ольшевского, в это время проводились оперативные мероприятия в виде опросов. Ольшевский, как и Слуцкая, просидел на стуле весь вечер и всю ночь. Утром, после того как было оформлено официальное задержание Ольшевского, было возбуждено уголовное дело. После этого всех задержанных, включая Слуцкую и Ольшевского, отвезли в ИВС на Окрестина, где они находились до 24-го числа.

А 24-го их уже повезли в здание Департамента финансовых расследований, допустили адвокатов. Адвокаты смогли до начала допроса переговорить со своими клиентами, а после уже непосредственно участвовать в следственных действиях, — рассказал Антон Гашинский.

Такая строгая мера, как арест, по данной статье применяется нечасто

Адвокат Петра Слуцкого Андрей Санкович сообщил, что ущерб, фигурирующий в документах, уже погашен, и защитники на этом основании намерены ходатайствовать об изменении меры пресечения подзащитным.

— Уже известно, что всем участникам предъявлено обвинение по статье об уклонении от уплаты налогов. И Пётр проходит как один из соучастников.

Такая строгая мера, как арест, по данной статье применяется нечасто. Я бы сказал, что для назначения такой меры должны быть какие-то веские основания, исключительные обстоятельства: человек может скрыться от следствия и суда, воспрепятствовать восстановлению истины по делу.

Как правило, если лицо намерено возместить ущерб от неуплаты каких-то налогов, то избирается более мягкая мера пресечения — в виде залога, подписки о невыезде, домашнего ареста, к примеру.

На данный момент ущерб, фигурирующий в документах, погашен. Мы намерены ходатайствовать об изменении меры пресечения. У меня есть основания полагать, что Петру могут изменить меру пресечения, — сказал Андрей Санкович, предупредив, что находится под подпиской и не может раскрывать подробности следствия.

При этом он выразил надежду, что в дальнейшем, в ходе расследования, ситуация по делу станет более понятной.

— Данное преступление не относится к категории преступлений против личности, против жизни и здоровья. Практика показывает, что зачастую органы предварительного расследования при окончании следствия обязательно спрашивают у обвиняемого, заявляет ли он ходатайство об освобождении его от уголовной ответственности.

При погашении ущерба лицо может быть освобождено от уголовной ответственности. Но окончательное решение будет уже принимать Комиссия по помилованию при Администрации президента. Каждое ходатайство рассматривается отдельно. Но это при окончании следствия, если будет доказана его вина и будет предъявлено окончательное обвинение, — отметил адвокат.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 3.9 (оценок:9)