Юлия Латынина, ”Ежедневный журнал”
А что думает товарищ Иванов о Беларуси?

Министр обороны РФ Сергей Иванов известен резкостью и недвусмысленностью формулировок. Слова типа «ахинея», «балда», «полная чушь» и «маразм» произносятся им не реже раза в месяц.

То он объяснит своему эстонскому коллеге, что русские непохожи на инопланетян, то обрушится на маленькую Литву, защищая героически заблудившегося на ее территории майора Троянова, то с гневом отвергнет подозрения в том, что офицеры ГРУ в Грузии занимаются шпионажем (ну естественно, это ахинея и маразм, утверждать, что офицеры Главного разведывательного управления занимаются разведкой — Иванову ли не знать?).

Надо сказать, что все эти резкие высказывания в адрес Чехии, Литвы, Латвии, Эстонии и пр. имеют кое-что общее. Все они направлены против стран, с которыми у России нет серьезных конфликтов.

Не то, ежели попытаться найти высказывания министра обороны по поводу стран и ситуаций, с которыми у России проблемы.

Батька Лукашенко, отправив Россию в нокаут (фактически мы согласились на все его требования и даже деньгами за газ получаем прежние 46 долл. за тысячу кубов, добирая остальное фантиками «Белтрансгаза»), вошел во вкус и выкатывает России новые претензии. То он требует, чтобы правительство взыскало с России 3,5 млрд долл., то грозит объявить тотальную войну «по холодильникам, тракторам, телевизорам», то напоминает о «военных услугах» России, которые обходятся Беларуси в копеечку.

В этой ситуации хотелось бы услышать мнение министра обороны Сергея Иванова о Беларуси. Просто для приличия: когда диктатор страны, являющейся зоной стратегических интересов России и находящейся у нее на содержании, ведет себя не как марионетка, а как «крыша», хотелось бы услышать, что думает об этом министр обороны. Потому что введение войск в страну, являющуюся зоной жизненных интересов любой другой страны, определяется только одним параметром: возможным успехом или неуспехом операции.

Министр обороны о Беларуси — ни слова. Нет такой проблемы у России. А ведь любопытно было бы послушать, что министр думает хотя бы о «военных услугах», которые Лукашенко еще в 2003 году оценивал в 25 млрд долларов. А услуг всего-то — радиолокационная станция в Барановичах (аналогичную Габалинскую РЛС Россия арендует в Азербайджане за 7 млн долл. в год.) да узел связи военно-морского флота в Вилейке, ретранслирующий сигнал на подводные лодки в Атлантике.

И хотелось бы услышать от Минобороны: если Барановичи и Вилейка так незаменимы для нас, то почему, за все эти годы нарастающего конфликта с Беларусью (а что конфликт будет острейший, ясно было уже с 2003-го, когда Путин чуть было не отключил белорусам газ), — почему за все эти годы Минобороны не продублировало, к примеру, Вилейку в том же Калининграде? Неужели это так дорого? Неужели дороже тех 700 млн долл., которые Беларусь получила от нас в подарок, закупая С-300 не по экспортной цене в 180 млн долл., а по внутренней, в 13 млн долларов?

Или вот, допустим, Китай. Китай — это не взбалмошный Батька. Это сверхдержава XXI века, великая империя и великий народ, которого американские военные, например, еще недавно рассматривали в качестве своего стратегического противника. (Теперь бросили — поняли, что войной тут не одолеешь.) Китай запустил баллистическую ракету и сбил в космосе свой спутник. Реакция министра обороны: это «абстрактные» сообщения, которые не имеют «противоспутниковой основы».

Помилуй бог, вот ракета, вот спутник. Что же тут «абстрактного»? Ракета взяла и сбила спутник. В чем же тут отсутствие «противоспутниковой основы?» Какая она, эта основа? Каменная? Медная? Спустя неделю президент Путин говорит об этом спутнике и уже ничего не говорит про «основу», а только предостерегает Китай. Логичней было бы предостерегать Китай, уволив для начала министра — чинить «противоспутниковую основу».

Или вот, допустим, Северный Кавказ. Хотелось бы услышать из уст министра обороны что-то конкретное о Северном Кавказе. Такое же конкретное, как про «инопланетян» в Эстонии и «балду» в Чехии. Вот, например, 58-я армия стоит в Джейрахском ущелье — танки стреляют по родовым башням ингушей, солдаты позируют с костями их предков в руках. Хотелось бы услышать — это способствует стабилизации на Северном Кавказе или нет?

Или вот откуда-то прилетели в декабре ракеты да и шарахнули по селу Шарой-Аргун — хотелось бы услышать из уст министра обороны, откуда они прилетели (допустим, из США) и как они способствуют стабилизации. Или о полковнике Буданове — тоже хотелось бы услышать что-то конкретное. Но не говорит министр обороны ни о Джейрахе, ни о Шатой-Аргуне, ни о Бороздиновке так смачно и конкретно, как, допустим, о намерении Грузии вступить в НАТО: «хотеть не вредно».

Правда, один раз он поразил журналистов замечанием, что ситуация на Северном Кавказе похожа на ситуацию в Кашмире. Знаете чем? И там и там действуют международные террористы. И проникают из-за рубежа. И живут на зарубежные деньги.

Ну это же естественно, правда? Вот смотрит ингуш на солдат в Джейрахе, с костями в руках, а потом берет в руки автомат. Почему — известное дело. Из-за зарубежных денег.

Я, конечно, понимаю, что не только министр обороны виноват в состоянии нашей армии. Но есть начальники двух типов. Одни — профессионалы — решают проблемы. Другие — непрофессионалы — находят виноватых. И несложно догадаться, что скажет министр Иванов в Небесной Думе, куда он будет вызван когда-нибудь на Правительственный Час. Во-первых, скажет он, дедовщины в российской армии нет. Во-вторых, виноват в ней не я, а детский сад.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)